[quote style=”boxed”]Новый сезон в Метрополитен Опере в Нью-Йорке в этом году по праву называют “русским”. И не только потому, что три спектакля — “Евгений Онегин”, “Нос” и “Князь Игорь” — это оперы русских композиторов, но и потому, что у зрителей будет возможность в течение сезона услышать целую плеяду выдающихся русских певцов — Анну Нетребко, Ильдара Абдразакова, Михаила Петренко, Елену Заремба, Марину Поплавскую, Андрея Попова и других.[/quote]

 

 

23 сентября Метрополитен Опера открыла сезон премьерой спектакля «Евгений Онегин» П.И. Чайковского, в котором партию Татьяны исполнила Анна Нетребко, партию Ольги – Оксана Волкова, дирижер – Валерий Гергиев. Причем Анна Нетребко стала первой сопрано в 130-летней истории «Метрополитен-опера», которая открывала своим выступлением  три сезона подряд.

Звездный состав «Евгения Онегина» отыграл первые восемь спектаклей, включая дневной, 5 октября, с которого на весть мир велась прямая телетрансляция в рамках цикла The Met: Live in HD. В этот день спектакль в режиме реального времени увидели зрители более 1900 кинотеатров в 61 стране мира.

 

Начиная с 23 ноября  «Евгения Онегина» исполняет другой состав актеров: швед Петер Маттеи в роли Онегина, москвичка Марина Поплавская в роли Татьяны, Роландо Вильясон , тенор из Мексики, –  Ленский, Елена Максимова из Перми – Ольга. Дирижировать спектаклем, впервые в стенах «Метрополитен-опера», будет известнейший  московский музыкант Александр Ведерников, который  дирижировал «Евгением Онегиным» в Ла Скала, Большом театре и Гранд Опера в Париже.

Elegant New York был приглашён на генеральную репетицию «Евгения Онегина». Во время короткого перерыва нам удалось поговорить с дебютанткой Метрополитен Оперы, Еленой Максимовой, виртуозно исполняющей партию Ольги.

-Елена, с каким чувством Вы приехали в Нью-Йорк, чего Вы  ожидаете от вашего дебюта на сцене Метрополитен Опера?

– Если честно, для меня главное –  стоять на этой сцене и петь в этом замечательном театре перед нью-йоркской публикой! Нечего другого, особенного, я не ожидаю – роль Ольги небольшая и не очень показательная для того, что я могу сделать на сцене. Но я постараюсь отработать на все 150% и надеюсь, что меня и дальше будут приглашать в этот  театр, потому что я просто влюбилась в сцену МЕТ. Она такая большая, когда я вышла на нее в первый раз, у меня просто перехватило дух, – так страшно было (смеётся), но с другой стороны, тут такая потрясающая акустика – голос льется в зал и возвращается назад – и это потрясающе.

–  Как Вы думаете, как  Нью-Йоркская публика примет новую постановку Евгения Онегина и вас в роли Ольги?

-Я надеюсь, что хорошо. Как Вы знаете, премьера уже состоялась 23 сентября, и была успешной. Публика здесь любит классические постановки. Думаю, и мою Ольгу примут хорошо. Но, посмотрим. Не будем загадывать.

Елена Максимова дебютировала в "Евгении Онегине", Метрополитен Опере, в роли Ольги.

За Вашу недолгую, но блестящую карьеру, Вы с огромным успехом исполняли разные партии. Но есть две роли, на которые  Вас многократно приглашали в лучшие оперные театры мира – это Кармен  и Ольга в «Евгении Онегине». Такие диаметрально противоположные образы, совершенно разная вокальная интонация. Есть ли партии для меццо-сопрано, про которые Вы, тем не менее, можете сказать: «Это не для моего голоса. Я не стану это исполнять»? Или Вы универсальная певица?

