НОВЫЙ БАЛЕТ БОРИСА ЭЙФМАНА ”UP&DOWN”

Нина Аловерт
Фото Нины Аловерт

 

[box][quote]В конце мая «Балетный театр Бориса Эйфмана» показал в Нью-Йорке новый спектакль знаменитого русского хореографа: «Up&Down” («Вверх-вниз»). Эйфман, как обычно, использовал музыку из произведений разных композиторов, в данном случае Дж. Гершвина, Ф. Шуберта, А. Берга. Балет имел, можно сказать без всякого преувеличения, огромный успех у публики. И не только у русской ее части. Я знаю немало американских зрителей, на которых балет произвел большое впечатление.[/quote][/box]

EN Up&Down Photo AlovertVsmall-109

Сцена из балета

 

Я не пишу рецензию. Меня в этом спектакле заинтересовало прежде всего дистанция между замыслом хореографа и неожиданностью результата. Попробую объяснить.

Действие начинается в психиатрической больнице. Молодой и талантливый Врач- психиатр бросает больницу и любимое дело собственно из-за любви к пациентке. Пациентку приводит к нему ее Отец. Кровосмесительные отношения между отцом и дочерью приводят Пациентку – не скажу к сумасшествию, но к душевному заболеванию.   Зародившаяся любовь между Доктором к Пациенткой дает ей до некоторой степени возможность обрести душевное равновесие. Доктор женится на ней, и они покидают больницу, Отец к тому же дает «в приданое» за дочерью большие деньги.

EN In Hospital Photo AlovertVsmall-134

Доктор – Олег Габышев, Больная – Екатерина Трофимова, Больной – Кирилл Ефремов

 

Тема человека, сходящего с ума, интересует Эйфмана давно. Картины сумасшедшего дома есть в нескольких его балетах, но в предыдущих они не нарушают романтику балета («Красная Жизель») или являются аллегорией положения инакомыслящих граждан в обществе («Дон Кихот»). В последнем балете, сильнее чем в «Родене», развернутые картины сумасшедшего дома являются самоцелью, а больные изображены несколько в карикатурном виде, что обретает в конце балета определенный смысл.

Дальше. Герой попадает в светское общество, созданное хореографом в пародийном стиле.

EN Doctor Gabyshew Otec Jelinek Photo Alovert Vsmall-90

Доктор – Олкег Габышев, Отец Пациентки – Иржи Йелинек

Герой увлекается Голливудской дивой, его больная жена ревнует, в конце концов она уходит к другому. Герой напивается, буянит в компании «простых парней», которые его бьют. Герой пытается вернуться к жене, но она уже вполне нормальна и танцует с другим мужчиной, с Другом. В самом конце спектакля, отрешившись от пародийного стиля, хореограф создает сцену действительно горькую: Доктор пытается припасть к своей Пациентке, буквально «припасть» к любимой, он опускается на колени, цепляясь за ее платье. Его бывшая Пациентка, его жена – последняя надежда на спасенье в том мире, который создал Эйфман. Из кулис появляется Отец героини и злорадно осыпает бывшего Доктора деньгами. Для фантома, созданного больным воображением бедного Доктора, этот Отец несколько слишком реален, но не будем придираться. Доктор сходит с ума и попадает в сумасшедший дом теперь уже, как пациент. Конец.

EN Star Abashova Photograph Polyakov Photo AlovertVsmall-116

Кинозвезда – Мария Абашова, Папарацци – Игорь Поляков

 

Итак, о чем же этот балетный спектакль? В центре – гибель личности, это тема многих балетов Эйфмана.  В данном случае Эйфман декларировал идею балета в предисловии к программке: герой за деньги продает свой талант и гибнет.

