Сегодня мы открываем новый цикл, под название «Впечатления первых лет». Конечно, начнем с под-цикла: «Первые годы в Нью-Йорке».

Длинным или коротким будет этот цикл, во многом, зависит от наших читателей. В ближайшей перспективе, в редакционном портфеле есть несколько материалов от профессиональных журналистов, не так давно перебравшихся жить в Нью-Йорк. Это молодые люди, по сути, новой волны эмиграции, приехавшей из значительно более свободного и открытого мира чем был СССР. Их ощущения, наблюдения, впечатления в чем-то схожи, в чем-то отличны друг от друга, но всегда очень интересны и любопытны с психологической, культурологической и практической точки зрения, как для тех, кто сам пережил стресс перемены ПМЖ (постоянного места жительства), так и для тех кто не имеет к подобного рода опыту прямого отношения.

Если наших читателей заинтересует эта тема, то будем рады письмам тех, кто решит поделится своими впечатлениями. Присылаете свои истории о первых годах жизни в другой стране, не обязательно в Америке, уверены, может получится занимательный и полезный цикл статей.

Впечатление №1

Первые годы эмиграции. Опыт инсайдера.

Александра Чумак
Фотографии автора.

 

Если вы когда-то хотели начать жизнь с чистого листа, но с уже приобретенными опытом и мозгами, у меня для вас хорошая новость. Для этого не нужно умирать и перерождаться, достаточно переехать в другую страну. Как только вы переехали и решили остаться, игра началась. Легко не будет, и жизнь не изменится по мановению волшебной палочки только от смены вашего постоянного места на карте. Не верьте тому, кто говорит, что переехал в новую страну, и вокруг запорхали бабочки и запели нежно райские гурии. В жизни всегда будут вызовы, но первые два года эмиграции, пожалуй, самые восхитительные, острые, полные впечатлений, но и самые трудные. Своим опытом первых лет жизни в Нью Йорке я и хочу поделиться в этой статье.

Первый год. Почистить платяной шкаф и «Create memories»

Первый год был очень непростой, да иначе и быть не могло. На этом пути  я сменила, как перчатки, несколько стадий-состояний. Приехала я сюда 22 сентября, что по американскому календарю — первый день осени. Осень ассоциируется с новыми начинаниями, новым учебным годом. И той самой осенью я начала свой самый захватывающий «учебный год» в школе жизни, факультет  «Эмиграции».

Этап Первый. Эйфория. 

На этом этапе приезжаешь в страну как турист, смотришь влюбленными и слегка притупленными глазами, замечая только все необычное, хорошее, выгодно отличающееся от привычного мира. Похоже на этап влюбленности в человека, правда же? Недостатков не видишь вообще. Вся прошлая жизнь легко оставляется в прошлом, потому что, честно скажу, осознания, что она таки в прошлом, еще нет. Оно придет попозже.

Я уже как-то сравнивала роман с городом и роман с человеком. То, как принюхиваешься, прислушиваешься, присматриваешься, фотографируешь все подряд, встречаешься со всеми подряд. До сих пор помню первый запах Атлантического океана и жареной курицы на Times Square, вкус сырой рыбы, тыквенного пива и тыквенного латте от Starbucks, помню восхитившие меня пожарные лестницы и домики, как в фильмах, и улицы, украшенные к Хеллоуину за полтора месяца вперед. Лента Фейсбука неустанно пополнялась сотнями фотографий и фосторженных заметок.

За первый-второй месяц ты знаешь город лучше многих его местных жителей и не можешь поверить, как это кто-то хочет смыться на выходные из Нью Йорка, или, боже упаси, ненавидеть его и хотеть переехать. Забавно, но вот тоже пришла аналогия. Бывает такое,  влюбишься в человека, и думаешь «Вот это его бывшая странная, как же можно такое сокровище упустить-то было».  А потом так, спустя время: «А, понятно». Лично у меня эйфория в отношениях длится недолго обычно, до первого обуха по голове.

 

Этап Второй. «Обухом по голове». 

Размер и форма обуха обычно в точности соответствует вашему личностному форме и размеру (то есть, уровню развития и рамкам возможностей). Как только вы радостно взлетите где-то уровня облаков от восторга, и, высунув язык, заскользите навстречу счастью, тут же не заставит себя ждать какая-то  ситуация, которая точно выверит силу удара и даст под дых. Ударит так, что вроде вас и не прибьет насовсем, но существенно подломит веру в собственную способность жить дальше. Сначала пробуешь реагировать по-старому, по привычному (например, позавывать и поныть в надежде, что все исправиться само, а бурю можно просто переждать). Потом ты собираешь силы, о которых не подозревал до этого, встаешь и идешь дальше. Судьба потирает ручки и хихикает. Она уже знает, что скоро обухи посыпятся один за одним. За месяц будет казаться, что прошло несколько лет. Будет казаться удивительным, почему ты все еще здесь. Пожалуй, хватит про обухи, не буду нагнетать.