 – Пока мне все интересно, я берусь за все, что мне предлагают, мне интересно что-то новое. Но, это правда, я всегда возвращаюсь к своим любимым ролям – Ольге и Кармен.

 Они такие разные, как вы можете их в себе совместить?

– Кто-то из великих сказал, что в каждой женщине должна быть невинная девочка и должна быть стерва. Думаю, в нас во всех они как-то уживаются рядом. (Смеется).

Кармен – я очень люблю ее, она такая живая, естественная. В ней есть непосредственность, ветреность юности, она  не может быть всё время стервой – она женщина и, значит, меняется постоянно.

А чем вам близка Ольга?

"Евгений Онегин". Татьяна - Марина Поплавская, Ольга - Елена Максимова.

-Она близка мне тем, что она юна, она любит жизнь. Она наслаждается… Она любит любить. Она всё любит, она открыта к жизни, к наслаждениям, ко всему, что ее окружает.

– Она похожа на вас?

– (смеется) В какие-то моменты – да.

А Кармен похожа?

-Не знаю, Кармен, скорее нет, –  я училась быть ею, – много работала, чтобы войти в эту роль.

–  Вы много гастролируете по миру, у вас такая фантастически быстрая карьера. И вместе с тем, вы ездите и по России, с концертами. Вы находите на это время. Считаете ли вы это своей миссией? Кто приходит к вам на концерты?

-Да я много езжу и для меня наслаждение ездить по России! Я всегда стараюсь не отказываться от этих гастролей, если у меня есть такая возможность. Мне это очень нравится, потому что публика всегда настолько душевная. И это потрясающе!

-На ваши выступления часто приходит молодёжь?

– Да, конечно, и очень много молодежи.

Вы знаете, я очень люблю работать с коллективами российских театров, с российскими оркестрами. Я никогда не забуду: – у меня был сольный концерт в Ставрополе, в филармонии. У нас была всего там одна репетиция с оркестром, и потом концерт. И после концерта, знаете, что сделали оркестранты? Они  перед моей гримёрной накрыли стол. (Смех). Представляете? Это было для меня высшей честью. Меня звали после концерта  на прием в дирекцию филармонии. Я ответила всем – подождите! Директор может подождать, а мне важно  пообщаться  оркестрантами! Потому что это самое главное – обмениваться знаниями. Я с огромной радостью делюсь тем что знаю и умею сама и учусь у других людей. У нас в России безумное, огромное количество замечательных музыкантов живущих в маленьких городках.

"Евгений Онегин", первй акт.

– Им там сложно проявить свой талант?

-Нет, у них всё прекрасно с реализацией таланта. Но для меня это важно – приезжать туда учиться мастерству, соприкасаться с талантом местных музыкантов. Здесь, конечно, тоже великолепные талантливые люди работают, которые уже состоялись, и это здорово работать с профессионалами и мастерами, ставшими уже знаменитыми. Я чувствую себя как проводник в мировом музыкальном пространстве. (смеется) И мне очень важны и те, и другие музыканты,  неважно, где они находятся. Если он талантливый,   с ним всегда интересно общаться.

-Это общение, эти встречи, и совместная работа даёт Вам силы для работы.

– Конечно. Это даёт мне уверенность в том, что я всё правильно сделала.

 

– Спасибо вам огромное за эту беседу! Успехов вам и счастливой премьеры в МЕТ.

 

Нынешнюю постановку «Евгения Онегина» осуществила Дебора Уорнер (Великобритания), режиссёр известный своими постановками Шекспира, Ибсена, Брехта и Бюхнера. Она выдержала спектакль в классическом стиле, правда, совершив несколько неожиданный перенос действия из начала XIX века – то есть из времени Александра Пушкина, в конец XIX века, во времена Петра Чайковского.

"Евгений Онегин", второй акт.

