Виталий Орлов

 

Знаменитый шансонье должен был  25 апреля  2018 года дать концерт в Петербурге, но буквально за 1 час до начала в концертном зале «Октябрьский»  93-летнему артисту стало плохо, и он был госпитализирован, а выступление перенесено на 9 апреля 2019 года.

В Нью-Йорке Шарль Азнавурвпервые вышел на сцену Сити-Центра в 2009 году, и его концерт прошел с невероятным успехом, и певец был приглашен в Нью-Йорк снова. Следующее выступление  Ш.Азнавура было запланировано на 2012 год. Перед его началом, тоже в апреле, артист дал пресс-конференцию, но концерт, хотя и по другим, чем в 2018-м году, причинам, тоже не состоялся. Но память об этом выдающемся человеке сохранила подробности его визитов в Нью-Йорк…

1964 год. Выдающемуся  французскому шансонье Шарлю Азнавуру 40 лет, он в расцвете творческих сил, в зените всемирной славы. И слава эта так велика, что и за «железным занавесом» в Советском Союзе слышны ее отголоски. Слышны в самом прямом смысле: записи его романтических песен проникали в виде боббин катушечных магнитофонов в СССР, и их переписывали друг у друга, так что на третий или четвертый раз были слышны уже почти только хрипы. И вдруг узнаем: Азнавур даст концерт в Москве. Это было чудо, потому что в те годы на советской эстраде чуть ли не марсианами казались даже те певцы, что начали  приезжать из соседних стран соцлагеря: Болгарии, Югославии,Чехословакии.

Попасть тогда на концерт Азнавура, тем более, человеку, приехавшему из Харькова, было просто немыслимо. Зато я, молодой инженер-проектировщик, часто бывал в Ереване, где по проекту моей харьковской организации строилась уникальная тепловая электростанция. В те дни я как раз находился в столице Армении, когда стало известно: Шарль Азнавур прилетает в Ереван, чтобы встретиться со своей бабушкой!..

Шарль Азнавур – псевдоним Шахнура Вахинага Азнавуряна. Он родился 22 мая 1924 года в Париже в семье иммигрантов из Армении. Отец Миша Азнавурян был певцом, мать Кнар Багдасарян– актрисой драматического театра. В ту неделю, когда родился Шарль, отец открыл в Париже ресторан «Кавказский», где готовилась армянская и русская еда.

А через 9 лет состоялось первое выступление Шарля как танцовщика и актера…

Армяне умеют встречать гостей, а уж таких именитых, как Азнавур… Летом 1964-го в Ереване только и разговоров было о его визите; ветровые стекла автомобилей, стеклянные двери кафе, витрины магазиновбыли украшены огромными портретами Азнавура: а вдруг маэстро заглянет и туда!                                                                                                                       Мои высокопоставленные армянские боссы помогли мне попасть на встречу Шарля с бабушкой, которая жила даже не в Ереване, а в окрестностях… С тех пор и оставалась в глубине души фантастическая мысль:  «Вот бы побывать на большом концерте великого шансонье…».

Фото Виталия Орлова

Моя мечта сбылась через 45 лет, в 2009 году, когда Шарль Азнавур дал концерт в Сити-центре Нью-Йорка. Убеленный сединами, но по-прежнему худой, стройный и элегантный,  85-летний артист, кумир нескольких поколений слушателей, был так же артистичен, так же подвижен, элегантен, аристократичен, обаятелен, как в молодости, и тем же, практически не изменившимся с возрастом голосом, он пел, как и 45 лет тому назад, свои лирические шансоны-миниатюры о любви, написанные для него или им самим, прежние и новые, но с неизменным и безупречным вкусом и шармом, с неподдельной душевностью. Каждая песня – не только спетый, но и сыгранный образ: всякий раз это исповедь любящих людей, очень разных, но обязательно глубоко чувствующих и интеллигентных. Знаю, что это слово для некоторых звучит чуть ли не оскорбительно, но таким просто нет смысла слушать Азнавура – артиста, который по совместному опросу журнала «Time» и телеканала CNN признан лучшим эстрадным исполнителем XX века.

Да, он пел и играл свои песни так же, как и много лет назад: никаких фонограмм, никаких «минусовок»: на сцене большой оркестр, певцы-подголоски, точно поставленный свет…

Фото Виталия Орлова

И вот сам Шарль Азнавур, знаменитый шансонье, рядом, на пресс-конференции в  связи с вновь предстоящими концертами в Нью-Йорке  26, 27 и 28 апреля 2012 года, ставшими возможными стараниями компании ArdanyArtists. Емуможно пожать руку, его можно  расспросить о будущих  концертах и о прошедших памятных событиях в его жизни, пришедшейся на век бурных потрясений.

Фото Виталия Орлова

И мой первый вопрос, понятно, отсылает маэстро к памятным для меня дням 1964 года:

Вопрос: Тогда вы навестили свою бабушку. А есть ли сейчас у вас родственники в Армении?

Ответ: Сейчас в Ереване живет пять моих подлинных родственников, но около 250 человек считают себя моими двоюродными братьями и сестрами, в том числе живущие в Грузии. Установить истину бывает не так легко. Последний раз я видел своего кавказского родственника года три тому назад в Грузии. У него была фамилия моего дедушки – Сунджян.

