Предыдущая прогулка см.: Прогулки по Нью-Йорку 39. По 57-й стрит с Ольгой Керн.

Автор цикла Татьяна Бородина

Фотографии Татьяны Бородиной

 

В конце декабря 2014 года Steinway Hall покинет помещение на 57 стрит. Наша сегодняшняя прогулка это благодарность и прощанье, и конечно, пожелание успехов на новом месте.
Отснятые мной фотографии интерьеров и реликвий Steinway Hall на 57 стрит стали последними, сделанными здесь, – буквально на следующий день все что запечатлено на снимках начали паковать для отправки на хранение в помещении аукциона Christie’s.

В прошлой Прогулке по Нью-Йорку, Ольга Керн посоветовала нам обратиться к Регине Давидофф, менеджеру компании Steinway and Sons, которая сегодня, любезно, согласилась стать нашим гидом по историческому зданию Steinway Hall на 57 стрит.

Интерьер Steinway Hall на 57 стрит. Таким вы не увидите его больше никогда. Одна из последних фотографий, снятая до переезда и начала строительства высотного дома.

 

Регина Давидофф, талантливая пианистка, выпускница харьковской консерватории.  Ее глубокое понимание и любовь к музыке подкрепленное двадцати трехлетним опытом работы в индустрии создания, презентации и продажи роялей делают ее незаменимым членом легендарной Семьи Steinway.  Талантливый человек талантлив во всем, реализовав себя в этой непростой работе она стала душой и сердцем компании, по праву заслужив восторженные слова президента американского общества Скрябина Edith Finton Rieber: “Регина Давыдофф стала для молодых музыкантов нашего общества настоящей и заботливой матерью, даря им не только свой профессионализм, но и тепло души, радушие сердца, заслуживающих золотой медали!”

Регина Давыдофф: “Знаменитая картина «Рубинштейн играет для царя», как и бюст Рахманинова, украшают мой офис, и я называю это место «мой русский» уголок в Steinway Hall.”

 

 

-Регина, спасибо, что согласились стать нашим гидом в прогулке по историческому зданию Steinway Hall. Сейчас мы находимся в главном зале, с прекрасным расписанным потолком -куполом.  Ваше рабочее место здесь же и можно только позавидовать, что вы проводите свой день в такой изысканной обстановке. Расскажите, пожалуйста, об этом удивительном месте.     

-Спасибо. Да, место действительно удивительное, оно наполнено духом 4-х поколений семьи Стейнвей, посвятивших свой талант, интеллект и энергию производству роялей, с 1853 года завоевавших право считаться лучшими в мире.

Двусветная Ротонда, где мы сейчас находимся, напоминает кафедральный собор не только по внешнему виду, но и по ощущениям. Ее сферический потолок расписан художником Paul Arndt аллегорическими сценами, повествующими о роли и месте музыки в истории человечества.

Steinway Hall — это Мекка для любителей музыки и фортепьяно, приезжающих сюда со всего мира. Наверное, поэтому его часто называют – Temple of music and pianos.

Это здание было построено в 1925 году, и на его строительство ушло 8 лет. Его роскошные комнаты и главный зал – Ротонда были спроектированы так, чтобы наилучшим образом демонстрировать рояли и пианино Steinway. Здание в стиле Bath-art и его интерьер соответствовали эстетике конца 19 – начала 20 веков. В то время фортепиано были исключительно декоративными – резное дерево, инкрустации, лепка, роспись, золотые покрытия.   Как правило, инструменты делались на заказ для домашних музыкальных салонов – именно так в то время, было принято исполнять и слушать классическую музыку. Со временем вкусы менялись.  В моду вошли и остались классические черные рояли – они, как смокинг,  всегда уместны, нарядны и элегантны.  Из предмета роскоши рояли постепенно превращались в предмет необходимости.  Фортепианные школы Европы и Америки воспитали тысячи музыкантов, а в наши дни интерес к западной классической музыке и престиж профессии переместился в Азию – в одном Китае сегодня более 30 миллионов пианистов.

 

 

 

– Регина, коль Вы затронули тему эволюции роялей, может быть, остановимся на ней чуть подробней, а потом вернемся к нашей экскурсии по Steinway Hall. 

– Да, я думаю это интересно. История фортепьяно началась в 1709 году – чуть более 300 лет назад. Изобретателем фортепьяно считается итальянец Бартоломео Кристофори , служивший при дворе Медичи. Именно его работа положила начало развитию механики английской системы. Потом инструменты совершенствуются в Вене Моцарта и Бетховена восемнадцатого века.

