О пользе трафика, круглом столе алгонкинов , и кошке, управляющей отелем.

Чтобы прочитать Первую часть, нажмите на ссылку.

Клубный квартал Нью-Йорка можно назвать Спрятанным Сокровищем города. Все, кто бывали в городе и уж тем более те, кто живут или работают в нем постоянно, неоднократно проходили по 5 или 6 авеню мимо 44 стрит и, скорей всего, никогда не заглядывали за угол и не обращали внимание на то, какие дома стоят в квартале и, уж тем более, не интересовались, что же находится в них. Это касается и меня.

Я обратила внимание на один из домов благодаря трафику, в который попала добираясь в Убер из одной точки города в другую. “Стоячка” заставила меня глазеть по сторонам и мой взгляд упал на красивый дом с надписью на фасаде Bar Building. Это интересно – Дом-бар, подумала я и тут же “прогулила”, оказалось – Landmark, причем не только этот дом,  а практически каждый дом в этом квартале занесен в реестр достопримечательностей города. Я начала читать и поняла, что есть повод для новой Прогулки по Нью-Йорку. Итак, продолжим. Начало смотрите по этой ссылке.

The Bar Building at 34W 44 Street

Время шло, и в начале двадцатого века стоимость недвижимости в районе стала слишком высокой для содержания здесь каретных домов и конюшен. Вместо них появились апартмент-отели, многие из которых все еще стоят и обслуживают публику как бутик-отели. А если и не стоят, то заложили основу для новых, современных, шикарных.

Когда-то популярный отель Seymour находился по адресу 50 W 44 Street с 1902 года, пока не был снесен в 1983 году. Его заменил Sofitel, который открылся в 2000 году.

На этой фотографии 1906 года показан узкий дом, примыкающий к “каретному дому”

12 этажное здание Seymour было как раз одним из новомодных в начале 20 века апартмент-отелем, предназначенным для состоятельных семей. Гостиница имела входы на 44-ю и 45-ю улицы и предлагала 2-5 комнатные квартиры с условием годовой арендой. Жители этих отелей представляли собой мозаику состоятельных людей: государственных чиновников, аристократов, успешных актеров, высших военных чинов, светских львов и просто состоятельных людей.

Один из двух оставшихся с 19-го века зданий “Carriage House”, (в наши дни, городская редкость), находится слева от входа в Sofitel. Соседний отель Iroquois купил его в 2001 году, намереваясь превратить во вспомогательный банкетный и конференц-зал.

Однажды ночью в 1983 году без получения разрешения Seymour был снесен. На его месте были построен многоэтажный гараж. В последствии владелец был оштрафован на 2 миллиона долларов, а гараж продан Sofitel в конце 1990-х годов.

В свою очередь и соседний Яхт-клуб продал Sofitel свои права на воздушное пространство, благодаря чему был построен 30-этажный современный отель-небоскреб с 396 номерами, что в три-четыре раза больше размера других отелей в этом блоке.

Яхт-клуб же использовал полученные средства, чтобы отремонтировать здание к своему столетию в 2001 году – столетние следы сигарного дыма были стерты со стен и потолков клуба, чтобы вновь появилось былое великолепие оригинального декора.

Современный Sofitel (45 W 44 Street) стоит в блоке исторических зданий. Его круглые стеклянные башни спален расположены в некотором отдалении от улицы, парадный вход эффектно соседствует с Яхт-клубом справа и “Carriage House”  слева. После открытия отеля он выиграл престижную премию Emporis Skyscraper в 2000 году.

Холлы и Gaby Bar отеля Sofitel выдержаны в  духе арт-деко, ресторан отеля подает французскую кухню. Отель, финансируемый Международным валютным фондом, принадлежит французской сети из 123 роскошных отелей Sofitel по всему миру. Персонал говорит как на французском, так и на английском языках.

Gaby Bar

Холл Sofitel отеля (45 W 44 Street)

Невозможно пропустить Нью-йоркский Яхт-клуб (основан в 1844 году). Он находится по адресу 37 W 44 str и неизменно притягивает взгляды прохожих. Здание клуба построено в 1901 году в причудливой манере с преобладанием морской тематики. На фасаде множество фигур и символов: якоря, дельфины, водоросли, морские волны, льющиеся через подоконники. Луковичные окна спроектированы в манере старинных окон, расположенных на корме голландских парусных кораблей. В это здание клуб перебрался из нью-джерсийского города Хобокен.