*

Этап третий. «Добро пожаловать в реальный мир». 

Когда видишь, что жизнь не клеится, или клеится, но не так, у тебя есть два выхода: все бросить и начать сначала, или снять очки, включить мозги, вернуться в реальный мир и идти дальше. Как смена партнера обычно не решает проблем, так и «обнуление ситуации» и начинание с начала тоже. Когда возвращаешься в реальный мир из заоблачного (пытаешься хотя бы), начинаешь понимать, что идеального нет ничего, нигде и ни с кем, пока не примиришься с собой. Да, с одной стороны начинаешь замечать в другом (городе, человеке) недостатки. Не только то, что подходит и нравится, а и то, что не нравится.  А с другой, становится интересно, а что там, за занавесом? Там, куда я еще никогда не ходила? В этой кроличьей норе? Впервые принимаешь решение пойти дальше, нырнуть вглубь.

И вот уже я сама рвусь на выходные из Нью Йорка, и прикидываю, как неплохо бы через несколько лет из него съехать (но уж точно не сейчас, пока тут цели). Радуюсь горам, свежему воздуху и тишине Апстейта (Upstate New York) и более мелких городов. Путешествовать хочется не по мегаполисам, а по долинам и водопадам. Жизнь входит в привычное русло, привычно оставляешь 20% чаевых в ресторанах и салонах, у тебя уже есть “свои места”, а проехать 40 минут на другой конец Манхэттена кажется неоправданным мероприятием, уже не хочется так много гулять и знакомится, хочется больше работать, глаз «замыливается» от чудес, и начинаешь критиковать то, чем когда-то восхищался и понимать то, что когда-то критиковал. Жизнь выходит на какое-то плато, где становится актуальным вопрос, что дальше. Ведь как ни крути, а я все в том же месте, возвращаюсь каждый раз, как в Дне Сурка. В этом месте жестоко из-за спины подкрадывается новый этап.

Этап четвертый. Унылый клоун, застрявший между мирами. 

Не знаю, почему именно клоун. Наверно, это какой-то вечно нелепый и неуместный персонаж на празднике жизни. Он строит из себя дурака и веселит людей, но на самом деле ему не весело совсем. А унылый клоун явление еще более нелепое, чем веселый. Это как будто все понимают, что друг друга обманывают, играя роли, но продолжают их играть и соглашаться с ролями других.

Так к чему это я все? Я к тому, что примерно через 9 месяцев у меня наступила стадия зависания между прошлым (которым, как я только теперь начинаю понимать, уже нет) и будущим, которого еще нет. И вдруг становится страшно. На этом этапе ты начинаешь видеть, как растворяется, становится призрачным твой образ для твоих друзей и близких на Украине, ты буквально исчезаешь, а они живут своей жизнью. И ты их уже не видишь сейчас, а только помнишь их призраки. Начинаешь знать своих друзей только по соцсетям, и их живой образ перетекает в виртуальный, не такой настоящий (ведь все мы знаем, чем мы занимаемся в соц. сетях, показываем себя настоящих, да? :)) Становится страшно, ты будто умираешь там, в том пространстве. Тебя там больше нет.  Поэтому безумно радуешься каждой возможности поговорить, и каждому приезду в Нью Йорк твоих друзей и знакомых. Ведь тогда ты осознаешь, что все, что было, это не сон. И реальные чувства и связи никуда не улетучиваются и не растворяются.

И вот начинают снится кошмары о том, что я уехала, и не могу вернуться. Я тоскую за домом, но уже знаю, что если уеду отсюда, тоже будет о чем тосковать

Помню, когда я только приехала в Нью Йорк, меня страшно раздражали эмигранты, живущие воспоминаниями о своей родине. Думала я, ну ты же уже здесь, может, хватит быть ментально там? Может, пора переехать полностью? На четвертом этапе я с ужасом узнала в одном из этих раздражающих эмигрантов себя. Я  жутко недовольна какими-то устоями и образом жизни людей здесь, и начинаю то и дело вворачивать вот это, «а вот у нас на Украине», «а вот я, когда была там».

Как-то раз один мой друг сказал:

— Саша, ты больше не в Украине.

Учись быть счастливой здесь. Ищи то, что тебя радует здесь. Создавай новые воспоминания. Create memories.

Александра Чумак

И так, после моря слез и осознания страшной правды о себе и своей жизни, я перешла в Пятый этап.

«Саша, ты больше не в Украине». 