 

Почти 100 лет производство роялей было ручной работой, и только в начале 19-го века в Лондоне открылись первые небольшие фабрики массового производства. А в 1835 г.  уже здесь, в Америке, в рояль вошел металл – медная  рама средним весом в 300 фунтов, благодаря которой инструмент намного дольше сохраняет строй, приобретает необходимую тяжесть и устойчивость.

Известно, что до появления металлической рамы во время концертов Франца Листа приходилось использовать несколько роялей – уносить со сцены один и приносить следующий – инструменты не выдерживали мощи его пианизма и просто разваливались во время концерта.

Хочу обратить ваше внимание, что именно Америке принадлежит значительный вклад в эволюцию и совершенствование роялей. Именно из фирмы Steinway ушли в мир рояли в их современном виде. Можно сказать, что сегодняшний рояль – это американский инструмент, и Стейнвей внес в его создание определяющий вклад: фирме принадлежит более 128 патентов и изобретений в этой области.
Рояль — это сложнейший механизм, включающий в себя 12 000 частей! И на создание каждого инструмента уходит полный год – воистину это искусство и наука одновременно.

– Это действительно очень интересно.  Но вернемся к нашей Прогулке. 

– Вы обратили внимание, я отметила, что мы находимся во Втором помещении Steinway Hall?
Но важно рассказать о Первом, которое было открыто на East 14 Street (109-111 East 14 St.) в 1864 году. Интересно, что номера домов у первого и второго помещения Steinway Hall совпадают, не знаю, было ли это совпадение случайным или преднамеренным, но факт остается фактом.

 

Именно в Steinway Hall на 14 Street был открыт первый в Нью-Йорке большой концертный зал Нью-Йоркской филармонии, вмещавший 1800 человек.  На первых двух этажах этого здания располагались демонстрационные залы, где были выставлены рояли, и публика прежде, чем попасть на концерт, должна была пройти через них, чтобы подняться на третий и четвертый этажи, где располагался зал.

В этом зале проходили концерты Нью-Йоркской филармонии и публика приходила на них. Рояли же, выбирали и покупали до и после концерта благодаря Дороти Стейнвей (одной из дочерей Стейнвея), блестяще демонстрировавшей инструменты. Да, и количество желающих приобрести отменный инструмент после прекрасного концерта значительно возрастало.

В последней трети 19 века концертный Steinway менеджмент первым привёз Рубинштейна в Америку. С этого, собственно, началась настоящая концертная жизнь страны. В Америке ещё не было достойных инструментов и не было своих пианистов — школа и музыкальные авторитеты все еще оставались европейскими.

Свои гастроли в Америке Рубинштейн начал выступлением в Steinway Hall на 14 Street. За время поездки, меньше чем за год, он дал 215 концертов по всей стране, причем не нужно забывать, что это происходило в доавтомобильную эпоху, и передвижение по стране в конных экипажах было непростым, а порой и небезопасным делом.

 

Вошел в легенду первый день пребывания Рубинштейна в Нью-Йорке. Лето 1872 года выдалось особенно жарким, с присущей Нью-Йорку влажностью и духотой. Поселившись в отеле, Рубинштейн после долгой дороги прилег отдохнуть, настежь распахнув окна номера. Через какое-то время он проснулся от звуков музыки. Выглянув в окно, он увидел на раскаленной улице весь нью-йоркский филармонический оркестр – он играл для него одного!

Рубинштейна обожали и музыканты, и публика. Все его концерты были триумфальными и, что примечательно, уникальными. Он не любил повторяться и все время разучивал новые программы. Трудно себе представить, но говорят, что за время гастролей в Новом Свете он переиграл весь существующий на тот момент фортепьянный репертуар и дал серию концертов с польским скрипачом и композитором Генрихом Венявским.

Забавная деталь.   A. Рубинштейн с подозрением относился к бумажным деньгам, не доверял банкам и банковским чекам и всегда требовал оплату золотом. И вот, после ряда концертов Стейнвей выдал причитающийся ему гонорар – это был мешок золотых монет весом в 140 фунтов.  Представив, как он будет возвращаться в Россию с таким грузом, Рубинштейн впервые в жизни согласился взять чек.

 

-А остальные картины и скульптуры также связаны с людьми, побывавшими в Steinway Hall?

