6a00d83451b3d969e2015437f25621970c-800wi

 

 

От Редакции и от себя лично.
Признаюсь, Макс Азрия мой любимый американский дизайнер. Видимо, нас роднят европейские корни… Но не сморя на французскую школу, Макс Азрия – американский дизайнер и этим интересен.

Регулярно посещая Нью-Йоркскую Неделю Моды я никогда не пропускаю его показы, которые, как правило, происходят в первый день Недели ровно в 10 часов утра, как бы давая старт этому грандиозному событию. Мне всегда казалось, что посетив шоу BCBG MаxAzria ты уже знаешь все о новом сезоне – имеешь достаточное представление о всех свежих трендах и новинках. Сочетание французской элегантности и американской креативности, слегка приправленное неуловимыми пряностями Туниса, дает ни с чем не сравнимый букет и радует поклонников компании BCBGMаxAzria вот уже более 25 лет. Мы любим его по-настоящему, т.е. не только эстетически, но и «материально» –  с удовольствием носим его вещи и каждый сезон стараемся добавить в свой в гардероб что-то новенькое от Max Azria.  

Татьяна Бородина

***

 

BCBG-Spring-2013-Ad-Campaign9-620x421

 

Дизайнер и основатель компании BCBG Макс Азриа (Max Azria) родился 1 января 1949 года в Тунисе. В 13 лет он с семьёй переехал в Париж, где решил стать дизайнером. В 1970 году он представил свою первую линию женской одежды. Однако, неизвестному молодому провинциалу было трудно пробиться в элиту французских дизайнеров и кутюрье, и в 1981 году он эмигрирует в США. Оказавшись в Калифорнии, Макс Азриа начал с того, что покупал американские джинсы, переделывал их и продавал уже под «французским соусом». Через год Азриа открыл целую сеть бутиков «Джесс», предлагавшую американкам приобщиться к французскому шику.

Долгое время Азриа сам вел все финансовые дела компании, руководил маркетингом, рекламой и продажами и производством.
В конце 80-х Макс познакомился с украинской моделью, эмигрировавшей с Америку, Любовью Мациевской, которая и стала его супругой и помощником в бизнесе. Вместе они основали «Дом моды BCBG». Название и логотип для Дома придумала именно Любовь. Загадочные буквы являются аббревиатурой парижского сленга «bon chic, bon genre», означающего «отличный стиль, отличная позиция».
В 1989 году Азриа представил первую женскую линию под брендом «BCBGMaxAzria». В неё вошли костюмы, вечерние платья и джинсы, которые были восприняты американской публикой, практически, как европейский продукт. Во многом благодаря этому бренд «BCBG» стал популярен в США.

[box][quote]Вдохновение первых своих коллекций Азриа черпал в образе Одри Хепберн и Калифорнии. «Шикарный, чистый и сложный стиль Одри Хепберн вдохновлял меня долгое время, – говорит Макс. – На меня также оказывал большое влияние и Лос-Анджелес. Город является центром развлечения, музыки, техники, и в нем всегда есть нечто новое, что вдохновляет меня».[/quote][/box]

***

6a00d83451b3d969e2015437f0a3af970c-320wiПредставляем интервью с креативным директором BCBG Max Azria Любовью Азрия. 

Всиреча с Любовью Азрия произошла в шоурум BCBG на Таймс-сквер (1450 Broadway (at W 41st St), New York ).

– Спустя годы какие моменты в истории дома заставляют вас улыбнуться даже в самые грустные дни?

– В 1997 году мы показывали коллекцию в Нью-Йорке. Когда мы представили ее, никто не знал, что с нами делать: была неделя моды, мы только приехали из Лос-Анджелеса и, как оказалось, стали лучшими среди участников. Это был тот момент, когда ты понимаешь, что хорош, даже если люди не говорят тебе об этом. Вот это фантастика!

– А как же сомнения, которые обычно терзают дизайнеров? Разве их не было?
-Нет, эта коллекция пришла от  Бога, она вне времени и трендов, и, взглянув на нее, вы в этом убедитесь. На тот момент никто нас не знал. Я думала, что нас раскритикуют, потому что мы из Калифорнии, а показываемся в Нью-Йорке.

– Восточное побережье встречает западное?
– Именно! (Смеется.)

BCBG — американский бренд по многим показателям и характеристикам. А как вы думаете, что привлекает в нем женщин из других стран? Например, русских или японских покупательниц?

-Женщины в Европе одеваются иначе, нежели американки или латиноамериканки. Это можно объяснить как разницей культур, так и разными типами фигур, предпочтением одних цветов и оттенков другим, да и представлениями о прекрасном. Тем не менее, все женщины хотят выглядеть красиво, независимо от того, где они и откуда.

74d8803d12774aef8d9d2b7e55ada3e6

Из коллекции Max Azria Resort-2016.

– Помните вашу первую вещь?
– Бренд начинал с baby-doll платьев, и хотя я на тот момент еще не работала в компании, никогда не забуду платье с принтом в виде лица Мэрилин Монро, к нему еще полагались леггинсы — невероятно милая вещь.

– Кстати, а как со временем менялось ваше восприятие марки?
– Я не только креативный директор, но и покупатель в том числе. BCBG дают женщине именно то, что ей нужно, — в конце концов, если я пойду в магазин и не найду того, что искала, то буду расстроена и даже раздражена! У нас так мало времени на шопинг, женщине нужно всегда давать ровно то, что она хочет.

