Автор цикла Татьяна Бородина
Фотографии Татьяны Бородиной

Предыдущая прогулка см.:  Прогулка 20. High Line and Meatpacking District

И так, нам предстоит одна из самых интересных прогулок: пройдемся по району, расположенному между  двумя знаменитыми небоскребами Флэтирон-билдингом (Flatiron Building) и Эмпайр-стейт-билдингом (Empire State Building).

From Flatiron Building to Empire State Building

 

В двенадцати манхэттенских кварталах этого района представлены уникальные образцы самых разных архитектурных стилей, начиная от боз-ар и заканчивая постмодернизмом. Гуляя здесь начинаешь отчетливо понимать, что именно небоскребы определяют характер Нью-Йорка, придавая неповторимость его ландшафту. Высотные здания формируют городскую трехмерность – хаотично устремляясь ввысь, они компенсируют упорядоченную  структуру улиц, создают верхний ярус в театре городской жизни, превращая узкие улицы с обычными домами в уютный город пешеходов и кафе, укрытый в тени великанов. Удивительно, но небоскребы не заслоняют небо, а наоборот подчеркивают его, заставляя чаще поднимать голову, скользя взглядом вверх по их фасадам. 

 

Когда осуществлялся принятый в 1811 году генеральный  градостроительный план Нью-Йорка, многие старые улицы были уничтожены, и Бродвей, проходящий по диагонали через весь остров, могла постичь та же участь. К счастью, этого не произошло. Город приспособился к своенравной улице, вносящей творческий беспорядок в строгую структуру авеню и стрит.  Непривычной формы земельные участки, образованные прихотливой линией Бродвея, поначалу обескураживали нью-йоркских застройщиков, но со временем эти «неправильные геометрические  фигуры» вдохновили архитекторов на строительство уникальных домов и парков, придавших городу особое очарование. Так Бродвей, пересекая 5-авеню в районе 23-стрит под необычным для Нью-Йорка углом, дал возможность создать парк Мэдисон и  дом Утюг.

Мэдисон Парк был спроектирован и разбит одним из авторов Центрального парка Игназом Пилатом. Для публики он был открыт в мае 1847 года. Пожалуй, кварталы вокруг него больше, чем любое другое место в городе, напоминают своим стилем и атмосферой уголок европейской столицы.

Предыстория создания парка в чем-то типична для Нью-Йорка. В начале XIX века здесь находился армейский плац с арсеналом и бараками, получивший в 1814 году имя президента Джона Мэдисона. К середине века плац переделали в площадь и разбили на ней парк, а, рядом открыли одну из первых в стране бейсбольных площадок. Затем, в 1879-м на ее месте построили стадион Мэдисон-сквер-гарден, просуществовавший на этом месте около 50 лет.

Мэдисон Парк стал знаменит, когда в нем в течение восьми лет (с 1876-го по 1884-й) была выставлена гигантская рука с факелом – фрагмент будущей статуи Свободы. Таким образом пытались найти инвестора на установку статуи на Острове Свободы.

В квартале между 23- и 24-стрит в 1909 году появилось необычное офисное здание под названием Метрополитен-Лайф-тоуер (Metropolitan Life Tower). Его архитектор LeBrun явно черпал вдохновение в северной Италии. Здание и особенно башня чем-то напоминают венецианскую кампанилу Сан Марко, только выросшую до 39 этажей. На башне установлены 4-сторонние часы, заметные из многих районов города. Совсем недолго это строение считалось самым высоким в мире. В то время рекорды высоты бились несколько раз в год, пока эта гонка не остановилась на долгое время постройкой Эмпайр-стейт-билдинга, превратившего все бывшие небоскребы в дома средней высоты.

New York Life Insurance Company building and Metropolitan Life Tower

Рядом, на 25-стрит, находится  Верховный суд (Supreme Court), построенный в стиле боз-ар Джеймсом Брауном Лордом.