-Нет, конечно не все. В Ротонде находятся живописные и скульптурные портреты Мендельсона, Шуберта, Берлиоза. Но в других наших залах и галереях много интересных произведений искусства и уникальных реликвий, связанных с побывавшими здесь великими музыкантами и замечательными людьми.

В коридоре первого этажа много интересных реликвий, связанных с историей семьи Стейнвей, но об этом нужно говорить отдельно, это длинный рассказ.

Среди реликвий интересны фотографии: чтение Чарльза Диккенса в Первом здании Steinway Hall, прием после концерта Горовица  в Карнеги Холле, празднование 100-летия оркестра Нью-Йоркской филармонии в 1942 году с изображением всего оркестра на гигантском торте.

А вот это, наверное, самая важная реликвия, во всяком случае, для меня лично. Портрет С. Рахманинова работы Константина Сомова, где он запечатлен сочиняющим «Вешние воды» на вилле Villa Senar в Швейцарии.

Еще хочу показать вам другую реликвию – беломраморный бюст Шопена. Существует легенда, что молодые музыканты стремятся попасть в Steinway Hall еще и для того, чтобы прикоснуться именно к этому бюсту –  тогда их ждёт большое музыкальное будущее.

И, наконец, клавиатура рояля Горовица. В 1986 году, к первому концерту Горовица в Москве, после шестидесяти одного года, проведенного в эмиграции, был снят фильм  “Horowitz  in Moscow”. Он начинается с эпизода, в котором рояль, который Горовиц возил с собой на все свои концерты, а в остальное время хранился здесь и никто на нем, кроме Горовица, никогда не играл, пакуется в нашем «Концертном Бейсменте» (в переводе концертном подвале, но я предпочитаю его называть именно «Концертным Бейсментом», потому что это стало его собственным именем), покидает Steinway Hall, и отправляется в Москву в одном с ним самолете.

 

-За 150 лет существования  Steinway Hall, в нем, без преувеличения, играли все выдающиеся музыканты мира. Концерты, проходящие здесь, особенные и посещает их особенная публика, не так ли?

– Пожалуй. Все концертные вечера, которые здесь проходят, всегда камерные, для узкого круга. На них никогда не продаются билеты. Действительно, эти концерты уникальны и бесценны.

На открытии Steinway Hall на 57 Street, в 1925 году играл Джозеф Хоффман.  Также здесь играли: Сергей Рахманинов, Владимир Горовиц, Яша Хейфец, Артур Рубинштейн, Иегуди Менухин, Рудольф Серкин, Шура Черкасский, Ван Клиберн, Белла Давидович, Эммануил Экс, Ицхак Перлман, Миша Дихтер, Лиф Ове Андрес, Джошуа Белл, Ольга Керн.

Дорогими моему сердцу были вечера Общества любителей музыки Скрябина, незабываемые концерты Алексея Любимого, замечательный концерт Виталия Самошко, украинского пианиста – победителя конкурса королевы Елизаветы, сейчас живущего в Бельгии.

Многие годы здесь проходили отборочные прослушивания и выступления лауреатов многих международных конкурсов: Вана Клиберна, Джина Бахауэр, королевы Елизаветы, Чайковского, Розалин Тюрек на лучшее исполнение произведений Иоан Себастьян Баха. Стали традицией выступления лауреатов киевского конкурса Владимира Горовица. Мастер-классы известных педагогов и пианистов – Андре Шифф, Нина Лельчук, Этери Анджапаридзе, Дмитрия Рахманинова. Концерты лучших студентов консерватории Джуллиард, Йельского и Мэннес университетов.

 

– Вы упомянули «Концертный Бейсмент», который занимает особое место в истории Второго Steinway Hall. Расскажите о нем, пожалуйста.

Портреты Артистов Стейнвея развешаны в по стенам одного из залов Steinway Hall.

– Концертный Бейсмент – отдельный мир, у него своя история. В нем хранятся только те инструменты, которые Артисты Стейнвея (почетное звание, которым обладают 99% ведущих пианистов мира), выбирают для предстоящих выступлений по Америке. Несмотря на то, что, к примеру, в Карнеги Холл и в залах Линкольн центра постоянно находятся несколько роялей Стейнвея, пианисты, такие как Евгений Кисин, Марта Аргерич, Мицуко Ушида и другие, именно здесь подбирают тот инструмент, который наиболее точно соответствует их вкусам или лучше подходит для определенной концертной программы.

