Невозможный диалог необыкновенных женщин

[quote style=”boxed”]Разговор, которого не могло быть, но который состоялся этим летом в музее Метрополитен в Нью-Йорке, приковал к себе внимание десятков тысяч поклонников моды и искусства. Миучи Прада и Эльза Скиапарелли – две необыкновенные женщины, два выдающихся дизайнера, две творческие натуры, разрушавшие стереотипы и создающие новые тенденции, ведут свой диалог через время и пространство.[/quote]

Главной особенностью экспозиции «Невероятный диалог» стал видеофильм, в котором Миучи Прада ведет беседу с Эльзой Скиапарелли в исполнении актрисы Джуди Двис. В основу этой необычной беседы положены цитаты из интервью Эльзы Скиапарелли и выдержки из ее книги, в которой она делится размышлениями о времени, политике, моде, и искусстве.

Интересно, что вначале идея такой экспозиции не очень понравилась Миучи Прада. Она считала, что Скиапарелли и она принадлежат совершенно разным эпохам моды и являются полными противоположностями. Конечно, им обеим присущ артистический подход к моде, обе часто черпали вдохновение в искусстве, но не напрасно принято считать, что Скиапарелли, создавшей свою первую коллекцию в 1927 году, близок сюрреализм, а Прада, чья дизайнерская карьера началась в конце 70-х, всегда ассоциируется с постмодернизмом.

Однако позже, вникая в концепцию выставки, Миучи увлеклась ею. В результате на свет появилось оригинальное творение, позволяющее проанализировать уникальный творческий почерк, преемственность тенденций и совместное влияние двух выдающихся женщин 20 века на современную моду.

Диалог между модельерами происходит не только на экране, но и в залах выставки, где представлены ансамбли из 100 нарядов и 40 аксессуаров, выполненных Скиапарелли и Прада для коллекций разных лет. В их сопоставлении можно увидеть не только близость вкусов, но и сходство характеров, философии и стилей дизайнеров.

ЭС: Осознают ли люди силу модной индустрии? Я уверена, что мода рождается как отклик на перемены в жизни, как реакция на случившиеся события. Заблуждение думать, что новый стиль появляется потому, что дизайнеру захотелось укоротить юбку или использовать оборки и складки.

МП: До того как заняться модой я занималась политикой. Она интересовала меня очень сильно. Но посвятив жизнь моде, я поняла, что она обладает большой концептуальной силой, способной менять мир.

«Близнецы», разделенные десятилетиями

Скиапарелли и Прада родились в Италии с интервалом в 60 лет. Они никогда не встречались, но сходство их натур, а порой и судеб, кажется просто невероятным.

Обе родились в аристократических семьях, у обеих отцы были профессорами, а семейный круг составляли интеллектуальные и творческие люди. Обе девочки воспитывались в духе строгого католицизма, ни одну из них не учили шить и не связывали их судьбы с модным бизнесом. Обе получили хорошее образование и провели бурную молодость, обе имели левые взгляды и активно увлекались идеями эмансипации и коммунизма. Обе создали свои первые коллекции достаточно поздно: Скиапарелли – в 37, Прада – в 40 лет.

Скиапарелли и Прада стали лидерами своего времени, обогатив моду не только революционными инновациями, но и философским подходом, позволившим увидеть мир современной женщины другими глазами.

ЭС: Я всегда была внимательна к потребностям женщин и старалась помочь им найти свой стиль. По-моему, это главное для того, чтобы всегда выглядеть по-настоящему модной.  Причем, важно понять, что именно будет соответствовать не только твоей внешности, но и образу жизни, работе, ну и наконец, кошельку.

МП: Мне неинтересен просто тип, когда я создаю новый костюм, я всегда думаю об архетипе, особенно о таких исторически укоренившихся в сознании, как монашка, горничная или путана.

….Одна из моих любимых коллекций – осень 2002, называлась “Sexy” и основывалась на клише архетипа супер-сексуальной женщины. Создавая ее, я черпала вдохновение в гламурных образах 40-х годов, в цветовых решениях фоторабот Guy Bourdin. Я использовала множество стереотипов сексуальности: меховой воротник, шелковое белье, туфли с открытым носом и, конечно, пластиковый прозрачный плащ, который принято считать символом порнографии.