[box][quote]Но на самом деле в созданном Эйфманом балете герой продает свой талант в первую очередь из-за любви, а Эйфман в конечном счете создал свой спектакль совсем не о том, как плохо быть богатым. И в целом все сцены в клинике для душевно больных и развлечения светского общества складывается в неожиданную картину, сознательно хореографом не предусмотренную.[/quote][/box]

На самом деле – это страшный спектакль. Карикатурно поставлены как сумасшедший дом, так и светская жизнь. И нет надежд, нет подлинных чувств, нет просвета, нет выхода. Это первый балет Эйфмана, который начисто лишен романтизма, смягчающего самые натуралистические сцены. На самом деле, никто из героев не способен на чувства. Кроме Доктора. Но потому у него в этом страшном мире – сумасшедших с одной стороны и манекенов с другой – нет другого пути, как в безумие (жена, выздоровев, сама превращается в манекен).

EN Patient Lubov Andreyeva Priqtelx - Dmitry Fi[er Photo AlovertVsmall-119

Пациентка – Любовь Андреева, Друг – Дмитрий Фишер

[box][quote]Эйфман совсем не собирался ставить спектакль о беспросветности и безнадежности современной жизни. Но как чуткий художник, он уловил «холод и мрак грядущих дней». Как здесь не вспомнить тех, кто понимал роль подлинного художника во времени. «Напрасно художник ты мнишь, что своих ты творений создатель» – писал поэт Алексей Толстой. О том же – Питер Брук: «Если он внутренне свободен, если душа его открыта и настроена на нужную волну, невидимое овладевает им и становится доступным всем».[/quote][/box]

Итак, чуткий творец Эйфман в конечном счете создал спектакль, отражающий беспросветный мрак духовной жизни современного ему общества, приземленный, лишенный романтизма и возвышенных идей. Тупик. Скажем – мировой. Пусть так. Не буду сужать пространство.

[box][quote]Эйфман живет в этому мире, поэтому интуитивно его чувствует: «Мир вывихнут, но вывихнут и я» (Дж.Байром «Дон Жуан» в переводе Т.Гнедич)[/quote][/box]

EN Psychiatrist Gavyshew Father Jelinek Photo Alovert 131

Доктор – Олег Габышев, Отец Пациентки – Джери Йелинек

Несомненно, что зрители так же не понимают этой связи художника и времени, они и не должны, но многие уловили суть спектакля: «страшный». Я слышала этот отзыв неоднократно.

Спектакль, как я писала, имел огромный успех.  По моим многолетним наблюдениям, зритель любит сопереживать трагедии на сцене. И конечно, большое впечатление производит сама хореография Эйфмана, в этом балете он довел до «крещендо» свои пластические, хореографические, словом – изобразительные приемы, свой стиль. А хореография Эйфмана – всегда излучает мощную энергию.

EN Up&Down Photo AlovertVsmall-107

Сцена из спектакля

 

Отдельно надо сказать о танцовщиках труппы, от которых во многом зависел успех балета. Ансамбль танцовщиков Эйфмана –совершенно особый, не имеющий аналогий в мировом балете. Их нельзя назвать «кордебалетом», потому что каждый персонаж массовых сцен имеет свой характер. И новое поколение премьеров заслуживает всяческих похвал (я видела только первый состав исполнителей). Естественно, прежде всего – это Олег Габышев в роли Доктора, Его Доктор по-своему добр, но сдержан в проявлении эмоций. Отчего так пронзительно-трагически и получилась у актера последняя сцена, когда он пытается вернуть любовь своей жены, когда эмоции прорвались наружу. Нежная, лиричная Любовь Андреева, блистательная Мария Абашова, красавец Олег Фишер, выразительный исполнитель Режиссера -фотографа Голливудской звезды, Игорь Поляков – все они остаются в памяти.

EN Patient Andreyeva Doctor Gabyshev Photo AlovertVsmall-110

Пациентка – Любовь Андреева, Доктор – Олег Габышев

 

[box][quote]В одном из последних разговоров Эйфман сказал мне, что теперь хочет поставить спектакль веселый и легкий. Аминь.[/quote][/box]