Соло на ударных: “боб-би-са-наб-ри-я”

Катя Мукминова.

На английском языке читайте здесь.

Когда Бобби Санабрия говорит о джазе, это уже само по себе  музыка. Вдумайтесь, даже его имя звучит, как соло на ударных: боб-би-са-наб-ри-я! В его рассказах – ритм, глубина, реминисценции и предвидение будущего, умение заставить слушателя увидеть мир под другим углом. Возможно, вы не имеете ни малейшего представления об игре на барабанах и афро-кубинском джазе. Но как только Бобби объяснит вам азы, вы начнёте сомневаться, что живёте полноценной жизнью в отсутствие ударной установки. Заражает не только его страстная любовь к джазу: он передаст вам этот вирус – и расскажет, как распространить его на окружающих.

 

-Вы неизменно дарите своим слушателям такой невероятный коктейль из музыки, истории и культурологии, что хочется спросить – а как вам вообще удаётся уместить какую-то идею во всё, что вы исполняете?

-Это как раз легко – просто я люблю музыку, я люблю то, что делаю. Я чувствую, что лучший способ наладить контакт с аудиторией – это объяснять ей музыку, открывать дверь в ту культуру, которая за ней стоит. Проблема-то с музыкой в том, что большинство людей не понимают, что они слушают. Они понятия не имеют, какая богатая у музыки история, как тесно она связана с историей страны. Поэтому моя задача – открыть дверь и сделать так, чтобы люди в неё вошли. Как только они узнают больше о музыке в контексте культуры, которая за ней стоит, они мгновенно в неё влюбляются.

-Как правило, люди не проводят параллели между джазом и латиноамериканскими ритмами. В чём причина такого равнодушия к истории музыки, как вы думаете? Это нехватка образования – или отсутствие желания знать историю?

-Причины – это невежество, расизм и культурный империализм (смеётся). Большинство американцев мало что знают о джазе – величайшем искусстве Америки. Хотя казалось бы, именно о нём они и должны знать больше всего. Но в мейнстриме темы джаза практически не существует. У этого есть свои причины: в частности, наша склонность принижать значение культуры и не ценить её. К сожалению, джаз во многом стал жертвой этого явления.

-Те, кто слушают хип-хоп, часто понятия не имеют, что если бы не джаз, этого жанра вообще бы не существовало.

-Опять же, невежество.  В этой стране не ценят культуру и искусство. Яркий пример – это всё, что касается джаза. С 16-летним подростком из Европы можно говорить о Дюке Эллингтоне, а с 16-тилетним афроамериканским подростком из Гарлема нельзя говорить ни об Эллингтоне, ни о Чарли Паркере, ни о джазовой культуре вообще. Он даже не знает, кто все эти люди.

Bobby Sanabria Y Ascension during General Motors presents The 26th Annual Atlanta Jazz Festival in Atlanta, Georgia, United States. (Photo by R. Diamond/WireImage)

-То есть должно быть коллективное усилие, направленное на возрождение любви к джазу?

-Да, в том смысле, что людям надо рассказывать о музыке, ведь они ничего о ней не знают. Им нужно дать возможность её услышать. Джаз – уникальный язык самовыражения и общения, и чтобы что-то в нём понимать, его нужно слушать. Сегодня во всех этих вечерних шоу на ТВ, у Конана О’Браена или Джимми Фэллона, джаза нет. Когда я был ребёнком, мы включали Tonight Show с Джонни Карсоном, шоу Дэвида Фроста, Дика Кэветта, Мёрва Гриффина, Эда Салливана, Hollywood Palace или любое другое шоу – и везде звучал джаз. Оркестры в этих передачах были джазовыми. Он был частью культуры мейнстрима. В каждом концерте, который я видел в детстве, звучал джаз.

Кроме того, в Нью-Йорке была круглосуточная джазовая радиостанция, WRVR, которая прекратила своё существования в 1980-м году. Сегодня мы слушаем джаз на ньюджерсийском радио Ньюарка, WBGO. В Нью-Йорке (!) нет джазовой радиостанции, и мы хотим, чтобы нас считали джазовой столицей мира? Странно было бы этого ожидать. Джаз сегодня вообще в очень странной ситуации.

