Даша Фурсей. Фотограф Дуглас Киркланд

 

[quote style=”boxed”]Сегодня в гостях у Elegant New York , замечательная, необыкновенно талантливая и ослепительно молодая, хорошо известная в мире  художница Даша Фурсей. Ее работы выставлялись на многих российских и международных выставках, она участвовала в Венецианском биеннале, ее работы находятся в коллекции Государственного музея Эрмитаж, в коллекции Чарльза Саатчи, в музее «Март», Италия, и многих других собраниях.[/quote]

Даша Фурсей,  интервью специально для ELEGANT NEW YORK. Июнь 2013, Нью-Йорк.

Использование материала или его фрагментов
возможно только с разрешения автора проекта
.

 

 

 

Даша, начнем с традиционного вопроса – расскажите, пожалуйста, о  ваших новых проектах.

– Сейчас я очень увлечена несколькими проектами. Начну с того, над которым  сейчас работаю. Это серия портретов по мотивам книги Мишеля Уэльбека “La ‘ carte et la terretoire” (“Карта и территория”).

Герой этого романа – художник, создает цикл портретов людей разных профессий, в том числе и знаменитостей, но, в необычном концептуальном ключе. Забавно, что я сама начала следовать пути героя этой книги, (что заметил Фредерик Бегбедер, первый, кого я написала в  этой серии) до того, как узнала, что такая книга существует. Представляете,  как интересно!

В данном проекте, меня занимает место классической портретной живописи в контексте современного искусства. Ну и, конечно, кроме самих картин, возникает еще и увлекательная история работы над портретом и процесс  узнавания самих героев, потому что люди, которых я пишу, всегда потрясающе интересны.

Даша Фурсей. "Боевой славянский Петухан". Фотография Михаила Голденкова

Я продолжаю работать над проектом “Wonderland- one  way only”. О нем, я обязательно должна рассказать вам отдельно и подробно. Также, готовлю персональный музейный проект. Подробности пока раскрывать не  могу. Скажу лишь, что рабочее название ” Пир Богов”. Этот проект посвящен  философским размышлениям об идолопоклонстве и о создании кумиров, о столкновении разных точек зрения в разные времена и в различных ситуациях, – я решила построить проект так, что дискутировать на эту тему будут сами боги.

– Ваш проект по мотивам книги Мишеля Уэльбека “La carte et la terretoire“, уже стал достаточно известным и, даже, признанным. И о проекте “Wonderlandone way only” я тоже наслышана – это очень интересная работа и кое-что из него, насколько я знаю, можно увидеть уже сейчас.

– Да, я уже сделала одну скульптуру для этого проекта. Она называется “Боевой славянский Петухан”. Этот пятиметровый идол был выставлен в Москве, в Третьяковской галерее, в рамках выставки ” Украшение красивого, элитарность и китч в современном искусстве”. 

-Звучит впечатляюще. Даша, вас привлекают концептуальные инсталляции и  глубоко интимные, личностные портреты, – как вам удается совмещать в своем  творчестве столь разноплановые работы? Это дань вашей многогранной натуре, или дань моде?

[quote style=”boxed”]– Вы знаете, то, что я занялась инсталляциями, для меня самой оказалось полной неожиданностью. Я ведь училась в Петербургской Академии художеств на  факультете живописи и, даже, представить себе не могла, что когда-нибудь буду заниматься инсталляциями. Ведь меня всегда увлекала именно живопись – эта королева всех искусств, как называл ее Леонардо Да Винчи.  И мне, кажется, несправедливым то, какое место сейчас живопись занимает в  современном искусстве – ведь в наши дни, к ней зачастую, относятся просто с издёвкой. Многие, в современном искусстве, отводят ей место только в качестве пародии. А между тем я верю, что в ней кроется мощнейший потенциал – что далеко не всё ещё найдено и на «этой карте» – в живописи ещё много белых пятен,  которые мы можем открыть. Поэтому, меня глубоко интересовали именно живописные работы.[/quote]

Но, как-то раз, совершенно неожиданно, у меня возникла идея инсталляции  светофора. Мне захотелось увидеть мой светофор в действительности, захотелось, чтобы он существовал. Я его создала, и этот мой первый объект был выставлен не выставке Арт-Москва и, надо сказать, имел успех. В том числе и финансовый чего я совсем не ожидала. (смеется)

Инсталляция "Светофор". Фотография слева - фотограф Влада Красильникова.

