От Редакции: Не знаю, вышли ли эти короткие истории за пределы пространства Facebook, возможно, наш журнал первый кто выпускает их в большой свет, в котором еще живут те, кто НЕ попал в социальные сети виртуального мира. Если так, то желаем Байкам от Игоря Судмедэксперта широкого плавания!

Есть вероятность, что не все читатели воспримут эти истории безоговорочно и, скорей всего, найдется тот, кто будет шокирован или, по меньшей мере, удивлен. Поэтому, Редакция советует: если вас настораживают или смущают тема или неформальная лексика этой публикации, бросьте, не читаете дальше.

Нам же кажется, что эти Байки неординарны, интересны и жизненны. Они затрагивают темы, о которых редко кто пишет, тем более в таком ракурсе. На наш взгляд, они заслуживают внимания, тем более из уст очевидца, явно наделенного талантом рассказчика.
В тексте сохранена лексика автора.
Иллюстрации прямого отношения к тексту не имеют. 🙂

Интервью из «антисептического склепа» с автором баек было опубликовано в нашем журнале 31 мая, советуем прочесть.

Подборка №1.

Игорь Судмедэксперт

 

Пятничная доза баек из антисептического склепа – о религиозных фанатиках и о том, как логика и современная медицина пытаются противостоять архаичности.

Сразу заявляю, если вы религиозны и вас оскорбляют высказывания против религиозного фанатизма, не читайте этот пост, дабы не оскорбить свои чувства верующего.

Я знаю, что обещал рассказать про самоубийц, но они никуда уже не денутся. Поэтому вот вам небольшой экскурс в те маразматические случаи, которые происходят в больницах ежедневно.
Чуть больше года назад я рассказывал про девочку, которую привезли с болями в животе, а она оказалась беременной и родила прямо на каталке. Она была пухленькая и румяная, как пампушка. Её бойфренд сам с перепугу отложил личинку и начал лепетать, что это невозможно. Она не должна была забеременеть, потому что они делали «это» стоя. Ээээээ? Что? Что????? Оказывается, они из какой-то ультра-консервативной христианской общины, и их духовный лидер наставлял мальчиков, что если заниматься «этим» стоя, то девочка не забеременеет, и, таким образом, это не будет грехом в глазах Бога. Как видите, наставления не сработали. Медсестра долго объясняла им, что да как, пока не приехали родители и не устроили скандал, что мы развращаем детей и пытаемся привить им веру Сатаны. От ребёнка они отказались. А ребёночек был на редкость хорошенький, здоровый, щекастый. Куколка. Благо, впоследствии его сразу усыновили. Вот вам и христианская сердечность, и любовь к ближнему.

Я спокойно отношусь ко всем проявлениям человеческой сути и живу по принципу «живи сам и дай жить другим». Чем бы дитя ни тешилось, лишь бы не бралось за оружие. Но у меня страшнейшая аллергия на навязывание мне собственного мнения и попытки привить мне какие-то религиозные мансы. В таких случаях выпускаю иголки, шипы и когти, и начинаю кусаться. На вопрос, верующий ли я, всегда отвечаю: «Я читающий».

Так вот, религиозная тема имела продолжение. Вчера у беременной ортодоксальной еврейской женщины начались боли в животе. Привезли её в больницу, осмотрели, диагноз – плод умер в утробе несколько дней назад. Самостоятельно разродиться она не могла. В таких случаях кесарят и извлекают плод. Охххх, какая истерика началась у мешпухи. Мол, нельзя идти против Бога Оказывается, в тех редких случаях, когда ортодоксальный иудаизм разрешает операцию, нельзя потерять ни капли крови, и вся кровь должна быть сохранена, а если она была пролита, то ее следует влить обратно. Плод и плаценту извлекли, роженицу отправили приходить в себя. Семья попросила проститься с плодом. По закону, мертворожденные должны пройти вскрытие и (при желании) молекулярное тестирование. После вскрытия плод возвращают родным на погребение. Я переговорил с мешпухой, объяснил, что да как. В голове даже мелькнула мысль позвать на вскрытие раввина, чтобы все было кошерно. Благо, эту идею я не озвучил. Так мешпуха решила устроить всем койхес: выкрали плод и увезли неочухавшуюся роженицу, чтобы хозеры не трогали святое. Ну и надо было устраивать этот мишигас, когда вам все собирались вернуть??? Естественно, после кражи плода это автоматом становится подсудным делом. Вызвали копов. Копы, как всегда, опоздали, видать, очередь за пончиками была слишком длинной. В итоге глава мешпухи вернулся, ибо они забыли плаценту. Тут его и повязали.