Рядом, на 25-стрит, находится  Верховный суд (Supreme Court), построенный в стиле боз-ар Джеймсом Брауном Лордом. Этот стиль традиционен для зданий судов в Америке и Верховный суд можно было бы назвать типичным  представителем из их ряда, если бы не богатый декор фасада. На его оформление ушла одна треть бюджета строительства. Дом украшают мраморные статуи  Мудрости и Силы – у главного входа, на карнизе  статуи библейских пророков и великих философов, включая Моисея и Конфуция. Статуя Мухаммеда была убрана в 1950 году в знак уважения к мусульманам, чья вера запрещает изображение Пророка.

Квартал по Мэдисон-авеню между 26 и 27-стрит занимает златоверхий небоскреб Нью-Йорк Лайф-Иншуранс-компани (New York Life Insurance Company, 51 Madison). Как следует из названия здесь находится штаб Нью-Йоркской компании по страхованию жизни. Это 40-этажное высотой 187 м  здание с позолоченной пирамидальной крышей построено  Кассом Гилбертом в 1928 году. Архитектурный стиль грандиозного дома объединяет готические детали с модерном. Он признан официальной нью-йоркской достопримечательностью и внесен в список национального регистра исторических мест. Этот небоскреб – последний, построенный Касом Гилбертом в Нью-Йорке.

В  здании на углу 24-стрит и Мэдисон-авеню расположен известный, но не доступный широкому  кругу, очень стильный и дорогой ресторан под названием Eleven Madison Park Restaurant. Изысканная атмосфера, отменное обслуживание, французская кухня и высокая цена привлекает сюда только респектабельную публику Нью-Йорка. На другом углу Мэдисон парка в доме №230 по адресу 5-авеню, находится более демократичный и потому более популярный «Ресторан-сад на крыше» (230 Fifth Rooftop Garden Bar Restaurant), из которого открывается прекрасный вид на Манхэттен.

Но самый известный дом в этом районе находится на пересечении 5-авеню, Бродвея и 23-стрит. Флэтайрон-билдинг (в переводе на русский язык – Утюг) – одно из знаковых зданий Нью-Йорка, символ начала  20-века, известный по романам О’Генри, запискам Ильфа и Петрова и глубоко поразивший Зигмунда Фрейда во время его турне по Америке. Высота его 82-метра, а  ширина северного фасада всего2 метра. В 1902 году чикагский архитектор Дэниэл Бернхэм виртуозно вписал этот 21-этажный дом в небольшой треугольный участок земли в том месте Нью-Йорка, где она ценилась практически на вес золота.

Как только «Утюг» был сдан в эксплуатацию, он начал обрастать легендами и слухами. Например, настойчиво утверждалось, что его самый острый угол создает на 23-стрит необычные порывы ветра, мгновенно задирающие женщинам юбки. Около «Утюга» стали собираться толпы молодых людей, которых приходилось даже разгонять с помощью  полиции. Но и сами полицейские свято верили в легенду, предпочитая почаще дежурить у знаменитого дома. Меняются времена и нравы – теперь никто не разгоняет джентльменов у подножья «Утюга», и более того – возле него создали уголок отдыха и созерцания. Сидя за небольшими столиками и попивая кофе по-американски из бумажного стаканчика, здесь можно предаваться раздумьям о вечных ценностях жизни или о стройных ножках проходящих мимо дам.

Американский фотограф-модернист Альфред Стиглиц (Alfred Stieglitz, 1864 -1946), любивший Флэтайрон-билдинг и посвятивший ему не одну серию своих фотографий писал: «Здание как будто двигалось на меня, подобно носу огромного океанского парохода. Это была картина новой Америки в процессе ее интенсивного развития». Ощущение движения нельзя отнести только к поэтическому восприятию, это скорей эффект визуальный и достигается он благодаря волнистым облицовочным терракотовым панелям фасада.

Флэтайрон-билдинг появился на свет тогда, когда «архитекторы все еще притворялись, что не существует стали и чугуна». Но архитектурная фирма Дэниэла Х. Бернхэма (Daniel H. Burnham), виртуозно использовав дельтовидный участок «для возведения небоскреба как отдельно-стоящего скульптурного объекта», взялась за реализацию проекта, который отвергали многие другие. Бернхэм использовал в строительстве «Утюга» металлический каркас, тщательно скрытый классической отделкой. Но он дает о себе знать интуитивным ощущением несоответствия слишком тонких и изящных стен с огромной высотой дома. Дополнительный эффект легкости конструкции создает чрезвычайно узкий угол «носа корабля», который заставляет зрителя поднимать голову в поисках потерявшегося объема здания. «Утюг», объединяя в себе новые технологии и классический архитектурный стиль, создает неповторимый образ здания, принадлежащего одновременно прошлому и будущему.