Яркая комета

В 20-30 годы 20-го столетия Эльза Скиапарелли была одним из самых знаменитых мастеров высокой моды. Каждая ее коллекция становилась сенсацией. Ее наряды поражали экстравагантностью, но вместе с тем были удобны и практичны.

Изобретательница платья-футляра и необычных головных уборов в форме туфли или бараньей котлеты, она царила в мире парижской моды вплоть до Второй мировой войны. У нее одевались Кэтрин Хепберн, Гэри Купер, Марлен Дитрих, Мишель Морган и Мэй Уэст. Она вращалась в артистических кругах, дружила с сюрреалистами и нередко создавала свои модели в творческом содружестве с такими художниками как Сальвадор Дали и Жан Кокто, фотографами Хорст П Хорст и Мен Рей.

«Я ношу ее с вызовом и местные газеты никогда ее не забудут», – так говорила Скиапарелли о своей знаменитой шляпе-туфле, инспирированной Сальвадором Дали.

Карьеру Эльзы Скиапарелли сравнивали с полетом яркой кометы – столь стремительна и блистательна она была. Без того, что дала миру Эльза, теперь невозможно представить современную моду: юбка-брюки, платье с запахом, комбинезон, купальник с чашечками, туфли на танкетке, платье без рукавов, цветные чулки, застежка молния, стеклянная бижутерия, которую именно она предложила носить вместо настоящих драгоценностей.

И это не говоря о мехах и перьях, – их Скиапарелли первой использовала совершенно нетрадиционным образом. Идея и первое воплощение меховой сумочки, столь популярной сейчас, принадлежат ей!

И наконец, сам показ моды. Именно она превратила его в зрелищное шоу с музыкой, светом, публикой и дефиле, где коллекции демонстрируют стройные, высокие манекенщицы.

ЭС: Я считаю, что женская одежда должна быть архитектурна и гармонична. Ни в коем случае нельзя забывать о фигуре, которая и есть основа, каркас всего костюма. Детали, драпировки, воланы не должны затмевать фигуру. Напротив, дизайн костюма должен строиться в согласовании с формой тела, подчеркивать красоту его линий.

…..Мне кажется, что куртизанки больше знали о человеческих душах, чем философы и священники. Создавая коллекцию, главное не потеряться в тумане снобизма и ложной респектабельности.

МП: Если мне что-то удалось – так это разрушить общепринятые нормы и буржуазные представления о гламурной женской красоте. Я ненавидела слишком красивые платья, я всегда старалась сделать безобразные вещи желанными – я пыталась разрушить клише красоты. И вместе с тем, для меня очень важно понять, что значит красота в современном мире, в этом я вижу свою работу.

Законодатель стиля

Восхождение Миучи Прада на модный Олимп было неожиданным и блестящим. Первая же созданная ею коллекция одежды заставила заговорить о ней, вторая поставила имя Прада в один ряд с корифеями итальянской моды.

Это случилось в 1989 году, когда представив публике коллекцию одежды prêt-à-porter, Миучи Прада однозначно обозначила характерные черты и особенности своего стиля: минимализм, простые формы, четкие линии кроя, лаконичные цвета.

Своей героиней Прада выбрала интеллектуалку, которая даже в скромном наряде выглядит чувственной и соблазнительной. Тем самым Миучи заполнила существовавший вакуум, став идеологом «умной сексуальности».

Используя хорошо знакомые приемы дизайна, она достигает совершенно непредсказуемого и оригинального результата. Уходя от избитых шаблонов, она делает акцент на лаконичной простоте и элегантности.

Коллекции Миучи Прада всегда неожиданны и экстравагантны. Как правило, появившись, они вызывают неоднозначную реакцию публики и прессы, но вот уже четыре десятилетия успех ни разу не изменял ей. Сегодня Прада ассоциируется с роскошью и шиком – с имиджем женщины, свободной от повседневных банальных условностей.

МП: Когда я начала свою карьеру, я не хотела, чтобы кто-то догадался, о чем я думаю. Я старалась защитить себя, используя минималистский стиль. Я не была уверена в себе, поэтому моя одежда была преднамеренно абстрактной и достаточно простой. Сейчас я чувствую себя более уверенно и готова быть более откровенной, даже дерзкой в попытке познать самое себя и передать это в моей коллекции. Но и теперь я часто возвращаюсь к абстрактной теме.

