Хрустальный Ангел с Лаврской колокольни

 

[quote style=”boxed”]Поэзия Евгении Бильченко – это камертон сегодняшнего дня. Ее боль и сила, откликаясь в наших душах, дарит редкий шанс поверить, что ты не одинок. А что может быть важней в этом жёстком мире в наши тяжёлые времена?  Спасибо, Женя, за то что держишь нас вместе![/quote]

Евгения  родилась и живет в Киеве. Вторая духовная родина – Ивано-Франковск. Ппоэт, прозаик, переводчик, философ, культуролог, религиовед. Доктор культурологии, кандидат педагогических наук, профессор кафедры культурологии Института философского образования и науки Национального педагогического университета имени М. П. Драгоманова (Киев). Член Редакционной коллегии Международного литературно-художественного журнала «Ренессанс» (Киев). Член Общественного совета Литературно-художественного журнала «Южное сияние» (Одесса). Координатор Международного музыкально-поэтического фестиваля «Одна маленькая свеча» (Киев, 2012).

 

 

Письмо римскому недругу

Ты – Полоз.
Железный мощный Родосский Полоз.
Имперский твой Urbi жаждет владеть et orbi*.
Я – Голос.
Наивный детский упрямый Голос,
И всё, чем владею, − Библия в нищей торбе.

Ты – Сила.
Большая умная злая сила:
Аттила ракет, жандармов, газетных штампов.
Я – Ссыльный.
Бессильный маленький честный Ссыльный:
Зовут меня Стусом, Бродским и Мандельштамом.

Ты – Боров.
Крутой откормленный жирный Боров.
Но, если приспичит, движешься очень гибко.
Я – Борька,
Нескладный тощий соседский Борька,
И молча стою с потёртой еврейской скрипкой.

Ты – грозный устой Порядка.
Я просто – Совесть.
Обычная Совесть (помнишь, учила мама?)
Убить меня – всё, на что ты, мой друг, способен,
Но, милый, поверь, убить – это очень мало,

Поскольку я – Дух,
А ты, моя радость, − Тело.
Я тел не люблю ещё со времён Нарцисса.
Всё худшее, что ты мог, ты уже мне сделал:
Ты близких моих вербуешь к себе в нацисты.

Так хуле бояться казни? – Прости за маты.
Плохой из меня, наверное, матерщинник.
А завтра твой стражник явится с автоматом −
Везти меня к Стусу в безномерной машине.

Ты – Волк.
Ты – хозяин зэков и автозаков.
Шагает твой Orbis Terrarum** в ритме марша.
Я – Зайка.
Смешной, с оторванным ухом, Зайка.

Давай поиграем в «Ну, погоди!»…
Поймаешь?

14 марта 2014 г.

 

Мой Пастернак

Тарасу Шевченко

Я хочу, чтобы Яша играл на альте.
Я хочу, чтобы Даша носила стразы.
Я хочу, чтобы Машенька на асфальте
Рисовала слонёнка с противогазом.

Я хочу, чтобы птицы носили перья
Из газетной, а лучше цветной, бумаги.
Я хочу, чтобы воин не чтил Империй,
Предпочтя мамылыгу и козинаки.

Каждой свинке хочу я отмерить бисер,
Вместо бусин себя ей метнув с карниза.
Я хочу в Переделкино о Борисе
Говорить на японском с калифорнийцем.

Идиот мне ответит, что я – «увечен».
Шовинист мне расскажет, что я – «ребёнок».
Я хочу, чтобы Маленький Человечек
Соскочил с государственных шестерёнок.

Я хочу, чтобы в булочной небосвода
Пахло салом и пресной церковной сдобой…

А за слово мифическое – «Свобода», −
Если надо, мы с Братом еще раз сдохнем.

9 марта 2014 г.

Фото: kolesogizni.com

 

Очень медленно

Она уходила – медленно, очень медленно…

А он, как и в детстве, верил в седого Мерлина,
В конфеты с начинкой, в бабушкино бессмертие,
Которое всем в подарках «Roshen» отмеряно;
И в таинство Кундалини под юбкой Мэрилин.