Именно тогда я действительно осознала, что переехала. Настало время почистить свой платяной шкаф, выбросить старое, дырявое и износившееся, оставить самое нужное, полезное и любимое, и раздобыть новых вещей, в которых предстоит ходить в своей новой жизни. Кстати, довольно символично я действительно полностью сменила свой гардероб на приобретенный в Америке.

Унылый клоун снимает свой нелепый грим и спрашивает, «Эй, а что тут есть? А как тут жить? Все это мы уже пробовали, а как можно жить по-другому?».  И тогда вместо нытья собираю волю в кулак и начинаю действовать, строить свой мир по кирпичикам, по законам, которые работают здесь,  или и здесь, и там. Но не тем, что работают только там, а здесь — нет. Я нахожу приятные мелочи, который радуют меня именно здесь. Какие-то ситуации, которые казались совершенно неразрешимыми год назад, теперь решаются куда легче. И я напоминаю себе об этом каждый раз, когда кажется, что я никогда не смогу измениться и останусь на одном месте, как в цементе :).

В общем и целом, первый год можно смело объединить в главу «Адаптация».

Я почти ничего не сделала для реализации своих целей, за которыми я приехала, но я точно стала сильнее. Я благодарна всем родным, друзьям, близким и новым знакомым, которые поддерживали и поддерживают меня на выбранном пути. Здорово знать, что я не одна!

За первый год я освоила несколько новых профессий, увидела новые города и новые культуры, попробовала много разной новой еды, увидела самые яркие шоу в моей жизни и научилась выходить из сложных ситуаций, которые раньше казались неподъемными.

Теперь я сама с радостью встречаю приезжих, гуляю, и делюсь своими открытиями и кайфовыми местами.

C легким сердцем открыла дверь в новый этап, в следующий год.

Второй год прошел под лозунгом: “А что, мы чем-то отличаемся?”

На втором году эмиграции Ваша жизнь становится снова вашей обычной, повседневной жизнью. Вы уже не турист. Но еще и не совсем местный. Однако вы уже получаете первые документы, обретаете больше уверенности, потихоньку разбираетесь, “как эта штука работает”. Но, что самое интересное, вы перестаете замечать какие-то вообще отличия между менталитетом вашей страны-родины и вашей новой страны обитания.

На вопрос о том, что особенного в поведении американцев, я уже не могла толком дать ответ. Да вроде ничего особенного. Разве они не такие же точно, как мы? И лишь иногда, вспышками молнии я вспоминаю о том, что в Украине как-то по-другому было все-таки.

Например, легкость. Я бы описала это как-то, что американцы не делают проблему из мелочей, в то время, как многие украинцы городят ее на пустом месте. Недавно вспоминала, что попросить водителя (от автобуса до легкового автомобиля) остановиться на трассе в туалет это целое дело. Сначала ты морально готовишься (ибо неудобно как-то, все будут останавливаться из-за меня), потом, набравшись смелости, просишь остановить. Потом выслушиваешь гневную тираду начиная тем, сколько минут пути все потеряют из-за этой остановки и заканчивая рекомендациями относительно количества жидкости, рекомендуемой употреблять в пути. А лучше вообще не употреблять. Потому, если автомобиль уже остановился, в туалет идут все, и кто хочет, и те, кто не хочет. Иначе не дай бог потом проходить все это опять. Эпопея с поездами, их стоянками и санитарными зонами тоже каждому знакома.

Американские автобусы и поезда уже оснащены туалетами, пользуйся в любое время, и ни один водитель, с которым вместе путешествуешь, на тебя косо не посмотрит, если попросишь остановить.

Также в качестве проблемы не рассматривается разгуливание в обуви по квартире, выкладывание ног на стол в общественных местах, валяние на газон, а еще просьбы что-то дать, открыть, закрыть или заменить. Вы вряд ли столкнетесь с раздражением в ответ на просьбы. Но, как я выяснила недавно, многие все же злятся. Но никогда не покажут этого вам.

В остальном, все то же, все те же. Жалуются на налоги и президента, дорогие цены, ипотеки, изматывающую работу и скоротечность выходных.

Извиняются по поводу и без, спрашивают как дела и желают хорошего дня. Могут полчаса увлеченно болтать о погоде или о другой беспредметной ерунде. Но на втором году это становится настолько естественным, что ничего необычного уже в этом нет. И думаешь, а что, у нас не так что-ли?  Вот я уже сама улыбаюсь всем по поводу и без, и мыленно возмущаюсь, если незнакомый человек на улице не поздоровался в ответ на мое приветствие (вот грубяин!).