Немного озадачивает, когда в первой сцене, в поместье Лариных, появляется Онегин  и Ленский, в костюмах,  скорее напоминающих образы персонажей пьес А.П. Чехова, чем пушкинских героев. Но как говорит сама Уорнер:  – «Евгений Онегин» находится на одной территории с Чеховым, потому что музыка Чайковского полна сострадания к бедственному положению героев. И потому что в целом эта опера – о потерянных возможностях, причем потерянных, – подчеркивает режиссер, – по одной причине: все ее молодые герои совершают невероятные ошибки… И первая ошибка на взгляд режиссёра –  это письмо Татьяны к Онегину».

В нынешнем составе особое впечатление производят исполнители женских партий. Великолепна Поплавская в роли Татьяны, совершенно блистательна юная Ольга в исполнении Максимовой, на мой взгляд, украсившая спектакль не только своим голосом, но и актерским талантом. Очень хороша Филипповна, няня  Татьяны в исполнении  Ларисы Дядьковой.Нужно признать, что спектакль выдержан в едином русском духе. И дело не в том, что опера идет на русском языке, а в том, что характеры героев пронизаны русской страстью и душевностью. Чувства идут от сердца, а голоса исполнителей звучат как-то особенно, – эмоционально и сильно.

"Евгений Онегин", третий акт.

Мужской состав так же хорош, но, как ни странно, из всех троих замечательных певцов наиболошее впечатление произвел потрясающий бас  Стефана Косан  в роли Князя Гремина (мужа Татьяны), он  был бесподобен в арии «Онегин, я скрывать не стану, безумно я люблю Татьяну…». Конечно, прекрасна была знаменитая ария Ленского в исполнении Роландо Вильясон в сцене дуэли. Нужно сказать, эта сцена получилась весьма эффектна,- великолепная сценография, прекрасные голоса, но удивительно, почему  Онегин с Ленским стреляются на ружьях, а не на дуэльных пистолетах, как было принято в то время.

Но как бы ни удивляли некоторые моменты в постановке, музыка и ее исполнение тронули до глубины души, да и как могло быть иначе. Музыка, в исполнении оркестра под управлением Ведерникова, так хорошо известная нам с детства, звучала очень современно и мощно, но в тоже время, необыкновенно легко и романтично.

 

 

Во втором антракте нам посчастливилось задать несколько вопросов известному дирижёру Александру Ведерникову:

– Вы впервые дирижируете оркестром в Метрополитен Опера? Каково ваше впечатление?

Александр Ведерников

–  Оркестр очень хороший, и это ни для кого не секрет, что в Метрополитен очень хороший оркестр. Хотя у меня не так много репетиционного времени. Позавчера первый раз встретились, сегодня второй. Но мне кажется, что у нас очень хороший контакт и практически мне удается сделать все, что мне бы хотелось сделать. Я успеваю и, надеюсь, на спектакле все будет хорошо.

Насколько, по вашему, актуальны сегодня Чайковский, Пушкин в нынешней классической постановке?

-Ну не знаю, я не очень понимаю этот вопрос. Что значит актуален? Кому актуален, кому нет. (смеется) Тем кто книги читает, тому актуален будет. Дело не во времени и эпохе – и раньше многие люди, которые книжки не читали, на “Евгения Онегина” не ходили. Так что на них, я думаю, мы не ориентируемся.

–  А на какую публику Вы ориентируетесь?

–  Я всегда стараюсь ориентироваться на людей, которым всегда интересно узнать что-то новое, тем более, что мне кажется, что сейчас возник интерес к Пушкину. За границей Пушкин как-то не очень известен. Чайковский всегда был очень известен и всегда все любили Чайковского, а к Пушкину, мне кажется, интерес сейчас растет. Это очень радостно.

 Каково Ваше эмоциональное настроение? Как Вы себя чувствуете, как вы передаете это публике и что Вы хотите получить взамен?