Она уходила – ласково, очень ласково…

Так море, сжимаясь в точечный фокус ласточки,
Становится вертикалью:
В последний класс идёт
Внучонок, чья ручка, спрыснув с домашних ладушек,
Берётся за меч – к джихаду себя прикладывать.

Она уходила бережно – очень бережно…

Так волхв за Христом уходит к Другому Берегу:
Не комкая вещи и не впадая в бешенство,
Без фоток на память, без обещаний вешаться –
Без всякой, в зубах увязшей, красивой ветоши.

Она уходила – мастерски, очень мастерски…

Так мальчик, не зная правил, играет в матрицу.
А он умилялся, звал её: «Странник масенький»;
Он думал: «Пройдёт!
Помается – и сломается,
А к лету, глядишь, утешится новой маечкой
И мудрым демотиватором в мире медиа»…

Она уходила – медленно.

Очень

Медленно.

10 марта 2014 г.

Фотокартина: Caras Ionut

 

Зойка Ливингстон: Прощание с Крымом

Видишь, небо простерлось над морем холщовой рубахой? −
Звёздным бисером гильз в рукавах его вышиты притчи…
Чайку Зойку придумала тройка безбашенных Бахов:
Иоганн, Вознесенский (хоть Бахом он не был) и Ричард.

Чайка Зойка – конечно, не птица, не книга, не фея.
Но умеет по-птичьи, по-русски и даже по-жабьи.
Чайка Зойка летает не в небе, а выше, балдея
От отсутствия воздуха в стреляных лёгочных жабрах.

Но сейчас Чайка Зойка молчит.
Чайка Зойка устала
Воевать с глухотой: глухота слышит всё, кроме правды.
Чайку Зойку прогнали из стаи (точнее, из стада)
За её неспособность порхать под имперским прикладом.

Когда мир озверел и дошёл в истерии до точки,
Веря в гул БТР, а не в хипстерский гул автостопа,
Чайку Зойку покинул любимый, но это – цветочки:
Имя «Зойка» запретным для птиц огласил Севастополь.

Что ж, живи дорогой. Плюйся танком в церковное горе.
Херсонес мой – во мне. Он и стал моей детской победой.
До свидания,
Чайкино,
Чайное,
Черное море!
Я к тебе никогда, никогда, никогда не приеду…

8-9 марта 2014 г.

Илл.: Владислав Ерко.

 

На всякий случай

Татьяне Шеиной

Деревья снегом опрыщавели.
Иконы изменились в лицах…
«На всякий случай попрощаемся», −
Сказала бабушка в больнице.

Земля, распаханная рельсами,
Лежит в себе, как туз в колоде.
«На всякий случай перекрестимся», −
Сказала матушка в приходе.

Прошлась по миру революция,
Сметя параши и парады.
«На всякий случай поцелуемся», −
Сказала девочка в парадном.

Прорвалось время грязным месивом,
И кровь наполнила канистры.
«На всякий случай перемелемся», −
Сказала мельница пшенице.

Младенец тянется за выменем.
Паломник – за тропой и вестью…
«На всякий случай, отпусти меня», −
Сказал возлюбленный невесте.

Срываясь кашлем в хриплом рупоре,
Мой голос задаёт ответы.
«Сожги на всякий случай рукопись», −
Сказала будущность поэту.

На капельницах пляшут лучики.
Хирург «И цзин» по мясу чертит.
Ведь жизнь – всего лишь дело случая
В железном распорядке смерти.

А дальше лето грянет ливнями,
Ходить по морю станут лыжи…

На всякий случай отмоли меня –
За то, что я пытался выжить.

28 февраля 2014 г.

 

Мой монолог

Владимиру Маяковскому

Я – анархист.
Мне противна – любая власть:
Та, что у власти, − и та, что к ней рвется, − и та, что между.
Я пока не теряю надежды,
Но уже рискую попасть
В ряды тех, кто, записываясь в даосы, снимает
Политодежду.

Мне ненавистны сволочи, но с ними − можно бороться,
Прежде всего, сволочизм убивая в самом себе.
Куда труднее − доказывать комнатному уродцу,
Что это стыдно – выдавать свою трусость
За особую дань судьбе.