Дом, построенный в стиле боз-ар, отличается богатым и разнообразно декорированным оформлением. Кажется, что терракотовые стены подернуты мелкой рябью. Такой эффект достигается за счет использования объемных изображений львиных голов, венков и масок в сочетании с облицовочными блоками, украшенными глубоким рельефным орнаментом. В совокупности это формирует витиеватую игру света и тени по всей поверхности дома, что придает фасаду ритмичность и рождает впечатление струящейся волны. С архитектурной точки зрения Флэтайрон интересен еще и тем, что является одной из наиболее ярких реализаций высотного здания в виде классической греческой колонны: с четко выделенным основанием, правильно оформленным стволом и орнаментальным завершением в верхней части.

Здание особенно привлекательно тем, что требует от зрителя творческого участия в завершении общей  архитектурной картины – образ небоскреба зависит от точки обзора, в которой находится наблюдатель в данный момент: стоя у подножья угла здания и подняв голову вверх, видишь летящий в небо клин, а отойдя чуть подальше, понимаешь, что перед тобой узкая изящная колонна; фасад может показаться тонкой стеной головокружительной высоты или роскошным итальянским палаццо. И наконец, самый знаменитый ракурс этого удивительного дома подобен носу океанского лайнера, каким-то чудом оказавшегося посередине огромного города.            

 Использованы материалы из книги Эрика П. Нэш «Небоскребы Манхэттена»

 

В кварталах между двумя небоскребами множество мемориальных мест. Тут  жили О’Генри, Гершвин и Сара Бернар, Самуэль Морзе, Уильям Сароян, Скотт Фитцджеральд, Глен Миллер, Франк Синатра.

Хорошо пройтись по окрестностям «Утюга» с томиком О’Генри в руках.  Ведь именно здесь происходит действие его самых известных нью-йоркских новелл. Герой  рассказа «Фараон и хорал»  именно здесь делает безуспешную попытку быть арестованным, чтобы перезимовать в городской тюрьме. В «Квадратуре круга» у подножья огромного «Утюга» мирятся кровные враги, прибывшие в Нью-Йорк с Дикого Запада. Героиня одного из самых ироничных рассказов «Роман биржевого маклера» напоминает своему босу, который собрался сделать ей предложение, что они уже поженились накануне – в «Маленькой церкви за углом» (“The Little Church Around the Corner”, 1 E 29th St  New York, NY 10016)

Церковь Преображения (The Church of the Transfiguration) на углу 5-авеню и 29-стрит получила свое новое название благодаря истории, достойной пера О’Генри: однажды, в 1870 году пастор одной местной большой и богатой церкви отказался отпевать умершего актера и посоветовал его друзьям обратиться в «маленькую церковь за углом», где на беспутные деяния актера скорей всего закроют глаза. Так и случилось, актер был погребен по всем правилам, а церковь «за углом» полюбилась простым горожанам и артистической публике и получила свое второе название. Сам О’Генри, живя неподалеку, на 28-стрит, был отпет здесь же – в Церкви Преображения или «Маленькой церкви за углом».  Сегодня она частично принадлежит Корейско-американской епископальной церкви. Кварталы в районе 31- и 32-стрит – центр образовавшейся в последнее время Маленькой Кореи. Эти две улицы – подходящее место для того, чтобы вкусно поесть, к примеру, фирменных национальных шашлычков с капустой кимчи. Узнать Корея-таун легко по множеству иероглифов на вывесках, яркой толпе и характерным, аппетитным запахам.

В округе есть еще несколько любопытных церквей. Стоит, например, заглянуть в  Church of the Incarnation (209 Madison Avenue, New York) на углу 35-стрит и Мэдисон-авеню, Построенная в 1864 году, она выделяется сдержанной красотой интерьера.