ЭС: В начале моей карьеры я не знала о дизайне одежды ровным счетом ничего. Мое невежество было безгранично, зато кураж и фантазия били ключом. Я ломала каноны, мой дизайн становился все более смелым и дерзким: поднять плечи, вернуть бюсту его естественную форму, устранить сутулость, возвратить талию на ее естественное место, удлинить юбку! Все это разрушало устоявшиеся в то время каноны.

МП: Когда я создаю новую коллекцию, для меня главное то, что сейчас происходит в мире и сознании людей. Для меня важна социальная жизнь, культура, искусство.

Я всегда помню о цикличности моды, о смене тенденций. Это ощущение дает мне возможность предвидеть новый виток и это очень важно для меня. Я стараюсь создавать новые, оригинальные, даже немного шокирующие модели. Но это не самоцель, в любой новой коллекции я стараюсь выразить основную идею, сохранить свою личную индивидуальность. Форма, цвет, длина – это только средства выражения идеи.

Связующее звено

Возможно, отчасти причина такой преемственности и схожести вкусов кроется в том, что этих двух женщин связывает один мужчина. И имя его Ив Сен-Лоран.

В начале дизайнерской карьеры великого модельера Скиапарелли протежировала и поддерживала его. Заметив неоспоримый талант, именно она благословила Сен-Лорана на создание первой коллекции. Долгая дружба связывала этих двух выдающихся людей. Они исповедовали одни и те же идеалы, были очень близки во вкусах и взглядах на моду – естественно, что Скиапарелли имела несомненное влияние на стиль Ив Сен-Лорана.

[quote style=”boxed”]Интересно высказывание Ив Сен-Лорана об Эльзе: «Она никогда не ставит себе цели угодить женщинам, она хочет доминировать и диктовать, что им носить»[/quote]

Той же позиции придерживается и Прада сейчас – она из года в год доминирует в мире моды и угождает в этом скорей себе, чем своим поклонницам.

И у непревзойденной Миучи Прада в прошлом есть свои маленькие тайны : «Одна из причин, почему я стала дизайнером в том, что я не могла найти ничего, что мне нравилось бы носить.

В 80-е все были помешаны на дизайне, но мне это было неинтересно. Мне казалось, что все уже изобретено, меня раздражал дизайн как таковой.

Я предпочитала носить винтажные вещи и всевозможную форму, особенно форму людей, работающих в сервисе, и школьную форму. Если я хотела новое платье, я шла к портнихе и просила сшить мне платье на основе какой-то детской модели. Я даже выходила замуж в наряде, сделанном на основе детского платья».

И вот случилось чудо: Миучи увидела фильм «Дневные Красавицы» с Катрин Денев в главной роли, в платьях от Ив Сен-Лорана. Стиль одежды поразил ее, она поняла, что это и ее стиль. С тех пор она не изменяет своему кумиру и признается, что именно он оказал наибольшее влияние на концепцию стиля Прада.

Где будем делать талию?

Во все времена вопрос талии для моды был определяющим. Поэтому зал, посвященный этой теме на выставке, заслуживает особого внимания. Тем более, что именно в этом вопросе наши собеседницы явно не сошлись во мнении.

Эльза Скиапарелли всегда считала, что главное в женском образе и соответственно в женском костюме – талия и все, что находится выше нее. Поэтому в одежде она делала акцент именно на этой части туалета. Головные уборы, блузы и жакеты – вот чему она уделяла особое внимание. Конечно, обычаи того времени здесь сыграли немаловажную роль: «На приемах, в салонах и ресторанах женщина чаще всего сидит, нижняя часть ее наряда скрыта столом. Поэтому не так важно, как выглядит платье ниже пояса, важна его верхняя часть», – говорила Скиапарелли.

Миучи Прада – дитя и творец своего времени. В наши дни светские приемы и дружеские вечеринки проходят совсем в другом формате. Публика на них мобильна, гости проводят время стоя, с бокалом в руке. Соответственно и одежда требует другого подхода.

[quote style=”boxed”]«Юбка для меня всегда была центром внимания, – говорит Прада. – Конечно, одежда должна быть шикарна и в своей верхней части, но нижняя просто обязана быть не менее изощренной». Миучи видит в этом некий символ, даже в какой-то степени философский смысл: «В моем представлении верхняя часть более духовная и возвышенная, нижняя же связана с истоками, с жизненной силой, рождением и любовью – и это главное для меня».[/quote]

Прада любит разрушать каноны, она ярая поклонница свободы во всем: «Традиционый фокус на верхней части костюма ограничивает, и это заставляет меня испытывать неудобство».