Буквально через два часа был уже более серьёзный случай с дальними кузенами иудеев – мусульманами. Звонит мне медбрат Вася: «Эй, КГБ, походу, у нас для вас сюрпрайз». Не люблю я подобные сюрпрайзы, ибо это точно не цветы и не тортик, и, тем паче, не Рэнж Ровер

Нехотя походкой пеликана пришёл в отделение экстренной помощи, а там ортодоксальная мусульманская семья: четыре бородача и их пятеро женщин, одетых в «костюмы ниндзя» (бурки). На каталке лежала мёртвая девочка, совсем малышка. У меня все сжалось. Только не ребёнок! Ниндзя завопили. Нельзя трогать, и вообще я – нечистая тварь и не имею права прикасаться к святому. Ох уж эти Богом избранные… не зная, что делать, вызваниваю судмедэксперта (а она – просто лазер) глянуть на малышку через десять минут. Судмедэксперт, не прикасаясь, посмотрела на тельце и показала мне глазами на дверь: «Айда выйдем». Мы вышли, и она зашептала: «Быстро вызывай копов!!! У нас насильственная смерть». По закону все умершие до 18 лет подлежат вскрытию. Семья устроила танцы с бубном и визг, не давая прикасаться к телу. Приехали копы, «ниндзя» скрутили, судмедэксперт забрала девочку на вскрытие. И что вы думаете? Изнасиловали девочку, и она умерла от внутреннего кровотечения. Этих извергов повязали.

А напоследок я приведу цитату моей любимой актрисы, Дамы Мэгги Смит: «Религия – как пенис: чудесная вещь, которой можно гордиться, но когда начинаешь его доставать, трясти на публике и совать всем в лицо и в глотку, вот тогда начинаются большие проблемы».
Всем спокойных и логичных выходных.

Порция баек с паутиной из антисептического склепа – про зомби и здоровый мочевой пузырь.

Моя маман на Родине была патологоанатомом, прошла все тернии советской медицинской школы и получила ценный опыт работы в анатомической, клинической, военной, научной и судебной ветвях патанатомии. Она много рассказывала о своей практике, но больше всего мне запомнились её страшилки о том, как у них на столах просыпались или садились трупы. Меня это приводило в шок, снились кошмары.

Прошли годы, и вот неожиданно я попадаю в патанатомию. А я ведь зарекался хоть чем– либо походить на маман. Но, видать, гены пальцем не раздавишь. И так получилось, что, помимо маминого (тяжелого) характера, я унаследовал и карьерный путь. В Америке мы оба работали, – она, благо, до сих пор, – в фармацевтических фирмах, оба занимались исследованиями на животных, оба создали гистологические лаборатории. И я таки попал в патанатомию, как и она когда-то. Пардоньте, отступил от темы.

Когда я начал работать и по служебным обязанностям стал приходить в морг, патологи начали меня запугивать, что мол, бывает, что просыпается человек на столе. Мол, это со многими бывало – так, чтобы я не терялся. И что называется это «синдромом Лазариуса», в честь Лазаря из Вифании, которого вернул к жизни Иисус на четвертый день после смерти. Ну, думаю, пиздёж и провокация. И на эти страшилки не обращал внимания. Мне уж давно не пять лет.

Патологи старой закалки до сих пор вешают на большие пальцы ног трупов маленькие колокольчики. В старину это была стандартная методика, чтобы не похоронить ещё живого человека. Вдруг зазвенит?!

Картина маслом: моя вторая неделя на работе, прохожу боевое крещение. Трупов я до этого дня ещё не видел. В районе солнечного сплетения холодок. Я, с протокольным фэйсом, в белом халате и хирургической пижаме, спускаюсь в наш чистый и светлый морг. Делаю обход и проверяю планерку на день. На столах ждут тела. Некоторые прикрыты простынями. Со мной работали два санитара-техника – два огроменных амбала с меня ростом (207 см), только шире раза в два. Брутального вида детины. Ну, с такими и на войну не страшно.