Как я и говорил, это величайшая форма искусства Америки, но американцы о ней ничего не знают. Это сокровище, зарытое во дворе нашего дома, о котором мы даже не подозреваем. Мы музыканты, и наша миссия – не просто играть джаз, а активно продвигать его, добиваться, чтобы люди о нём говорили. Лично я делаю всё, что могу, я и играю, и преподаю. Но я – лишь один человек. А делать это должны все.

-Мне было очень интересно смотреть ваш цикл образовательных видеороликов, слушать ваши рассказы о музыке и истории. Каким образом вам удаётся увлечь студентов – в том числе и тех, кто хочет просто играть, не вникая в историю музыки?

-История музыки и инструментов чрезвычайно интересна. Лучшие исполнители в мире всегда досконально знали историю своего жанра. Уже из этого факта понятно, что знания очень важны. Что касается истории латиноамериканского джаза, она начинается издалека, из самой Африки, и по произведениям можно проследить этот путь. Это же потрясающе! Если вы ничего не знаете о том, что играете, в вашем исполнении всегда чего-то будет не хватать. Знание – сила, так отчего же не воспользоваться ею?

Все, у кого я преподаю, так или иначе что-то узнают об истории. Вот вы же видели, как я играю и рассказываю о музыке прямо на сцене – и вы говорите, вам было интересно, значит, вам уже понятно, что история – это совсем не скучно. На самом деле, люди часто подходят ко мне и благодарят за всё, чему я их научил, потому что это обогатило их восприятие музыки и культуры. Они говорят: «Раньше мне это нравилось на интуитивном уровне. Теперь я начал это уважать».

– Артистическое достоинство. Что для вас значат эти слова? Как вы объясняете эту концепцию студентам? Можно ли вообще кого-либо научить профессиональному достоинству?              

-Артистическое достоинство – это чувство гордости за свою профессию. В нашей стране музыкантов обычно не воспринимают как серьёзных артистов. К примеру, молодой человек, у которого достаточно желания и таланта, чтобы стать профессиональным музыкантом, часто слышит от старших: «Но это же несерьёзное занятие. Учись чему-нибудь другому». Это неправильно. То, что мы делаем, очень важно: мы популяризируем культуру и историю, наша работа – дарить людям счастье, вдохновлять их. Почему этим нельзя гордиться? Я помогаю студентам понять, что на их плечах лежит большая ответственность – они представители национальной культуры. А если вы к тому же джазовый музыкант, то ноша становится практически непосильной, так как всё, что у нас есть сегодня в популярной музыке, эволюционировало из двух жанров: блюза и джаза. Такой профессией однозначно можно – и нужно – гордиться.

-В прошлом году вы приняли участи в гала-концерте Made in New York Jazz Competition. По вашим наблюдениям, каковы перспективы джаза?

-Я горжусь своим участием в этом мероприятии. Главное достижение Made in New York Jazz Competition – это демонстрация силы и возможностей джаза в построении культурных мостов. Все музыканты, с которыми я познакомился в прошлом году, приехали из разных стран, и мне было так приятно, что все они очень серьёзно подходят к изучению джаза и прекрасно играют. Джаз – самый универсальный инструмент для объединения людей, который есть в рапоряжении Соединённых Штатов. Вот спросят меня, как остановить войны, а я скажу – джазом! [смеётся] Я объездил весь мир. Везде, где я был, людям не нравится внешняя политика США, но как только вы произносите «джаз», вы мгновенно становитесь другом. Да, они говорят, что ненавидят Америку, но на самом деле они ненавидят нашу политику.

-И любят Луи Армстронга.