Потом его парижская версия была представлена в Гран Пале в рамках Арт-Пари, благодаря чему, он попал в серьезную лондонскую коллекцию. Интересно, что особенно он понравился детям – каждый день во время экспозиции я видела перед моим светофором толпу детей, которые резвились и танцевали. Также, что мне было очень приятно, он понравился знаменитой теннисистке Мартине Навратиловой, которая, как-то раз заглянула на мою выставку.

Но мне очень хотелось, чтобы мой “Светофор” был выставлен где-нибудь на улице, в городе, а не только в выставочном пространстве. И к счастью, эта мечта сбылась. Теперь, новый светофор будет стоять в Кюстндорфе у Эмира Кустурицы и указывать верный путь автомобилистам. (смеется).

Даша Фурсей, инсталляция "Парашютистка". Фотография Андрея Теребенина.

 

Дальше последовали инсталляции “Парашютистка”, которая даже попала в коллекцию Эрмитажа, потом проект “CarpeDiem”, который был представлен на выставке Арт-Москва. Затем появился объект “Пограничный столб кота Баюна”, попавший в коллекцию Чарльза Саатчи и выставленный сейчас на выставке в Лондоне.

И последний, из моих инсталляций, – объект “Боевой славянский Петухан” был сделан для выставки в Третьяковской галерее. Сейчас, Боевой Петухан, находится в одном частном особняке и готовится к участию в новых выставках. Детали не могу сообщить, пока не будет точного подтверждения.

[quote style=”boxed”]Я не знаю, что именно объединяет эти, такие разные работы. Наверное, желание материализовать идею, извлечь их из мира мыслей и сновидений и явить, во плоти, в реальной действительности. Создавая свои объекты, я, словно вывожу их из царства теней и они разбредаются по миру, и живут своей собственной жизнью. Это абсолютно волшебное чувство, увидеть и прикоснуться рукой к тому, что казалось только игрой твоего воображения, неуловимой туманной иллюзией. Это, своего рода, магия, или какое-то шаманство. Ведь не случайно, в древние времена, именно шаман, был творцом и художником своего собственного мира, в который верили все его соплеменники.[/quote]

Пожалуй, моя мечта, – сделать персональную выставку, где были бы и живопись и объекты, которые бы сочетались между собой и усиливали общую картину экспозиции.

Что касается моды… Для меня мода не связана с моим творчеством – я очень люблю листать модные журналы и я искренне восхищаюсь фантастическим талантом таких дизайнеров как Жан Поль Готье и Филип Трейси. (смеется), но, следовать за модой, я бы не смогла. Ну, может разве что, за модой дремучего средневековья – обожаю погружаться в это время.

-Мода дремучего средневековья – это здорово сказано! Но, я знаю, вы интересуетесь не только средними веками, вы увлекаетесь историей России и много путешествуете. Что зовет вас в путь и что становится результатом путешествий?

– Да, я довольно много путешествовала по миру и, как ни странно, именно в процессе этих путешествий, возникло мое новое восприятие своей страны, появилась особая любовь к ее уникальной культуре. Путешествуя, я поняла, как много еще неизвестного, неизведанного на Руси.  Существует множество стереотипов о России, и у нас и на западе. Даже примитивная, во многом, совершенно фальшивая сувенирная продукция и та искажает восприятие! Ведь, например, матрешка не является народным русским образом. Ее придумали художники в 19 веке, а вовсе не народ.

На самом деле, есть настоящие народные куклы – обереги, такие, как Крупеничка, Десятиручка, напоминающая Шиву, Лихоманка . С ними связано столько загадочных историй и обрядов. Причем, это все очень органично переплелось с Православием.