– Вы знаете, я, как дирижер, должен решать огромное количество разных задач, причем не только творческого, но и организационного характера, потому что  любое дирижирование оперного спектакля – это, помимо творческого момента, еще и организация процесса. Я думаю, что к послезавтрашнему дню я все это успею, и тогда можно будет спокойно вечером выйти и действительно передать здешней публике все то, чем для меня является это произведение.

–  Вы считаете нынешнюю постановку классической? Чем она, на ваш взгляд, отличается от того, что было 10-20 лет тому назад?

– Она конечно отличается. Но я бы не стал называть ее классической. Потому что классическая постановка  – это растяжимое понятие. Дело не в том, что на сцене нет людей одетых в джинсы. Я бы так сказал, что классическая постановка  – это, в каком-то смысле, то, что выдерживает некоторую проверку временем. Поэтому, я бы воздержался говорить о постановке, которая сейчас происходит, что это классическая постановка.

Вы сказали, что перед дирижером стоят не только творческие, но и организационные задачи. Вы с огромным успехом дирижировали, наверное, во всех самых престижных оперных театрах мира, концертировали со знаменитыми оркестрами. Что для Вас, для Вашей системы работы над произведением является наиболее важным?  Состав оркестра? Технические или организационные возможности зала? Публика?

– Во-первых, очень приятно всегда играть там, где замечательный зал и хорошая акустика. Потому что, практически, что бы ты ни делал, если этого нет, то большинство твоих усилий остается, практически, …зряшными. Но это здесь, безусловно, присутствует. То, что касается моего общения с оркестром, с певцами, с хором – то подразумевается, что профессионализм есть и он здесь достаточно высокий. При этом, очень приятно, что люди открыты к какому-то творческому общению, что они готовы делать то, что я их прошу. Вы знаете, разные бывают люди – бывают более консервативные, знаете: «Мы так всегда играли» – и так далее. Вот здесь этого нет, поэтому есть взаимное творческое общение и это очень хорошо.

Трудно назвать знаменитых российских музыкантов или солистов, с которыми бы Вы НЕ работали. Это и Михаил Плетнев, и Вадим Репин, и Юрий Башмет, и Наталия Гутман, и Мстислав Растропович, и Елена Образцова, и Ольга Бородина и многие, многие другие. Считаете ли Вы, что система российского музыкального образования имеет  какие-то особенности по сравнению с другими странами?

– Сложный вопрос. Конечно, какие-то есть. Я бы так сказал, что это не то чтобы особенности русского музыкального образования, это русская музыкальная традиция. Он может и здесь существовать где-нибудь в школе Джулиард, если, допустим, хороший преподаватель с российским бэкграундом, а в Москве это может быть человек без роду, без племени, который вообще к этой традиции не принадлежит. Это, прежде всего, определенное отношение к отечественной музыке, скажем так, к понятию о ней, которое каким-то образом передается. Опять-таки, это не значит, что для того, чтобы принадлежать к этой традиции нужно обязательно быть русским. Но, как правило, оно где-то там гнездиться у нас, из России происходит.

То есть, от сестер Гнесиных и Нейгауза, или даже Рубинштейна эта традиция передается дальше?

– Да, есть большая пианистическая школа, есть дирижерская традиция. Все это существует.

 

Судя по репертуару Метрополитен Оперы в этом сезоне, российская музыкальная традиция очень востребована среди нью-йоркских интеллектуалов, да и не только нью-йоркских. Может быть потому, что сильные чувства, лежащие в основе русской музыки – душевные искания,  внутренний конфликт между честью и страстью, мечтательность, идеализм и самопожертвование – так редки в современной повседневной жизни, и даже  в искусстве. 

Напоследок хочется добавить, что спектакль “Евгений Онегин” с участием нового состава 23 ноября прошел очень успешно и был прекрасно принят публикой. Мы с нетерпением ждем продолжения Русского сезона в Метрополитен Опере, и непременно будем знакомить наших читателей с будущими постановками.

Татьяна Бородина и Лариса Абрамсон.

Фотографии Татьяны Бородиной.