-Да, они любят Луи Армстронга. Они любят Майлза Дэвиса. Они любят Мачито. Они любят Тито Пуэнте. Это потрясающе. Одно слово – и вот с тобой уже беседуют. А когда люди разговаривают – это начало отношений. А хорошие отношения приводят к дружбе. И уважению. И любви. Так что джаз – это самый великий американский политический инструмент. Made in New York Jazz Competition – великолепный пример.

-Как вы думаете, останется ли джаз сокровищем, зарытым в нашем саду, или мы всё же выкопаем его?

– [смеётся] Я стараюсь изо всех сил! Изо всех сил! Такие инициативы, как Made in New York Jazz Competition, очень помогают, но мы, музыканты, сами не справимся. Всех, кто считает себя меломанами, я спрашиваю: а что вы делаете для популяризации музыки? «Что вы имеете в виду?» – удивляются они. А я отвечаю: «Нет, ну вы же так любите джаз, вы же ставите его друзьям? Пытаетесь привить им любовь к нему? Друзьям, соседям, родственникам? Знакомите ли вы с джазом своих детей? Ставите им записи?». Мне часто отвечают в том духе, мол, ну вы понимаете, сын любит хип-хоп… А я говорю – но у вас же есть компьютер! Посадите сына к монитору и покажите видео с Бадди Ричем, величайшим джазовым барабанщиком всех времён и народов. И если подросток увидит Бадди Рича со свинговым оркестром и не полюбит джаз, я ничем не могу вам помочь – значит, у него просто души нет! [смеётся] Ваша дочь любит тяжёлый рок? Покажите ей гитарное соло Джими Хендрикса, потом покажите запись Уэса Монтгомери, джазового гитариста, оказавшего огромное влияние на Хендрикса. Можно найти массу способов проводить параллели между джазом и другими жанрами. В хип-хопе много фанкового бита, значит, покажите ребёнку видео группы Tower of Power. Или Джеймса Брауна, потому что без Джеймса Брауна хип-хопа бы не было. В его оркестре всегда были джазовые музыканты – Браун обожал джаз! При желании всегда можно найти способ привить сыну или дочери любовь к джазу. Взрослые просто должны находить для этого время и запастись терпением, а все инструменты для этого у них есть, особенно с учётом YouTube.

Вместо того чтобы подарить ребёнку на день рождения очередную компьютерную игру, подарите ему джазовую пластинку. Но сделайте это по-умному: не нужно сразу навязывать им музыку великих; дайте им что-то, что они услышат и поймут на интуитивном уровне. Дети и подростки хорошо чувствуют ритм. Подарите им альбом Tower of Power, это как раз для начального уровня восприятия.

Многие популярные артисты постоянно используют джаз, например, Джефф Бек и Карлос Сантана. Скажите ребёнку: «Слышишь, как Сантана импровизирует? Теперь послушай афро-кубинские ритмы». И таким образом вы его подсадите на музыку Мачито, Тито Пуэнте, Кэла Тжейдера и, конечно, Бобби Санабрия!

Мы, музыканты, должны заручиться поддержкой наших слушателей и вместе с ними открывать эту музыку молодому поколению. И потом, когда молодёжь полюбит её, они будут делать то же самое. Они начнут приводить своих друзей на концерты. И вы тоже – приводите своих детей на концерты, покажите им, как красива живая музыка, какая у неё энергия! Я помню, как интересно мне было в детстве увидеть вживую музыкантов «из телевизора».

Мы, взрослые, должны открывать детям этот мир. Потому что – знаете что? – они ни в чём не виноваты. У них нет такой возможности слушать джаз, какая была у меня в их возрасте. Их нужно знакомить с ним. И если ребёнок спросит вас, зачем вы даёте ему слушать джаз, ответьте: потому что ты – американец! Знать, что такое джаз, знать его историю, знать, что это величайшее национальное искусство, – это твоё право. Это часть твоей культуры. Ну и кроме того, ты даже не представляешь , как много ты теряешь!

 

Катя Мукминова

Author:Катя Мукминова

No comments yet.

Leave a Reply

You must be logged in to post a comment.

Social Widgets powered by AB-WebLog.com.