Всего в нескольких кварталах от Church of the Incarnation между 36- и 37-стрит находится Библиотека и музей Моргана. Здание было построено в 1906 году и служило библиотекой для хранения экспонатов разросшейся коллекции финансиста. Ценнейшее собрание клинописных таблиц, средневековых манускриптов, инкунабул (первопечатных книг), нотных и рукописных автографов, шедевров живописи и скульптуры поселилось в здании, напоминающем мраморное итальянское палаццо. Архитектор Чарльз МасКим возвел  здание в стиле дворцов эпохи Возрождения. Внешний и внутренний интерьеры впечатляют изысканностью вкуса и стиля и считаются одной из лучших работ автора. Через несколько десятилетий после смерти Моргана его сын открыл библиотеку для широкой публики в качестве музея. В дальнейшем были достроены дополнительные помещения, и сам дом Морганов добавлен к существующему ныне комплексу, занимающему целый  квартал.

С 30-х стрит начинаются многочисленные нью-йоркские универсальные магазины. Но не стоит совмещать несовместимые вещи и пытаться посетить их во время своих прогулок по городу. Лучше уделить им особое внимание и оставить их изучение  для отдельного маршрута. Сейчас упомянем только об одном универмаге, который собственно уже им не является и поэтому перестал быть опасен с точки зрения необдуманной траты денег.

В квартале на 5-авеню между 34- и 35-стрит находится бывший B. Altman Building. Открытый в 1906 году, он был самым большим в то время универмагом на 5-й авеню. Здание выглядит очень элегантно, оно спроектировано в гармонии с окружающими шикарными жилыми кварталами. Интересно оно и тем, что явилось одним из первых,  имеющих свой собственный генератор энергии. В то время это было невероятно прогрессивно и предусмотрительно. Сейчас дом принадлежит CUNY (Нью-йоркскому муниципальному университету).

Корни возникновения небоскребов старались отыскать в прошлом и тем самым объяснить и оправдать их непривычные размеры и пропорции, придавая особое значение их величине, превращающей небоскребы в символ человеческого могущества.  Но архитектор Ральф Волкер в своем очерке «Взаимосвязь небоскребов и современности» утверждает, что разница между высотными зданиями прошлого и современными небоскребами лежит в человеческом факторе: «теперь мы создаем высотные сооружения, не имеющие отношения к смерти, как пирамиды, или к религии, как пантеон, который, чтобы подчеркнуть величие бога, строился на возвышении, теперь мы возводим небоскребы не ради идеи, а ради утилитарной человеческой необходимости».

Сколько ни кружи по району, центром его притяжения останется Эмпайр-Стейт-билдинг – 102-этажный небоскреб (первое здание в мире, имеющее более 100 этажей), неизменный символ города. Этот гигант занимает целый квартал или в данном случае даже лучше воспользоваться английским словом блок, потому что это именно блок, ограниченный 4-мя улицами: 5- и 6-авеню с запада и востока и 33- и 34-стрит с юга и севера. Но чтобы рассмотреть его, не стоит подходить слишком близко, иначе фасады, выполненные в стиле арт-деко, будут парить высоко у вас над головой.

Еще в начале 20-го века на месте Эмпайр-Стейт-билдинга стоял самый шикарный в городе отель «Уолдорф-Астория» (Woldorf-Astoria), в котором устраивались роскошные балы, где, в его гостиных, джентльмены из высшего света обсуждали свои амбициозные планы, а дамы блисталтали в нарядах и драгоценностях соизмеримых по цене с домом в нижнем Манхэттене.
В 1929 году «Асторию» перенесли на Парк-авеню, где она находится и по сей день. На ее месте миллионер Джон Рэскоб, промышленник Пьер Дюпон и бывший губернатор Альфред Смит решили построить главный небоскреб города. Проект Эмпайр-стейт-билдинга был создан архитектурной фирмой Shreve, Lamb & Harmon. Для подъема строительных материалов и рабочих были задействованы лифты разобранной «Астории». Работы продолжались 16 месяцев и обошлись в 45 миллионов долларов – на несколько миллионов дешевле запланированной сметы из-за резкого удешевления рабочей силы и стройматериалов. Фасад небоскреба, сделанный из сплава хрома, никеля и стали, был технической новацией того времени. А большое богато декорированное фойе стало примером для всех последующих нью-йоркских офисных домов.