Вопрос: А есть ли у вас родственники в Нью-Йорке?

Ответ: В Нью-Йорке живут моя дочь и внуки.

Вопрос: Что для вас самое важное в жизни?

Ответ: Конечно, моя работа. Я работаю очень много, каждый день, часто с 9 утра до 10 вечера. Люди много работают, потому что хотят побольше денег. Мне же нужно побольше времени.

Вопрос: Продолжаете ли вы писать новые песни? Будут ли они исполнены в предстоящих концертах?

Ответ: Да, и более того, я пишу их все больше и больше. Когда я только начал свою карьеру, я писал их для других, а потом, в течение 50 лет – только для себя.  Сейчас я намереваюсь меньше петь и больше писать. Но я пишу не только песни. Например, недавно написал короткую пьесу для одного актера. Мой возраст? Он –не помеха! У меня близкие отношения с еврейской общиной, а евреи, как вы знаете, желают друг другу жить до 120. Вот и я собираюсь дожить до 120!..

Вопрос: Что для вас является импульсом при создании новой песни?

Ответ: Вы, мои слушатели, сами,  все что я вижу и слышу от вас. У меня не слишком большая фантазия, и потому я не могу писать песни о будущем. Я пишу, размышляя о прошлом, о том, что происходит вокруг меня. Я написал много песен о любви, о ее сложностях. Среди них очень мало таких, где бы говорилось: «Я тебя люблю» или «Ты любишь меня». Это банально, и петь об этом неинтересно. По моему мнению, важно объяснить, что любовь – это то, что движет жизнью; что несчастная любовь более нуждается в том, чтобы о ней было рассказано.

Вопрос: Вы приняли предложение Правительства Армении стать ее послом в Швейцарии. Это не мешает вашему творчеству?

Ответ: Я понимал, что для Правительства Армении более важен мой имидж, чем политический профессионализм. И это действительно так и есть: я в состоянии открыть те двери, которые другим людям в принципе не так легко. И я – единственный посол, который поет. Я не пишу и не читаю по-армянски, не могу спеть национальный гимн, не знаю армянских молитв. Я родился в Париже, и литература, которую я люблю – французская. Но я помню свои армянские корни, и потому все, что я могу сделать для Армении – делаю.

Вопрос:  Однажды вы сказали, что мечтаете выступить в Москве, на Красной площади…

Ответ: Мечта остается. Это такая же мечта, как спеть среди египетских пирамид или в Колизее. Чтобы выступить в Москве, нужно иметь приглашение российского правительства…

Вопрос: Вы пели в городе, где была создана Библия. Это оказало какое-то влияние на вас как на христианина?

Ответ: На сцене я – певец, артист, и значит, еврей, мусульманин, христианин и т.д., и я  черный, желтый, белый. Я богатый и бедный. Но я не даю политических рекомендаций и о моих собственных симпатиях не объявляю.

Вопрос: Есть ли в вашем репертуаре песни на русском языке? (Смех)

Ответ: Только одна (по-видимому, речь идет о песне  «Эх, раз, еще раз…» – авт.) Ее автор – Саша Макаров (Макарян). Она была написана во Франции в начале ХХ века, ее пел мой отец, и я позаимствовал эту песню у него, правда, полностью изменив текст, оставив только две строчки, которые вы знаете. Среди любимых мной российских музыкантов я отметил бы Славу Ростроповича и Александра Вертинского. Сегодня  я еще не знаю, что буду петь в предстоящих концертах, но эту песню не спеть невозможно.

Вопрос: А кто из ваших французских предшественников оказал на вас наибольшее вляние?

Ответ: Прежде всего, Жак Трене, затем Морис Шевалье, и на третьем месте Эдит Пиаф, у которой я действительно многому научился.

Вопрос: Говорят, это ваше прощальное турне по Америке? Это правда?

Фото Виталия Орлова

Ответ: Каждая гастроль для меня – прощальная. Прощальный концерт – это самый лучший концерт, когда отдаешь зрителям все лучшее, что у тебя есть. Уверен, что как артист, я должен говорить со сцены только правду, и только то, что до меня  не говорил никто. Публика – это моя семья, и она имеет право знать правду.

Вопрос: Как менялись ваши песни на протяжении карьеры? Что было главным прежде, и что –теперь?

Ответ: Для меня мелодия вторична. На первом месте всегда стихи. Меняется ситуация, меняются и темы. Меня волнуют события, происходящие в обществе. Отдельные  мои песни запрещены в некоторых странах. Но  я надеюсь, что мои песни помогают понять людям, что происходит.

Вопрос: Как вы относитесь к геноциду армян во время Первой мировой войны?

Ответ: Слово «геноцид» не продвигает нас в решении конфликта между Арменией и Турцией. Сегодня, наверное, нужно какие-то вещи забыть, от чего-то отказаться, хотя это очень болезненно. Я часто встречаюсь с турками, с турецкими дипломатами. Как посол Армении в Швейцарии, я пользуюсь этим дипломатическим преимуществом, чтобы объяснить туркам важные вещи. В то же время я считаю, что мы должны открыть наши двери, чтобы позволить им войти.

 

ion_builder_row]