И не надо вопить мне, что я прозрел –
Я всегда был зрячим.
Да, иногда закрывал глаза на слишком слепящий мрак,
Потому что слизистая моего сердца не может,
Зрение раскорячив,
Смотреть, как поле сражения
Превращают в плацдарм для драк.

Да, мне не сидится в домах на золочёном кафеле,
Но и в трущобах из досок – мне тоже некуда деться.
И, тем более, не усидеться мне
В тылу за научной кафедрой,
Снискав по салонам славу избивателя литмладенцев.

Я мог бы «уехать к морю», но «море» − удел слабого
(То есть, достаточно сильного,
Чтобы петь в глуши,
Упиваясь слезой одесского лабуха
И деля с братанами хиппи ошмётки чести и анаши).

Но я – многодетный поэт.
Мои детолюди
Родились в неудачный год Ломовой Лошади.
И я честно сказал им, что я – дурак
И вряд ли знаю, что будет,
Когда кто-то из нас устанет торчать на Сенатской Площади.

Когда мне было двенадцать лет, у меня был брат.
Он и сейчас еще есть,
Хотя между нами – тысячи революций.
А когда-то брат говорил: «В темноте
Не худо зажечь хоть бра,
А там, глядишь, подойдет электрик
И включит люстру».

Но я не верю в электриков − и даже в Махатму Летова,
Не потому что Егор был гений
И жил по вере, −
Просто я знаю: каждая революция
Заканчивается тридцатитрёхлетием
Иисуса Христа

И заряженным револьвером у Володи на секретере.

12 февраля 2014 г.

 

 

Сказка

… А дальше, сынок, Иванушке снился сон:
Три кочки, три пня, три царства и три болота.
Он шёл через лес. Он тоже убил кого-то.
Имел он двух баб: с косой − и ещё с Косой.

В том сне был ручей. Он мёртвой зарос водой.
В ручье земляника плавала утлой лодкой.
Козлёнок лакал из камня живую водку.
Алёнка любила братика с бородой.

К утру они вышли нА берег. Все втроём:
Три зла, три добра, три дома и три снаряда.
Катюша им пела песенки до упада –
Алёнка упала пьяной в дверной проём.

И было им, друг мой, только по двадцать лет:
Из них – сто годков козлёнку, Алёнке – двести,
Иванушке – столько, сколько дадут по чести,
А бабе с косой и Бабе с Косой в обед

Исполнилась вечность. − Вечность! − Малыш, пойми,
Что вечность – легка: как пяткой костра коснуться.
Убитый в лесу на третьей заре вернулся
И в гневе сестру Алёнку распял дверьми.

Потом из козлёнка кто-то козла лепил.
Ручей заходился бубном и разнотравьем.
Дряхлели берёзы.
Сон становился явью…
___

Мёд-пиво не пей.
А лучше – совсем не спи.

3-4 января 2014 г.

 

Хрустальный Ангел

Тюрьма – снаружи. И тюрьма – внутри
(Тюрьма внутри, конечно же, – страшнее).
Попытка раз. Потом – 02, 03…
И ты − в тюрьме:
Бессилен суд в Женеве.

Наступит срок, − и мы сбежим вдвоём,
Не взяв «тушёнки», из тюремной зоны, −
И пусть друзья в игольный окоём
Суют верблюжью тушу горизонта.

Закрыто небо на стальной засов.
В тумане тает ситцевая пристань…
И шепчешь ты:
«Нас ждёт свободный Львов», −
Но Львов – мираж.
И даже Питер – призрак.

Пространства нет. Пространство истекло.
Сгорает век на баррикадных шинах.
Топча бинтами мягкое стекло,
На костылях гопак танцует Шива.

Домашней кухней пахнет Интернет,
Где в чате «троллит» бабушку ботаник.
Европы – нет.
России – тоже нет.
Студент воюет, дочитав Батая.

А где-то там, в тридцатых Соловках,
Пшеничным льдом елозя по веригам,
Другой повстанец, еретик и маг,
Сквозь даль времён
Читает наши книги.