Нью-йоркский Яхт-клуб по адресу 37 W 44 str

Яхт-клуб относится к памятникам истории и архитектуры Нью-Йорка. Войти в него, не будучи членом, можно только по приглашению на какие-то из его мероприятий, но если вам это удастся, вы сможете увидеть масштабированные модели парусных кораблей, которые участвовали в Кубке Америки. До 1983 года знаменитый серебряный кубок был выставлен в специально построенной для него комнате. К сожалению, трофей сейчас находится в Санта-Барбаре, штат Калифорния, и его возвращение маловероятно.

Все члены клуба должны иметь лодку или яхту, но есть и исключения – выдающиеся члены, для которых это было не обязательно:  Корнелиус Вандербильт, Джон Джейкоб Астор, Майкл Блумберг, Уильям Ф. Бакли, Уолтер Кронкайт, Питер Дюпон, Тед Кеннеди, Дж. П. Морган, Тед Тернер, Дэвид Рокфеллер, Франклин Д. Рузвельт и Берни Мэдофф.

Интерьеры Яхт-клуба

Это место я рекомендую для маленького отдыха во время прогулки. Зайти в Отель Mansfield Hotel  (12 W 44 Street), построенный в 1903 году на месте двух каретных домов 19-го века, которые, в свою очередь, были построены на месте сожженного приюта для чернокожих детей, с которого началась история квартала. Зайти сюда может любой прохожий. Бар M в отеле Mansfield, менее престижен, но не хуже, и уж точно и не такой дорогой, как соседствующие с ним на 44 стрит  Blue Bar в Algonquin, 44 в Royalton и Bar в Lambs Club.

M bar at Mansfield Hotel

В его пользу – дружелюбный персонал, живая музыка по вечерам, изысканный, стильный интерьер и не очень заоблачные цены. Бар M находится в обшитой деревянными панелями, бывшей библиотеке Мэнсфилда, построенной в 1903 году. Это двухуровневая комната с удобными стульями и стильными книжными полками. Если выбрать место в баре под стеклянным куполом, то, подняв голову,  вы увидите кирпичные внешние стены 12-этажного отеля и небо над ним. Возможно, это не совсем то, что снимал знаменитый фотограф Эдвард Штайхен, но это один из самых крутых городских пейзажей в Среднем Манхэттене.

Сам отель был возведен совладельцами Джоном Маккалоу и Фредериком Дженнингсом, которые жили по соседству на Парк-авеню. Их семьи сохраняли право собственности на Мэнсфилд до 1940 года.

Поскольку здание было построено как холостяцкая гостиница, то 126 номеров были совсем небольшие, но зато строивший отель архитектор был одним из самых знаменитых людей эпохи. Джеймс Ренвик  проектировал в Нью-Йорке собор Святого Патрика, Нью-Йоркскую публичную библиотеку и церковь Святого Варфоломея, а также здание замка Смитсоновского института и галерею Ренвик в Вашингтоне.

В 2012 году отель Mansfield был назван одним из самых выдающихся зданий Нью-Йорка.

Исторический Отель Algonquin

А теперь поговорим о самом легендарном квартале в историческом и литературном плане отеле Algonquin  (59 W 44 Street).

Гостиница на 181 номер открылась в 1902 году, для сдачи номеров на долгосрочной основе. Вскоре она была преобразована в традиционное жилье по 2 доллара за ночь –  в одноместном номере, или за 10 долларов за квартиру с 3 спальнями. Бизнес был настолько хорош, что в 1904 году отель приобрел соседний дом, где сейчас находится «Синий бар».

Отель получил свое название от индейского племени алгонкинов, которые проживали на острове Манхэттен. Algonquin является старейшим постоянно действующим отелем в Манхэттене.

В отеле существовал так называемый «круглый стол алгонкинов». Он представлял собой собрание писателей, актеров, публицистов, критиков и остряков, которые почти ежедневно встречались на ланч с 1919 по 1929 год. На этих пьяных обедах члены «Порочного круга», как они себя называли, занимались для собственного удовольствия  “шуточным мошенничеством” – игрой слов и острословием, которые через газетные колонки участников Круглого стола распространялись по всей стране. Репутация группы сохранялась еще долго после ее роспуска. Среди членов этой группы были Дороти Паркер, Роберт Бенчли, основатель и редактор журнала New Yorker Гарольд Росс, Джордж С. Кауфман, Александр Вулкотт и Джон Питер Тухи.