Экспозиция построена так, чтобы наглядно соединить юбки из коллекции Прада с жакетами от Скиапарелли. Эффект получается потрясающий – не верится, что создание этих вещей разделяет более чем полстолетия.

ЭС: «Девяносто процентов женщин боятся выделиться. Они боятся того, что о них скажут другие. Поэтому они покупают серые костюмы, за которыми надежно скрываются. Какая это ошибка! Но они должны измениться, и я хочу помочь им в этом. Я сама очень стеснительна, иногда мне с трудом дается просто подойти к знакомым и сказать «Привет». Но я никогда не стесняюсь показываться на публике в самом фантастическом и очень индивидуальном костюме».

МП: «Я интересуюсь жизнью женщины в целом. Вот почему я так люблю передник. Он будит мое воображение и очень часто присутствует в моих коллекциях. Для меня он символ женского смирения. Я считаю его одновременно драматическим и романтичным. Я люблю романы, мне нравится жить жизнью других женщин. Наверное, поэтому я так люблю антикварные магазины и винтажные вещи, старинные украшения. Я думаю о тех, кто владел ими до меня, об их судьбах, стараюсь представить, о чем думали мои предшественницы, одевая их».

Мужественная красота

Если попытаться сказать, о чем ведут разговор Прада и Скиапаррели одним словом, то это слово будет «Красота», какой бы разной и противоречивой она не была для них.

Прада и Скиапарелли можно назвать революционерками своего времени. Они видели красоту каждая по-своему, но всегда новаторски свежо. Обе опережали свое время, предвосхищая и формируя своим творчеством образ современницы.

Они приверженцы шокирующих и эпатирующих форм. Своими коллекциями оба дизайнера старались «встряхнуть» воображение публики и тем самым помочь ей увидеть в повседневности новые, неизбитые решения. Прада и Скиапарелли в равной степени не стеснялись дерзких решений, используя в своих коллекциях необычные приемы, грубые и даже дешевые материалы, пластиковые украшения, а порой и эпатирующую сексуальность образа.

Свою знаменитую коллекцию 1996 года Миучи Прада создала в стиле 50-х годов, используя дешевую синтетическую ткань со старомодным принтом, который применяется для кухонных скатертей и занавесок. Эта коллекция была призвана перевернуть понятие о моде и роскоши с ног на голову. Она всегда старалась подчеркнуть эволюцию моды и вкуса. Понятие хорошего вкуса через 20 лет будет совсем иным.

[quote style=”boxed”]«Плохой вкус – это тоже часть нашей истории и нашей культуры», – писала Прада.[/quote]

Обеим дизайнерам был близок вопрос эмансипации, что, конечно, нашло отклик как в жизненной философии, так в коллекциях каждой из них.

Хорошо известно пристрастие Прада к форменной одежде, причем не только военной, но и школьной, форме горничной или медсестры. Она неоднократно обыгрывала его. Ее коллекция в стиле врачебных халатов неожиданно даже для нее самой, имела грандиозный успех среди элитарной публики, несмотря на то, что ткань была выбрана очень дешевая.

Скиапаррели всю жизнь волновал вопрос женской независимости как в мышлении и образе жизни, так и в моде. К примеру, созданные ею юбка-брюки сначала повергли в шок лондонское общество. Но шок прошел, а мода осталась – буквально через год эта модель заполонила город. И светские дамы считали неприличным не иметь в гардеробе несколько юбок-брюк.

ЭС: «Мужчины восхищаются сильными женщинами, но не влюбляются в них. Некоторым женщинам удается достигнуть комбинации силы и женственности, но большинству приходится или расстаться с иллюзиями или идти по жизни в одиночестве».

МП: «Лично я не хочу лишиться типичных женских качеств, какими бы старомодными они сейчас не казались. Это относится даже к принятому подчинению мужчине. Но в то же время я не хочу, чтобы мужчины навязывали мне свои взгляды и убеждения. Я очень женственная, но вместе с тем и мужественная. В этом смысле я вроде шизофреника, – это своего рода раздвоение личности».

