Автор Александр Вишневецкий

Часть 10

Продолжение. Начало см.:  В тройном измерении (часть первая);  В тройном измерении (часть вторая); В тройном измерении (3 часть)В тройном измерении (4 часть)В тройном измерении (5 часть)http://elegantnewyork.com/vishnev-6/;  http://elegantnewyork.com/vishnev-6-2/http://elegantnewyork.com/vishnev-8/http://elegantnewyork.com/vishnev/.

 

Сон.

Ночь была не за горами, новости звучали драматически. К этому давно шло, но казалось, что обойдется. Обычно по вечерам внешний мир не проникал в его дом, но ситуация тревожила. С этими настрониями направился в спальню, заранее предполагая, что предстоят необычные сновидения …

Нет, нет и еще раз нет … Это не могло произойти. Она не могла превратиться в руины. Он бывал рядом, проходил мимо неё много раз, все было на месте и, казалось, стояла вечно. Коварные слухи, он должен их проверить, увидеть воочию. Конечно, симптомы появлялись, тучи сгущались давно. Первые руины нескольких фондов, сложные переплетения событий, приведших к обвалу финансового гиганта. Маркет уже давненько шатает, как во время  сильнейшего шторма. И вот эти страхи,  с которыми всегда приходилось бороться.
Он понимал, что пока не увидит своими глазами, не успокоится. Решил лететь, не откладывая. Погода была ясная и путешествие предполагалось безопасным.
Над Нью-Джерси все прошло благополучно, волны зеленой, желтой и красной растительности отвлекали и успокаивали. Редко смотришь на них сверху, необычный угол зрения. Гармоничные пятна смешивались и рисовали огромных размеров абстрактные картины, перетекающие одна в другую.
Направление полёта было успешно выбрано и до границы с Нью-Йорком долетел за полчаса, а дальше к реке. Как приятно лететь ранним утром, воздух чистый, хочется вдыхать глубже. Но небо, что-то не так, такого неба он не видел раньше. Восходящее багряное солнце распадалось на осколки, освещая его извивающимися полосками, которые, скрещиваясь, растворялись в бесконечности оживающих глубин небосвода. Фантастическое, запоминающееся зрелище. Количество осколков постепенно росло и зарево заливало края горизонта огненным светом.
Засмотревшись, не заметил, как приблизился к реке, а дальше открылась вздувшаяся поверхность воды, словно возмущенная ограничивающими ее берегами, готовая атаковать берег нижней части города.
Как необычно лететь, приближаясь к городу. Издалека он вырисовывается огромным массивом высоких зданий, плотно слившихся друг с другом в единое целое, омываемое со всех сторон водой.
Он быстро пересек реку и, ворвавшись в город, стал приближаться к Church Street со стороны строительной площадки на месте бывших Близнецов.
Ох уж эти отражения в зеркальных поверхностях высотных зданий. Такие загадочные, ни на что не похожие, порождающие невероятные преломленные фигуры и будоражащие вооображение.
Не прошло и несколько секунд, как долетел до St. Paul’s Chapel, старейшего храма города. Стоило засмотреться, чуть было не зацепил ее шпиль. “Нужно быть осторожным, не увлекаться скоростью и следить за попутным ветром. Так можно и не добраться до цели,” – подумал он.
В колодце Broadway Street тут же ударил в лицо ветер. “Вода со всех сторон, здесь всегда дует в лицо и лететь сложнее, покачивает,” – отметил он. Стал приближаться к Trinity Church, миновав скверик, который до сих пор грустил по отсутствующим Близнецам. У старой церкви нужно было принять решение, лететь ли прямо и поздороваться с уже просматривающимся знаменитым Быком, или повернуть направо по Wall Street. “Ну что тут поделаешь, Бык поник, голову опустил, а известная улица все такая же. Полечу по ней и сверну позже.”
Улица была пустынна, лишь полицейские, прислонившись к заграждениям,  приветствовали ранних прохожих. На пролетающего никто не обращал внимания и он  благополучно миновал New York Stock Exchange. “Что ж, поверну направо и полечу по Broad Street. Эти флаги, вечно мешают летать,” – он опять вздохнул.