В 1945 году бомбардировщик Б-25,  заблудившись в тумане, врезался в семьдесят девятый этаж дома и убил четырнадцать человек, однако существенного вреда небоскребу не причинил, так что проверку на прочность дом прошел довольно своеобразным способом.

381-метровое здание было официально открыто 1 мая 1931 года, то есть в самый разгар Великой депрессии. Большую часть его помещений, общая площадь которых превышает200 000 м2, долгое время не удавалось сдать под офисы. Владельцы небоскреба получали доходы только от туристов, число которых скоро перевалило за 4 миллиона в год. И сегодня особой популярностью пользуется смотровая площадка на 86 этаже, с которой открывается действительно потрясающий вид на город. До сих пор для того, чтобы попасть туда, нужно выстоять многочасовую очередь либо посетить 86 этаж в зимнее время года, когда немногие отваживаются ощутить на себе силу нью-йоркских ветров.

В первые годы существования Импайра его популярности очень помог вышедший в 1933 году фильм «Кинг-Конг», в котором огромная обезьяна карабкалась по гладким стенам Эмпайр-стейт-билдинга и отбивалась на его крыше от круживших самолетов.

В высшей степени практичное и рациональное здание было построено с учетом использования всех его 3-х измерений. Даже шпиль на вершине небоскреба предназначался для швартовки дирижаблей. Заказчики рассчитывали на то, что крыша здания станет центральным воздушным вокзалом города, и хотя авиаинженерам была очевидна глупость этой затеи – ветер на такой большой высоте сносил цепеллины, не позволяя им швартоваться к мачте, – кто станет слушать специалиста, когда голову кружат столь амбициозные планы. Так и случилось: только однажды дирижабль попытался «причалить» к небоскребу, после чего от затеи пришлось отказаться.

Эмпайр-стейт-билдинг оставался самым высоким зданием в мире 41 год – пока в 1973 году не было завершено возведение первой, 415-метровой, башни Всемирного торгового центра.

Вид с 86-го этажа стоит того, чтобы посещение Эмпайр-Стейт-билдинга отнести к одному из 10 «обязательных дел» в Нью-Йорке, но нужно не забыть, что многочасовые очереди несколько омрачают предвкушение захватывающего зрелища.

 

Историческая справка.

Великая депрессия.
Понятие Великой депрессии обычно употребляют по отношению к США, хотя на самом деле эта был самый большой на сегодняшний день спад мировой экономики, длившийся с 1929 по 1940 год, и распространившийся практически на весь мир, включая большую часть стран Европы.

Толчком к Великой депрессии послужил крах Уолл-стрит 1929 года и несколько последовавших за ним (в 1930 и 1931 годах) банковских паник.

К причинам начала Великой Депрессии в США, как правило, относят:

-перепроизводство товаров и нехватка денежной массы, вызвавшая дефляцию, которая привела к падению цен на товары и банкротству многих предприятий;

-неоправданный рост цен на фондовом рынке бумаг – инвестиции превысили потребность экономики в деньгах;

-большой прирост населения за счет эмиграции и повышения рождаемости в период бурного развития экономики;

-введение 40-процентной пошлины на импорт в целях защиты внутреннего рынка, что привело к повышению цен на импортные товары и снижению потребительского спроса.

 

Text and photos by Tatyana Borodina

Продолжение следует: Прогулки по Нью-Йорку 22. Around 34 th Street.

First walk you can see at: http://elegantnewyork.com/new-york-walk-1/

Любая перепечатка текста или использование авторских фотографий возможны только с разрешения автора проекта.

Elegantnewyork.com (Elegant New York on-line magazine)  is fully protected by copyright and nothing that appears in it may be reprinted wholly or in part without permission. For inquiries on republishing, you can contact us: editorial@elegantnewyork.com