Я раздал ЦУ – что, с кем и как делать. Встал к компу, чтобы ввести данные, амбалы начали манипулировать с телом. Вдруг среди этой идиллии раздаётся не то кашель, не то всхлип. Мы с удивлением переглянулись. Прислушались. Ничего, только лёгкое вибратто от ламп и звук камеры. Продолжили. Тут отчётливо послышался глубокий вздох с другого конца комнаты. Мы напряглись. У меня начали бабочки в животе усиленно махать крыльями, адреналин давал о себе знать. Я говорю амбалам, – сходите и проверьте, что там. Оба покрутили пальцем у виска: «Тебе надо, ты и проверяй». Я сделал шаг, и!!!!!!!!!! На последнем столе резко вздымается простыня, а под ней с хрипами и кашлем начинает копошиться и вставать «тело». Самый крупный амбал завизжал, как маленькая девочка, взяв верхнее Си восьмой октавы, и пулей вылетел из комнаты. Я и не знал, что мужские связки способны на свистковый регистр. Я был парализован ужасом, мозг замер и отказался организовывать импульсы, чтобы привести моё тело в бегство. Я не мог даже вдохнуть – на пару секунд отключился весь организм. Мои детские кошмары реализовались. И… Барабанная дробь! Я таки с переляку обоссался. Можете говорить, что хотите, но я бы хотел посмотреть на того смельчака, который бы поступил иначе. Реально, от этого ужаса ты прекращаешь контролировать свой организм. Благо, позора я избежал, потому что на все помещение ощущалась вонь содержимого кишечника. Да, вы правильно подумали, второй амбал-техник в ужасе наложил кучу в штаны. Я его теперь (про себя) называю Дерьмовочкой.

Что же до ожившего трупа, то, оказывается, люди все же могут впадать в состояние клинической смерти. Зомби оказался сухоньким старичком, который не проснулся утром. Жена вызвала скорую. Его привезли. Врач констатировал смерть. Выждали положенное время. Привезли к нам. Но, видать на Небесах был иной замысел, или они сделали ошибочку, и дедушку вернули. Я бы сказал, – вовремя. Дед страшно перепугался сам и до усрачки (буквально) напугал нас. Благо, все обошлось: никто не умер, инфаркта не было, только запачканные штаны, немного позора и очень долгое объяснение с начальством. Дедушка нас очень долго благодарил, а наше начальство вкрадчиво и деликатно пыталось объяснить ситуацию жене «зомби».

Неделю я немного заикался, нам всем пришлось пройти месячную консультацию у психолога. Вот такой коварный «Лазарь из Вифании». А завтра я еду на конференцию судмедэкспертов, где будут рассказывать о разных ужасающих случаях. Продолжение следует.

Пятничная порция баек из антисептического склепа – про блестящий ум, нетерпимость и желание быть собой.

*

Вчера я опять ездил на трупную ферму, отвезли груз-200, а я прошел тренинг по определению пяти разных стадий смерти. Кроме того, мне дали пострелять из автомата на полигоне и посмотреть, как пираньи за считанные минуты съедают тело. Но про это я расскажу в следующий раз.

Мне во время визита вспомнился мой самый первый случай в судебке. Было очень боязно. До того момента я уже насмотрелся на обыкновенные розовощекие трупаки, а разложенку ещё не видел. В таких случаях моя маман говорит: «Умер-шмумер, лишь бы был здоров». У меня никогда ничего не бывает просто, и первый случай оказался очень сложным. Наша судмед провела меня через конвой охраны, мы переоблачились в униформы и зашли; в нос мне ударил тошнотворный сладковатый густой запах тухлого мяса. Он заполнял все щели помещения, проникал в поры кожи, въедался в волосы. Меня резко повело. Судмедэксперт спохватилась и сразу подсунула мне нашатырь – мерзкое, но очень эффективное средство. С тех пор у меня с собой приготовленная мной смесь эфирных масел, чтобы запах не бил так сильно по мозгам.