Даша Фурсей, инсталляция "Пограничный столб кота Баюна". Photo by Masha Bazhanova

Я узнала много нового, обратившись к этой теме – нашла для себя новый источник вдохновения и, благодаря этому, стали появляться новые работы. И сейчас,  мне хотелось бы рассказать подробнее о “Столбе Кота Баюна”. На мой взгляд, это очень интересно, и кроме того, это же важный образ древнеславянской мифологии. Столб Кота Баюна стоит на границе между мирами. На его вершине сидит кот Баюн и охраняет границу. Он мурлыкает и рассказывает сладкие и мистические сказки путникам, которые осмеливаются приблизиться к нему. Эти прекрасные сказки, убаюкивают путешественников, и они постепенно засыпают. Сон становится вечным и путники умирают.

Можно сказать, что кот Баюн – предок Чеширского кота, который возникает на границе миров или магического кота Бегемота у Булгакова в ” Мастере и Маргарите”. Этот Столб, один из объектов моего проекта “Wonderland – one way only”, над которым я сейчас работаю. Этой работе отведена роль входа в мою загадочную волшебную страну.

-Отвлеку вас на минутку от основного ответа, и попрошу рассказать почему, для вас, пограничный столб между мирами – столб кота Баюна  – выглядит как банки с дарами русской природы?

– С удовольствием расскажу, это интересное отступление. (смеется). Дело в том что, по форме этот столб напоминает алтайские тотемные столбы. В тотемном столбе каждый элемент  – это напоминание о каком то человеке, о предке, то есть, это попытка обессмертить его.

Я использовала банки с заспиртованными овощами или в формальдегиде – это тоже попытка сохранить навечно  органическую субстанцию, можно сказать обессмертить ее. Кроме того, это размышление на тему, которую когда -то задал  Чарльз Саатчи, художникам группировки Young british Artists. Его тема называлась “Невозможность смерти в сознании живущего”.

Кроме того, это мой ответ Демиану Хёрсту с его заспиртованной акулой – такая женская русская реплика. Так что, как видите, тут много символики и определенного подтекста.

Что касается техники исполнения, то  я сама замариновала мухомор, который нашла осенью в лесу. Посмотрите, не правда ли, радует глаз сочетание вишни с солёными огурцами. Вообще, если обратиться к древним русским сказкам, то можно заметить, что заколдованная еда, играет важную роль при переходе из одного мира в другой и ею часто проверяют путника.

А если приглядеться, то в них можно увидеть и застывшие психоделические русские пейзажи и воспоминания о разных временах года. И вы знаете, эти пейзажи ассоциируются у меня с фильмами Тарковского, с их туманными мирами, – с одной стороны такими близкими и родными, с другой, полными тревожной тайны.Также,  банки с дарами русской природы, ассоциируются с чем-то таким русским, домашним, с бабушками, которые торгуют соленьями у просёлочных дорог. Это же традиционные запасы на долгую студёную зиму.

-Это очень интересно и мне жаль, что рамки нашего интервью не дают возможности поговорить подробней о современном искусстве в контексте символики, объектной передачи образа и современных метафор. Может быть, посвятим этому вопросу нашу следующую беседу? А сейчас, вернемся к вашему рассказу о путешествиях и проектах.

–  Что ж, можно вернуться к этой теме отдельно (смеется). А сейчас, как я говорила, работая над своими проектами и, в частности, над “Wonderland – one way only”, я много путешествую по России в поисках остатков древней цивилизации, прекрасной Гипербореи, полной загадок и сюрпризов и в поисках ответов на вопросы, которые задавал себе Бердяев в “Русской идее”.

Я уже пoбывала на Урале, участвуя в Уральской индустриальной биеннале,  путешествовала по Сибири. Побывала в Омске и Тюмени, следуя за группой Эмира Кустурицы “No smoking orchestra” . Это путешествие подарило мне уникальную возможность рисовать музыкантов во время их выступлений в Сибири.