Концертный бейсмент

Дело в том, что все инструменты  Стейнвея, совершенно разные. Не существует в мире двух одинаковых!  Кроме того, очень важно индивидуальное ощущение клавиатуры. Замечательный настройщик и уникальный мастер Александр Маркович добивается максимальной отзывчивости инструмента. Он – совершенно незаменимый человек, непосредственно работает с каждым из артистов Стейнвея, часто сопровождая их в гастролях по Америке.

 

РД: “Обратите внимание на стены Бейсмента, здесь висят замечательные рисунки Бориса Шаляпина – сына Федора.”

 

Интересно, что личное знакомство Сергея Рахманинова с Владимиром Горовицом было организовано Стейнвейем и произошло именно здесь, в Концертном Бейсменте в 1928 г. Сергей Рахманинов показал Владимиру Горовицу свой 3-й концерт. Горовиц читал с листа, Рахманинов ему аккомпанировал…

Наш Бейсмент – еще и …  мастерская. Днем там колдуют над инструментами концертные настройщики, а вечерами, иногда до поздней ночи, занимаются пианисты. Здесь очень любили и любят музицировать многие знаменитые пианисты. Так, Ван Клиберн проводил здесь много времени, приезжая в Нью-Йорк, а Горовиц, имея свой ключ, просто приходил в Бейсмент по ночам и играл здесь до утра.

 

– Вы перечислили столько великих пианистов, исполнителей классического репертуара, но рояль – это и джазовый инструмент, а Америка – родина джаза. Значит, у вас в Steinway Hall побывало немало великих джазменов?

– Истории Стейнвея и джаза  неразделимы. Помните Ирвина Берлина: “I know a fine way to treat a Steinway». Конечно, здесь у нас рождается звук американского джаза, здесь живет его душа. Скотт Джаплин, Дюк Эллингтон, Луис Армстронг,  Айра и Джорж Гершвин, Ирвинг Берлин, Элла Фитжеральд, Бенни Гудман, Телониус Монк, играли в этих стенах, выбирали рояли для своих концертов и навсегда оставили здесь о себе память.

[quote style=”boxed”]Я люблю наши джазовые вечера. И неоднократно была хозяйкой вечеров-концертов с участием Арета Франклин, Винтон Маршалис, Тони Бенет, основателя  cтудии  “Motown” Берри Горди, и Пол Маккартни.[/quote]

 

 

– Действительно, –  это невероятное место! Но, наверное, в новом помещении все будет продолжаться?

– Я уверенна, да. Это будет Steinway Hall 21-го века. Мы сохраним все наши традиции и, как прежде, у нас будет музыкальный центр с концертным залом, современная студия звукозаписи, комнаты с инструментами, свой выставочный зал.  С нами переезжают все наши реликвии и произведения искусства. На новое место переедет и Concert & Artist Basement.

Но пока наше здание еще строится, мы перебираемся на пару лет во временное помещение, а затем уже – в новый Третий Steinway Hall. Но не исключено, что и сюда мы еще вернемся. Нынешнее здание является памятником архитектуры и его не тронут, так что Второй Steinway Hall, в отличие от Первого, сохранится, и, возможно, у нас здесь будет размещаться какая-то часть фирмы. Но это будет известно только тогда, когда строительство нового небоскреба будет полностью завершено, не раньше, чем через 3-4 года.

-Регина, спасибо большое за замечательную Прогулку, вы так много рассказали! Но мы не успели поговорить об истории семьи Стейнвей, а она необыкновенно интересна. Прошу вас еще об одной небольшой встрече.

-Конечно, обязательно сделаем.

 

Интервью вела Татьяна Бородина

Фотографии Steinway Hall на 57 стрит – Татьяны Бородиной.

Продолжение следует: Прогулки по Нью-Йорку. 41. Арт- нуво и Арт-деко.1

Об истории Steinway Hall, продолжим разговор в  2015 году.

Предыдущая прогулка см.: Прогулки по Нью-Йорку 39. По 57-й стрит с Ольгой Керн.

First Walk you can see at: http://elegantnewyork.com/new-york-walk-1/

Любая перепечатка текста или использование авторских фотографий возможны только с письменного разрешения автора проекта.

Elegantnewyork.com (Elegant New York on-line magazine)  is fully protected by copyright and nothing that appears in it may be reprinted wholly or in part without permission. For inquiries on republishing, you can contact us: editorial@elegantnewyork.com