На столе, на чёрном трупном пакете, лежало серо-коричневое месиво с торчащими костями, источающее зловещую вонь. В горле возник ком, любое желание идти вечером на свидание в ресторан пропало. Меня качало и подташнивало.

Эксперты приступили к делу. Труп был найден хайкерами в лесу на севере Нью-Йорка, и изрядно успел разложиться. Тело пролежало несколько месяцев, и от органов ничего не осталось – все сожрали насекомые и животные. Антрополог был в замешательстве: он не мог определить пол трупа. Вроде бы все черты женские, и размер костей, и черепные маркеры. Но углы таза указывали на мужской пол. Зубов не было, так что по картотеке зубных снимков проверить было нельзя, имплантов тоже не было. Нужно было делать реконструкцию лица. Я боялся подойти к столу и наблюдал на расстоянии. Останки погрузили в аквариум и оставили прокипятить, чтобы очистить кости. Когда техники разложили косточки на столе, антропологу открылась непонятная картина.

Многие кости подвергались ремоделированию, то есть имелись следы или заживления переломов, или последствий от косметических процедур. На черепе были сточены все кости, словно женщина полностью переделала лицо; ребра были удалены, и на ногах были следы вытягивания костей ног (аппарат Илизарова). Антрополог не мог понять, как начать реконструкцию лица, столько было изменений. Кое-как воссоздали и получили «лицо Барби», – но ни в одной картотеке пропавших без вести, как и в реестре дорожных прав, не было подобной женщины.

В таких случаях вызывали отставного антрополога на пенсии. Пока многие из нас ходили пешком под стол и учились писать стоя, этот дядечка-легенда уже щелкал такие дела! Он основатель некоторых методик. Короче, Элвис Пресли судебной антропологии.

Пришёл бодрый дедок, похожий на плод любви Санта Клауса и эльфа. Ему чуть ли не красную дорожку к трупу не выкатили, некоторые почти сделали книксен. Он, гордо задрав голову вверх, прошёл мимо «придворных», зорко глянул в мою сторону и спросил: «А кто этот жираф?» «Новенький», – отозвалась судмед. «Ну, малышня, харе подпирать потолок и хлопать глупыми зенками, сгоняй за кофе дяде». Я очень «люблю» дедовщину и хамство, и тихо, но сухо ответил: «Я не официантка и не ваша жена, а специалист, поэтому за кофе можете сходить сами». Театральная пауза и ужас на лицах. Сейчас грянет гром и засверкают молнии, Зевс сурово накажет простого смертного. Но ничего не произошло, старичок хмыкнул: «Ааа, русская царевна. Тогда ладно, кофе не ннннада».

С тех пор он меня только так и называет, и никакие мольбы и увещевания, что Царевны Игоря быть не может, не действуют. Король бросил взгляд на труп, ухмыльнулся, подозвал меня и спросил, что думаю я. Я в тот момент думал, как не блевануть, и чем надушиться на свидание. Пришлось быстро соображать. Зачем-то взял подъязычную кость, увидел трещину и предположил, что женщину задушили. Он строго ответил, что не это он у меня спрашивал. Повернулся к нам и назвал выкидышами науки.

Перед нами лежал труп транссексуалки – молодого мужчины, который после серии тяжёлых операций стал юной девушкой. Король сказал, что можно изменить форму лица, но расстояние между глазами изменить невозможно. Заметил и еще один наш прокол: мы не совсем точно определили этническую принадлежность девушки. Так всегда – самое понятное и логичное объяснение находится у нас перед глазами, но заметить его может только незаурядный человек. Он предложил попробовать взять пункцию костного мозга с помощью одного раствора. Получилось, разогнали на аппаратах, – таки ХY, мужской набор хромосом. Переделали лицо – и сразу нашли того, кого искали. Антрополог копнул дальше, и выяснилось, что девушку все-таки задушили, наступив большим рабочим ботинком на шею и грудь и разорвав трахею.

Сообщили родственникам убитой девушки в другом штате. Она уехала из маленького городка, чтобы быть собой. Какая-то тварь не дала ей этого сделать и убила на почве ненависти. В подробности вдаваться не буду, но тварь нашли и осудили на много лет.