Наблюдая “варварскую” красоту бесконечных заснеженных пространств и, слушая стихийную и безудержную славянскую музыку, я находила новые идей и черпала вдохновение. Хотелось бы процитировать Бердяева. Это не цельная цитата а, собранные мною мысли и слова Бердяева из разных частей его книги, “Русская идея”:

[quote style=”boxed”]“Россия есть целая часть света, огромный востоко-запад. Она соединяет два мира. И всегда в Русской душе боролись два начала: восточное и западное. Обрядоверие и искание правды.  В основу формирования русской души легли два противоположных начала: природная языческая дионисическая стихия и аскетически – монашеское православие. Русский народ, в большинстве своем, не был народом культуры, как народы  западной Европы, он, скорее, был народом откровений и вдохновений, он не знал меры и легко впадал в крайность. Для западного культурного человечества, Россия, все еще остается каким-то чужим востоком, то притягивающим своей тайной ,то отталкивающим своим варварством. Даже Толстой и Достоевский, привлекают западного культурного человека, как экзотическая пища, непривычно для него острая”.[/quote]

Вот такой вот русский психодел, сквозь призму жизни в дремучем лесу, где люди хотят не знаний, но чудес, и где оживают древние архаические образы.

-Спасибо – очень интересный этническо-исторический ракурс и совершенно завораживающее погружение в древность. Но вернемся к сегодняшнему дню. Скажите, как и с чего начинается ваша работа над портретами? Что подталкивает вас к выбору “модели”? Вы пишете только тех, кто вас  интересует как личность, или вы стараетесь отыскать уникальную личность в каждом человеке?

– Интересный вопрос, но не могу сказать, что в работе над портретом меня всегда увлекает именно личность. Иногда, это может быть просто необычный, удивительный разрез глаз или, даже, форма ушей. Бывают лица, которые словно появились здесь из совсем других  эпох или из каких то невероятных повествований. Притягивает своеобразная  красота, скрытая в человеке. Магия взгляда и тайна улыбки. Иногда, какая-то история, наложившая свой отпечаток на облик, может пробудить мое воображение и желание отразить это на холсте.

Вообще, такой анахронизм, как портретная живопись, кажется мне необыкновенно притягательным. Есть в этом что -то настоящее и осязаемое. Краска – ведь это земля, плоть, глина из которой люди созданы и та самая земля куда они уходят.

Даша Фурсей в своей парижской студии, портрет Фредерика Бегбедера. Фотография Ирис Брош

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Как я уже говорила раньше, сейчас я работаю над серией живописных портретов по мотивам книги Мишеля Уэльбека “Карта и территория”. В данном проекте мне интересно, как может существовать классическая портретная живопись в контексте современного искусства. Таким образом, был создан портрет Фредерика Бегбедера.

[quote style=”boxed”]Мне повезло, что он лично мне позировал. Работа получилась провокационной, впрочем, как и его книги. Эта живопись была выставлена в Гран -Пале в Париже во время Арт-Пари и привлекла много  внимания, несмотря на то, что часть картины была прикрыта книгой.  Хотя, казалось бы, что может быть проще, естественнее и традиционнее: холст, масло и обнажённая модель.(смеется).  Забавно, но столетия назад, именно, в Гран – Пале впервые была показана публике скандальная картина Курбе “Происхождение мира”. Затем, мной для этого проекта были написаны портреты людей разных  профессий: столяров, пожарных, дворника, медсестры и других. Также, я написала портрет Джоан Чен, звезды сериала Твин Пикс. Не так давно я сделала портрет знаменитого режиссера Эмира Кустурицы, а после него портрет скульптора, затем смотрителя таможни в Аэрофлоте, так что это большая и разнообразная серия работ.[/quote]

Эмир Кустурица и Даша Фурсей. Фотограф Сергей Вдовин

А портрет Кустурицы мне посчастливилось написать с натуры, когда Эмир приезжал в Питер с гастролями группы” No smoking orchestra”. Я сделала несколько его портретов. На одном из них” Easy hunter” Эмир изображен, как охотник, в традиционной ситуации для портретной европейской живописи. Так часто изображали аристократов и королей. Однако, в качестве дичи висящей на поясе, изображены подстреленные диснеевские зверюшки Скрудж Мак Дак и, распростертый у ног охотника, Пумба. Работа была выставлена на моей выставке в кинотеатре “Аврора” во время петербургского кинофорума. Выставку организовал абсолютно замечательный Мирко Раденович. Эмир посетил выставку и, увидев эту работу, развеселился и тут же купил попкорн и начал с невинным видом спокойно его есть рядом со свежеподстреленными героями студии Дисней. Кстати, меня тоже угостил. Вообще Кустурица, который ест попкорн в кинотеатре -это же полный сюр! (смеется) Да, настоящий гений конечно всегда гений, каждую секунду!