Василий Стус – давно не побратим
Крутому постмодерному поэту.
Но снег летит…
И мы, как снег, летим!
Полёт наш – миф: на самом деле – это

К рабу, что болен внутренней тюрьмой,
Летит стремглав,
Как суицидник школьник,
Как «на деревню» Чехову письмо,

Хрустальный Ангел с Лаврской колокольни.

30-31 января 2014 г.

 

Евгения Бильченко – Член жюри Международного Гриновского фестиваля «Алые паруса» (Одесса, 2010), Литературного фестиваля «Ветер поэзии» (Киев, 2012).Публиковалась в журналах «Золотой век» (Киев), «Ренессанс» (Киев), «Art-ШУМ» (Днепропетровск), «Литера_Dnepr» (Днепропетровск), «Южное сияние» (Одесса), «Склянка часу» (Канев – Менхенгладбах), «Дети Ра» (Москва), «Зинзивер» (Санкт-Петербург), «Писатель. XXI век» (Санкт-Петербург), «Ковчег» (Ростов-на-Дону), «Север» (Петрозаводск), «Дарьял» (Владикавказ) и др.

Отдельные произведения печатались в альманахах «Современный Ренессанс» (Киев), «Каштановый дом» (Киев), «Золотая Ника» (Одесса), «Крылья» (Луганск), «Пушкинское кольцо – 2010» (Черкассы), «Семейка» (Вупперталь), в антологиях «Пушкинская осень в Одессе – 2009» (2009), «Мы помним… (1945-2010)» (2010), «Согласование времен 2010. Поэзия» (2011), «Лит-Ё» (2012).
Украиноязычные произведения публиковались в журналах «Золота доба» (Киев), «Просто неба» (Львов), в альманахах «Ну що б здавалося слова…» (Киев), «Витоки» (Острог), в антологии «Літпошта (збірка молодої поезії,
і не тільки…)» (2009).
Автор сборников поэзии «Моя революция» (2009), «Жесть» (2010), «Александрия – 208» (2010, в соавт.
с Ю. Крыжановским), «История болезни» (2011), «Две Жени» (2012), “ПОСТлирика” (2012).
Стихотворения автора в переводе на украинский язык В. Богуславской опубликованы в антологии «А українською – так» (2010).
Член ЛИТО «Літературний форум» (Киев), «Каштановый дом» (Киев), «Южнорусский союз писателей» (Одесса) и др.
Победитель Всеукраинского литературного конкурса «Витоки» (Острог, 2009) в номинации «Поезія» (1 место).
Лауреат Всеукраинского литературного фестиваля «Краснодонские горизонты» (Краснодон, 2009) в номинации «Рубленое мясо поэзии».
Победитель литературного конкурса в рамках Всеукраинского литературного фестиваля «Пушкинское кольцо» (Черкассы, 2010; 3 место). Победитель Турнира поэтов «Летающая крыша» в рамках Всеукраинского литературного фестиваля «Пушкинское кольцо» (Черкассы, 2010; 2 место).
Лауреат Всеукраинского фестиваля поэзии «Підкова Пегаса» (Винница, 2010).
Лауреат Международного литературного фестиваля имени Н. Хаткиной «Cambala» (Донецк, 2010; 1 место).
Победитель Всеукраинского литературного конкурса «Малахитовый носорог» (Винница, 2010; 3 место).
Победитель Международного литературного конкурса «Согласование времен» (Франкфурт-на-Майне, 2010) в номинации «Поэзия» (2 место). Золотой автор Международного литературного конкурса «Согласование времен».
Победитель поэтического слэма в рамках Всеукраинского поэтического фестиваля «Ан Т-Р-Акт: СЕРЕБРЯНОЕ ВЕКО» (Херсон, 2011; 1 место).
Победитель Всеукраинского открытого фестиваля поэзии «АВАЛгард» (Харьков, 2012; гран-при).
Лауреат Всеукраинского фестиваля поэзии «Ватерлиния» (Николаев, 2012; 2 место).
Победитель Всеукраинского фестиваля поэзии «Підкова Пегаса» (Винница, 2012; гран-при).