Цель полета на Water Street уже приближалась, сердце потихоньку щекотало и теплилась надежда, что все на прежнем месте и без особых изменений. Но некоторые признаки подсказывали обратное. Столб дыма поднимался ввысь и небо было усыпано надписями Credit default swaps, Ponzi schemes, Mortgages, Mortgages по многу раз. В этом была своя правда, маркет стал на это реагировать. И в этот момент открылась ужасная картина действительности, компания лежала в руинах, останки продолжали рушиться, перегораживая проезд довольно широкой улицы. “Да, да и еще раз да … Это произошло  и последствия непредсказуемы”. Окатило жаром и дымом, нужно было глотнуть свежего воздуха, благо река поблизости. “Скорее к воде, она то на месте. Представляю, что произойдет после открытия маркета”, – подумал и полетел дальше.
У воды стало легче, она серебрилась, в дымке просматривался Бруклин, опоясанный знаменитым променадом. Знакомые мосты слева необычно покачивало, будто и они реагировали на экономические волны.
На обновленной набережной было пустынно, одинокие бегуны занимались свои утренним моционом. Лишь на лавочке сидели трое и беседовали. Крайний справа был несовременный, с тростью в левой руке и большой сигарой в правой, в костюме неопределенного времени. Он, повернувшись в пол-оборота, беседовал с двумя молодыми людьми, в темных костюмах и белых накрахмаленных рубашках. Из под лавочки виднелся громадный пушистый хвост кота. Вдалеке справа стояли две экзотические фигуры, готовые прореагировать на любой жест своего хозяина.
Он сразу все понял, такая сцена уже была проиграна в прежние времена, в саду знаменитого города лет сто тому назад и не очень хорошо закончилась. Кто-то, что-то тогда пролил,  люди исчезали бесследно, входные двери в коридорах коммунальных квартир были заколочены.
Загадочная фигура обращалась к сидящим мужчинам. Наш герой наверняка мог предположить темы их разговоров о вере, запретах и заповедях. Ох уж эти неверующие, эти подозрительных взгляды на странного, взявшегося неоткуда собеседника, говорящего о расплате.
“Ну что ж, разницы собственно никакой нет, много общего, а главное – неверие и …”.
А река все серебрилась перед глазами и текла, унося с собой и хорошее и плохое одновременно. “Нужно следить за ближайшими событиями в городе, также, как и тогда, в другой стране, что-то обязательно еще произойдет. Расплата не за горами и, конечно, Его ежегодный бал, как всегда грандиозный. Остается лишь открытым вопрос о выборе королевы бала, все остальное уже предрешено. Да будет бал!”
Он полетел дальше в хаотическое пространство сна, уже без цели и лишних мыслей. 
   Бал отгремел, померкли свечи,
   Погас камин, зал растворив,
   Толпа вновь превратилась в тени,
   Лишь небеса полк туч залив.
   Там были все из приглашенных,
   Не суждено событие пропустить,
   Бал королевы ежегодный,
   Уж никому его не позабыть.
   Вначале были чудо-мазь, полёт и месть,
   Они проплыли в небесах в экстазе,
   И пронеслась о бале весть,
   Свидетели давно уж ожидали.
   Свершение просьб – награда залу,
   Быть королевой нелегко,
   Там каплям крови её сложному узору
   Дано покрыть пол, словно решето.
   Она по всем канонам бесподобна,
   И каждый шаг есть подсказать кому,
   Она и совершена, и покорна,
   Всех обласкала на лету.
   Здесь нет аналогов и параллелей,
   Он устроитель, дирижёр всего,
   В Его руках букеты почестей,
   И зло карать Ему легко.
   Он вечен, как сама природа,
   Все видел страны, города,
   В деталях знает, как познали Бога,
   Тому свидетелем Он был сполна.
   Он сделал выбор, выбор пал на них,
   Страданья их уж излучают свет,
   Приобретая божий лик
   И отражаясь в зазеркальe лет.
   Бал завершен и просьбы прозвучали,
   И выйдя из огня, роман окутал вечность,
   Уж где-то петухи зарю встречали,
   Они вдвоём летели в бесконечность.
   …
   Так помните же, рукописи не горят,
   Он правит балом вечно.
 Александр Вишневецкий