Я извлек важные уроки из моего первого дела:
1) У меня течка на умных людей. С тех пор я стал фанатом Короля Антропологии, исправно подношу ему кофе и сижу, поджав передние лапки, когда он наносит нам визиты. Более умного человека я не встречал.
2) Живите сами и дайте жить другим. Мы не имеем никакого права диктовать свои условия и осуждать попытки других найти счастье в жизни и гармонию. Не красота спасёт мир, а доброта.

Порция баек с паутиной из антисептического склепа: про дальтонизм и похуизм.

Прошло больше года с тех памятных событий, и теперь я могу вам об этом рассказать. Ничего не предвещало головной боли, но шило таки нашло мою задницу, и весь день был потерян. А ведь так хорошо начиналась пятница: начальница сделала всему отделению подарок – заболела и не пришла. Меня угостил завтраком медбрат Вася. Я получил классные духи в подарок. Короче, дышал духами и туманами, чинно пил кофе и предвкушал бесчинства на выходных. Как бы ни так!

Настойчиво зазвонил телефон, и плаксивый голос завизжал в трубку: «Хьюстон, у нас проблемы!». На сей раз в морге.

Мухой спустился в царство мертвых, думая, что мои огры либо напортачили с документами, либо опять похерили тело. Но меня ожидал очередной сюрпрайз. Меня встретила старшая по смене и представила обеспеченную еврейскую семью, которая пришла забрать дядю. Они хотели устроить похороны с открытым гробом (совсем не стандартная еврейская семья). Претензия была такова, что то тело, которое мы им отдали, – не их дядя. Я откинул простыню, а под ней лежал черный мужчина в возрасте. На вопрос: «А что вам не нравится?» они заверещали, что это не их дядя, а какой-то незнакомый мужик. И вообще – он черный, а они нет. Я предпринял последнюю попытку: «Вы что, расисты???». Не сработало.

Глянул я на документы и ахнул. Наши огры опять перепутали тела, и еврейского дядю отправили в крематорий!!! Согласитесь, открытый гроб и прах вещи малосовместимые, как язык Эзопа (шутка). А вместо еврейского дяди мы попытались вкрутить семье бомжа, которого надо было кремировать. Ну а что, хоть один раз человеку бы сделали приятное. Но нет.

Когда я это осознал, у меня чуть мочевой пузырь не выпал. Глянул на часы: ровно пять минут до отправки грузовика с телами в крематорий. И он в другом конце больницы. С диким ором: «FUUUUUCK!!!!!» я понесся к грузовику. Народ еле успел отскакивать, чтобы не столкнуться с моей не очень грациозной тушкой: ну сами посудите, 100 кг чистого золота несётся на скорости 15 миль в час за пять минут, с ускорением три фута в минуту. Короче, при столкновении – неминуемая смерть. Все разбежались. Люся Гурченко была права – за пять минут можно сделать очень много. Грузовик уже начал выезжать на улицу. Я попробовал совершить «прыжок свободы» Нуриева, но рухнул, как куль с говном, прямо перед грузовиком и заорал: «Стояяяяяяяять!!!!». Вынырнул из салона водила с матюками. Я ему, тоже матюками, объяснил, что огры перепутали тела, и вообще – отдайте еврейского дядю. Он отказался помогать, и я на своём горбу вытащил грузный, но правильный труп. Приказал подождать тело бомжа. И на коляске, с тем же криком «Fuck!», помчал дядю к семье. Запыхавшись, я отдал дядю родственника со словами: «Наслаждайтесь, и всем вам хороших похорон».

Бомжа водитель грузовика не дождался, послав меня на три буквы по телефону. Я ему ответил, что я там бывал чаще, чем он на свежем воздухе (почему я не могу засунуть свой поганый язык в задницу и промолчать??). И остался я с бомжом на руках. Огры чесали репы, дав своим яйцам передышку. Бомжа даже после смерти никто не хотел. Привез я его нашим студентам со словами: «Вот вам, учитесь, познавайте внутренний мир». У этого человека в итоге появилась цель – послужить медицине.

Уроки сей истории таковы:
1. Оказывается, я умею бегать.
2. Человеческий похуизм не знает границ.
3. У каждого есть предназначение в этой жизни.
4. Совершать невозможное – моё призвание.

Продолжение следует.