Algonquin Round Table

За круглым столом сидело около 15 человек. Интересно, что традиция “литературных развлечений” продолжалась еще долго после того, как Паркер и ее банда разбежались. Уильям Фолкнер, например, написал свою благодарственную речь за Нобелевскую премию в 1950 году, находясь в этом отеле.

На этой же улице были редакции журналов Vogue и Vanity Fair, поэтому отель привлекал внимание и многих звезд, не только  прессы.

«Когда я рос, у меня было три желания – я хотел стать героем типа Линдберга, выучить китайский и стать участником круглого стола в Algonquin». – Джон Ф. Кеннеди

Темная комната из дуба, отделанная деревянными панелями, столовая, где когда-то встречался Круглый стол, стала уютным клубом и кабаре, начиная с 1980 года.

В 2005 году отель был продан и теперь связан с Marriott International; к сожалению, старая Дубовая комната была разделена для увеличенного синего бара (открывшегося на следующий день после отмены Сухого закона) и отдельной комнаты для завтраков и зала для членов Elit Marriott Award. Когда было объявлено о закрытии Дубовой комнаты, более 3000 человек подписали петицию с требованием восстановить ее. Но увы, к сведению это принято не было, несмотря на то, что у этой легендарной комнаты были влиятельные покровители.  Но кабаре-клубы не приносят прибыли.

Algonquin Blue Bar

Algonquin Blue Bar находится на первом этаже пристройки – “Carriage House”. Это трехэтажное здание, построенное в 1860-х годах, только недавно разместило Голубой бар (последние двадцать пять лет или около того). Освещение исключительно голубое, банкетки удобные, а обрамленные карикатуры Аль-Хиршфилд украшают стены, обшитые деревянными панелями.

Прямо над Blue Bar, на втором этаже, находится новый люкс имени Джона Бэрримора. Но поверьте, удовольствие остановиться в нем большинство из нас не могут себе позволить.

У отеля есть еще одна очень интересная особенность. С 1923 года в отеле существует традиция обязательного проживания кошки, которая, как считается, и управляет отелем. Когда в отеле проживает кот – его всегда зовут Гамлет (имя было выбрано Джоном Барримором), если хозяйкой становится кошка, она носит имя  Матильда. Со времени существования традиции – отелем заправляло семь Гамлетов и три Матильды. В настоящее время в отеле работает Matilda.

Матильда на рабочем месте.

К сожалению, недавние директивы городского департамента здравоохранения ограничили присутствие кошки в помещениях отеля электронным забором – коты не могут заходить в помещения, связанные с едой.

Коротенький фильм о Матильде здесь

В 1987 году отель был назван исторической достопримечательностью Нью-Йорка не только из-за его архитектурного различия, но также и в результате Круглого стола алгонкинов и большого количества литературных и театральных деятелей, которые проживали там. В 1996 году Друзья Библиотеки США назвали гостиницу Национальным литературным памятником. Во время девятимесячного закрытия в 2012 году была произведена реконструкция стоимостью 5 миллионов долларов. Закрытие на ремонт было довольно спорным. Многие, затаив дыхание, опасались, что ремонт сделает их старого друга неузнаваемым.

Но кошка Матильда вернулась, а столетняя сантехника заменена, и современные удобства радуют гостей. Теперь есть много розеток для зарядных устройств, сверкающих душевых кабин со стеклянными дверцами, больше нет ванн, и не нужно ждать горячей воды при включении крана. Над каждой кроватью находится фотография в рамке с подсветкой исторической уличной сцены Нью-Йорка (фото выше), а комнаты с видом на 44-ю улицу с эркерами оборудованы сиденьями у окна.

Это Гамлеты – коты отеля, у них есть своя страница в facebook

Также сохранились вызывающие клаустрофобию ванные комнаты и сумасшедшие тесные стандартные спальни с двуспальной кроватью. Если вы собираетесь потратить лишние деньги, забронируйте одну из более просторных комнат, например, такую как на фото. В каждой комнате для гостей лежит бесплатный номер журнала New Yorker, который был основан здесь.

В ресторане «Круглый стол» (бывшая «Комната Розы») теперь подают завтрак, ланч, обед и ужин с «меню перед театром» (театр Belasco находится менее чем в одном квартале).

Было ли упомянуто, что архитекторы отеля проектировали Эмпайр Стейт Билдинг?

Продолжение следует.