BCBG всегда сотрудничали с художниками, поддерживали арт-мероприятия. Кто сегодня в вашем фокусе внимания, и как вы думаете, насколько велико взаимное влияние моды на искусство и наоборот?
– Мода вдохновляет искусство, а искусство — моду. Архитектура, поп-арт, инсталляции всегда мотивировали меня, заставляли взглянуть за границы возможного, вдохновляли на эксперименты с дизайном и деталями. Я люблю работать с художниками.

-В одном из интервью вы сказали, что вы с Максом (Макс Азрия, муж и партнер по бизнесу — прим. ред.) прекрасный дуэт: он видит всю картину в целом, а вы замечаете каждую деталь. Каким деталям вы уделяете особое внимание?
-Каждой, если честно. Макс, например, скажет: в этом сезоне сделаем все белым, фиолетовым и зеленым. В эту секунду я сразу начинаю думать, а что это значит? Я начинаю его буквально “расшифровывать”. Все как в браке: разбираю каждое его слово и нахожу его значение.

– А по ночам вас не мучают кошмары с замками-молниями и пуговицами в главных ролях?
– Да! Мне часто по ночам снятся замки-молнии, к сожалению.

– Ночные кошмары?
– Бывает, с такими сюжетами получился бы очень страшный бэкстейдж. Но обычно “вижу” обувь и “молнии”.

 

 

3e967ced56c281810bb80e69de403ff2

Из коллекции Max Azria Resort-2016.

– Кстати, а вы можете назвать BCBG семейным бизнесом? И как вы отреагируете, если ваши с Максом шестеро детей решат пойти по вашим стопам?
– Да, это действительно семейный бизнес! Я надеюсь, что мои дети будут безумно любить то, что они делают, и будут работать много — вот что самое главное.

– А как за эти годы изменился ваш клиент?
– Мне кажется, он идет с нами в ногу, доверяет бренду. Я верю, что женщина не должна прятаться за одеждой, напротив — именно одежда ее должна поддерживать и создавать ощущение праздника.

– А ваша женщина, ваша клиентка взрослела с вами? Становилась опытнее?

– Думаю, да, но нельзя говорить об этом в контексте возраста. В наше время, когда есть лазерная косметология и другие технологии, порой ты просто не можешь назвать  возраст человека. Все зависит только от того, как вы живете своей жизнью. Я недавно была на концерте Джейн Биркин, ей 68 лет, и она потрясающая! Она всегда была для меня иконой стиля, и мне хотелось бы встретиться с ней лично, узнать, что ее вдохновляет. Она была абсолютно прекрасна в свои 20 лет, но и сегодня ее стиль и чувство моды остаются уникальными. Во время концерта на ней были мужской костюм и белая сорочка, а пуговицы расстегнуты так, чтобы было немного видно черное нижнее белье. Она пела и танцевала в теннисных туфлях  —  и эта картина оказалась бесподобна! Видно, что она не боится возраста и живет полной жизнью, делает только то, что ей нравится. Все и всегда зависит от того, какими мы сами себя видим: если старыми, то старыми и будем. Ну, а BCBG? BCBG  — вне времени, без возраста.

– Говорят, вы знаете все о крое, тканях, фурнитуре. А есть ли материал, с которым вы никогда не сможете работать?
– Да, это неопрен, я его просто не люблю. Мне нравятся драпировки, нравятся ткани, которые делают женщин красивыми.
– Вы работаете одновременно над тремя брендами. Какому уделяете самое большое внимание?
– Я много работаю над BCBG, он занимает примерно 50 процентов моего времени.  Остальное время посвящаю Hervé Léger, и остается совсем немного для BCBGeneration.

– А коллекции связаны между собой? Или, закончив одну, вы тут же переключаетесь на другую, работая уже с совершенно новой идеей?
– Каждая новая коллекция — это эволюция предыдущей.

7dc72d3cfdf01232787f322b0bab3bf4

Из коллекции Max Azria Resort-2016.

– Какие планы вы строите на следующие годы?
Создать lifestyle бренд. Сейчас мы делаем только одежду, у нас очень мало аксессуаров, мы хотим расширяться в самых разных направлениях и построить одну из крупнейших компаний в мире. Например, добавить в наш актив коллекцию для дома, аксессуары, расширить линию сумок, сфокусироваться на свадебных платьях — мы хотим делать все, что составляет жизнь женщины. Например, линию active для тех, кто занимается спортом.

Cколько человек в вашей команде, и из чего состоит ваш рабочий день? Есть ли какие-нибудь ритуалы, которые вы выполняете ежедневно?
-В моей команде около 200 человек, среди них дизайнеры, закройщики и многие другие. У нас очень загруженный график, и за многие годы расписание практически не менялось — да я и не хотела бы вносить какие-то изменения, я рада, что мне повезло пройти путь и, главное, что еще есть куда расти и развиваться. Любовь к тому, что я делаю, как раз и движет мной ежедневно, и я бы хотела продолжать в том же духе.

– Самый смешной момент за 25-летнюю историю BCBG?
Макс очень смешной и может развеселить буквально любого, особенно когда появляется на публике и уж тем более в те моменты, когда произносит речь. Я думаю, самым забавным был случай, когда мы получали награду в Калифорнии, и Макс вдруг потерял дар речи и только повторял: “Люба-Люба-Люба”. Мы очень смеялись и до сих пор иногда дразним его за это!

Источник