О моде, и о многом другом

Выставка затрагивает множество тем. Здесь можно найти ответы на вопросы, не связанные с модой напрямую. Можно сказать, что в этом «Невозможном разговоре» принимает участие и зритель, потому что экспозиция построена так, что заставляет думать, анализировать, сравнивать и рассуждать. А это всегда порождает вопросы. И замечательно то, что ответы на них можно получить прямо в залах, от самих дизайнеров.

МП: «Я ненавижу идею, что женщины не должны носить то, что не соответствует их возрасту. Такого понятия просто не существует».

ЭС: «Я наслаждаюсь созданием одежды для женщин, которые не беспокоятся о своем возрасте и позволяют себе выглядеть молодой всегда».

[quote style=”boxed”]МП: «Женщина старится с головы, вернее с мысли о том, что она старится. Становясь старше, женщина все время приучает себя к мысли о своем возрасте. Мысли о возрасте – вот самый страшный яд, который женщина может принять добровольно».[/quote]

На выставке 7 залов, каждый из которых раскрывает одну из тем, близких обоим мастерам. Все они удивительно интересны, информативны и, безусловно, достойны внимания. Даже простое перечисление тем, на которых мы не остановились подробно, может дать представление, насколько широк спектр и необычен ракурс экспозиции:
Некрасивая красота – о необычном взгляде на красоту костюма;
Наивный шик – о детской теме в туалете взрослой дамы;
Классическое тело – о преемственности у древних культур, об архитектурных традициях в костюме;
Экзотическое тело – об этнической моде;
Сюрреалистическое тело – о необычном, сюрреалистическом видении одежды.

Выставка получилась оригинальная и очень интересная в своем нетрадиционном решении. Ее уникальная особенность в том, что удалось рассказать не только об истории развития двух домов моды, дать возможность взглянуть на легендарные костюмы от великих модельеров, но и объяснить, что скрывалось за каждой коллекцией, что вдохновляло на их создание, что именно хотели сказать мастера своими творениями, о чем думали, создавая их.

ЭС: «Греки в большей степени, чем кто-либо другой понимают, что одежда, архитектура и искусство неразрывны. Они дают своим богам чувство совершенства и фантастическое проявление свободы. Чем больше мы уважаем свое тело, тем большую жизненную силу приобретают платья».

МП: «Я часто слышала, что мои коллекции слишком причудливые и странные, но я не согласна с этим. Закрепить в мире высокой моды «суровый образ» было моей целью. То, что многие люди понимают как причудливость, на самом деле попытка ниспровергнуть привычное понятие роскоши и красоты, предлагая взамен одежду, которую большинство сочли бы банальной и ординарной».

Text by Tatyana Borodina

Photos: Metropolitan Museum of Art, New York  

Metropolitan Museum’s Introduction

The Exhibition on View May 10–August 19, 2012

The Met’s Spring 2012 Costume Institute exhibition, Schiaparelli and Prada: Impossible Conversations, explores the striking affinities between Elsa Schiaparelli and Miuccia Prada, two Italian designers from different eras. Inspired by Miguel Covarrubias’s “Impossible Interviews” for Vanity Fair in the 1930s, the exhibition features orchestrated conversations between these iconic women to suggest new readings of their most innovative work. Iconic ensembles are presented with videos of simulated conversations between Schiaparelli and Prada directed by Baz Luhrmann, focusing on how both women explore similar themes in their work through very different approaches.

The exhibition showcases approximately one hundred designs and forty accessories by Schiaparelli (1890–1973) from the late 1920s to the early 1950s and by Prada from the late 1980s to the present. Drawn from The Costume Institute’s collection and the Prada Archive, as well as other institutions and private collections, signature objects by both designers are arranged in seven themed galleries: “Waist Up/Waist Down,” “Ugly Chic,” “Hard Chic,” “Naïf Chic,” “The Classical Body,” “The Exotic Body,” and “The Surreal Body.”

Schiaparelli, who worked in Paris from the 1920s until her house closed in 1954, was closely associated with the Surrealist movement and created such iconic pieces as the “Tear” dress, the “Shoe” hat, and the “Bug” necklace. Prada, who holds a degree in political science, took over her family’s Milan-based business in 1978, and focuses on fashion that reflects the eclectic nature of Postmodernism.