Еще вспомнила интересный момент. В большинстве, у американцев не принято обсуждать свою семейную жизнь даже с близкими друзьями. Наверно, есть исключения, но в большинстве своем это так. Личная жизнь на то и личная, чтобы оставаться в пределах спальни. То есть смотришь на все эти идеальные пары, а потом внезапно развод. И думаешь, ну как же такая идеальная пара разошлась? Поэтому, когда мало-знакомые люди (чаще всего наши эмигранты) начинают обмениваться интимными подробностями, я начинаю нервно подергиваться и становится не по себе. Я поняла, что вливаюсь в американскую культуру, когда перестала вмешиваться в личную жизнь друзей и знакомых. Когда в ответ на рассказ на неприятностях ты помалкиваешь, не задаешь лишних уточняющих вопросов и позволяешь человеку делиться ровно настолько, насколько он того желает. Коротко заверяешь, что все наладиться и спрашиваешь, не нужна ли помощь. Если нет, непринужденно меняешь тему и радуешься, что человек сильный, справится. О своих делах стараешься рассказывать в таком же формате. Все меньше и меньше начинаешь ныть.

Все меньше въезжаешь в дебри внутреннего мира своих собеседников. Все меньше вопросов “почему” касательно их личной жизни.

Кстати, о семейной жизни. Многие американцы ведут активную сексуальную жизнь даже когда им около 80 и не хватает нескольких зубов (так даже удобней, кокетливо заметила одна бабуля). Когда я работала в аптеке, к нам часто захаживали бабули и дедули и хвастались своими новыми любовниками и раскрывали секреты счастливой полноценной жизни. Между 70+ жителями нашего района разыгрываются нехилые страсти и любовные перипетии с попаданиями в тюрьмы на почве ревности и тому подобное. С ума сойти можно! В это же время другие 50 и 60 летние посетители баров сетуют на отсутствие личной жизни, но заявляют, что к серьезным отношениям пока (!!!) не готовы. Мой знакомый бармен Джо, которому явно за 60 признался, что они с девушкой уже 20 лет вместе. На мой вопрос, не хотят ли они, наконец, пожениться, Джо покраснел, и как застенчивый юнец ответил, что ни к чему вмешивать государство, и что потом будет сложнее из отношений сбежать. Да, товарищи, не о таком мы с вами думаем, не о таком. Не хочу никого обидеть, но не думала, что под 70 лет все еще актуальна проблема развода. Видите, все же кое-какие отличия я еще могу замечать.

В общем, есть плюсы у адаптации, так как жить все же легче, когда понимаешь правила сообщества, в котором ты находишься. Но, с другой стороны, вновь возвращается привычная рутина, и начинаешь забывать, из-за чего вообще этот сыр бор с переездом затевался. Например, я приехала в Америку с определенной целью, которая была предельно ясна. Она была важна, а остальное меркло по сравнению с ней, не было отвлекающих факторов в виде работы, увлечений и друзей. Потом я просто начала решать ежедневные проблемы, наваливающиеся одна за одной, в следствие чего на саму цель не остается ни времени, ни желания. И так происходит до тех пор, пока в один прекрасный день не высунешь нос из-под вороха проблем и не спросишь себя: «А зачем я все это делаю и преодолеваю?». Сначала начинаешь успокаивать себя уверениями о том, что ничего, нужно подождать того-то и того-то, и тогда у меня будет время, я проделаю такую-то работу и все будет хорошо.

Потом в одно ужасное утро приходит осознание, что ждать больше нечего. И некого. И если я немедленно не начну делать то, зачем я сюда приехала, все это не имеет вообще никакого смысла. И тут-то уже я, жареным петухом клюнутая в темечко, начинаю пахать. И совершать все возможное для того, чтобы «сказка стала былью». В этот момент наступает время для следующего страшного вопроса: «Что будет, если не получится?». Когда и как я пойму, что вот уже не получилось? И самый ужасающий вопрос, что я буду делать потом?

Но это уже совсем другая история, более подходящая для личного дневника, чем для этой статьи.

*

Все написанное я могу свести к тому, что на второй год эмиграции (особенно к его окончанию) для тебя уже толком нет никакой эмиграции. Только ты и твоя обычная жизнь. И в этом его главная особенность.  У тебя уже есть друзья и стабильная работа, ты знаешь, где покупать вещи и обувь, где покупать дешевле билеты и как спланировать путешествие по Америке. Ты начинаешь снова ходить в театры и на концерты, наконец- то, добираться до всех традиционных мероприятий и парадов и с трепетом отмечать национальные праздники.   Твой дом уже здесь, а не “там” и ты начинаешь быть довольным своим местом на карте мира и вообще по жизни.

Подводя итог, могу сказать, что после второго года ощущение эмиграции исчезает, но и в отражении зеркала стоит уже не тот, старый, а совершенно новый, более сильный и красивый человек.