– Насколько я знаю, в этом гуду вы несколько раз бывали в Америке и буквально недавно вернулись из Калифорнии. Поделитесь впечатлениями, пожалуйста.

Даша Фупсей за работой над портретом фотографа Дугласа Киркланда. Фотография Дугласа Киркланда

-Да, в этом году я несколько раз была в США – участвовала в выставке Русского павильона в Нью Йорке, в рамках “Армори шоу” в марте и в мае на выставке в Сан-Франциско. Обе выставки были интересными и прошли очень успешно. А совсем не давно, я вернулась из Лос-Анжелеса. Там мне посчастливилось познакомиться и написать портрет потрясающего фотографа Дугласа Киркланда.

[quote style=”boxed”]Это легендарный мастер – ведь он создал фотопортреты таких звёзд как Мерелин Монро, Чарли Чаплин, Софи Лорен и других. Он делал фотосъёмки для многих фильмов, например, Стенли Кубрика, а буквально в этом году – для фильма «Великий Гэтсби» База Лурмана.[/quote]

Когда я пришла в его студию, то попала в совершенно удивительную атмосферу, где меня окружали потрясающие фотопортреты звёзд разных эпох, в том числе и золотого века Голливуда и невероятное количество самых разных фотокамер. Это было потрясающе – перед моими глазами словно проносились удивительные истории. И, я вдруг, поняла сколько магии в фотоискусстве и как много можно рассказать о человеческом лице другим языком -языком фотографии.

Мне стало интересно написать живописный портрет именно фотографа, да к тому же, легендарного фотографа. Во всём этом была определенная парадоксальность, ведь именно благодаря фотографии, портретная живопись утратила былое могущество.

Ну и, конечно, я бы хотела добавить: – мне невероятно повезло – Дуглас Киркланд сфотографировал и меня! И я очень люблю эти фото.

– Вы написали его портрет, а он сделал ваше фото – круг замкнулся. Очевидны неразрывность времен, преемственность эпох и цикличность вкусов. Неважно, как творить искусство, главное творить его талантливо. Не правда ли?

Даша, но расскажите, пожалуйста, нашим читателям о вашей истории. Несмотря на вашу ослепительную молодость и у вас она есть. Так с чего же началась ваша известность, как художника?

– Пожалуй, с первого проекта “Пионерка”. Я только закончила Академию художеств и пришла показать свои работы, эскизы и творческие поиски куратору Русского музея Олесе Туркиной и философу, психоаналитику и основателю Музея Сновидений Виктору Мазину. Они обратили внимание именно на этот, только зарождающийся тогда проект и предложили сделать выставку в Музее Сновидений Зигмунда Фрейда, что меня очень обрадовало.

Три картины из цикла "Пионерка"

В процессе подготовки к выставке, мне посчастливилось встретиться с замечательным коллекционером Альберто Сандретти и его женой Кристиной Барбано. Проект им понравился и они решили приобрести все 15 холстов, когда они будут закончены, и передать в коллекцию музея МАРТ в Италии.

Расскажу немного об идее проекта. Это – советская действительность и идеология, увиденная глазами юной девушки пионерки, которая, сама того не понимая, видит во всём эротический подтекст. Это ещё и история о том, что люди наивно поверили в прекрасную идею, решили создать страну чудес и построить Город Солнца. Выставка в Музее Сновидений Фрейда прошла успешно. Было много прессы и телевидения. Как-то я поймала себя на мысли, что хожу на встречи с журналистами и телевидением по утрам , как некогда пионеры ходили на утренние пионерские линейки. Это было забавно.

Кстати, я всегда приходила на эти встречи в пионерской форме, белой рубашечке и пионерском галстуке. А в завершении интервью, любила лукаво подмигнуть камере и, отдавая пионерский салют, громко крикнуть “Будь готов!”. Вот так всё и началось.

-Ну что ж, это было здорово и хочется вам отсалютовать в ответ «Всегда готов!» -мы, ваши зрители и почитатели, готовы к вашим новым дерзаниям и находкам!

Удачи вам в творчестве и спасибо за очень интересную беседу.

Интервью вела Татьяна Бородина

Использование материала или его фрагментов возможно только с разрешения автора проекта.