Виктория Курченко, Нью-Йорк

Ткань политики и культуры на фоне противостояния ценностей

 

Политика и культура в теоретическом плане самые изученные и в то же время самые дискутируемые понятия. История обществоведческой мысли насчитывает множество концепций по их определению. Постараюсь отталкиваться от тех идей, которые признаются большинством специалистов и разумеется совпадают с моим пониманием.

Политика и культура  имеют тесный уровень взаимодействия, сущностно связаны между собой, это те социальные системы, которые цементируют государство. Культура – совокупность форм человеческой деятельности, накопление в историческом развитии навыков и умений, достижений цивилизации и без политики не существует.

В политике находят отражение не только существующие достижения процессов социально-экономического развития, но также передаваемые в рамках культуры представления о мире. Политика является частью культуры, поскольку в политической деятельности проявляются определенные ценности и определенные образцы поведения.

[quote style=”boxed”]Ось любой политической системы – власть, однако в то же время все ее институты являются составной частью мира культуры, определяющие коммуникацию внутри общества. В политике власть всегда опирается на потенциал деятелей культуры, без их поддержки власть не может осуществить свои задачи. Исключительно интересным сегодня является попытка  рассмотреть политическую власть через призму культуры. Такой взгляд позволяет лучше понять, какая власть в какой степени, когда и для кого является ценностью. Пространство пересечения культуры и политики – крест национальной самобытности, насколько он вписывается в мировую платформу современности?[/quote]

 

Культурологическая парадигма позволяет выявить  взаимоотношения между такими ценностями как власть и личность; власть и верования; власть и мораль; власть и искусство; власть и педагогика и т.д.

В разных культурах будут по-разному определяться эти важнейшие аспекты жизнедеятельности общества так как способы восприятия действительности, оценки и реагирования могут существенно отличаться.

Среда культурного  многообразия создает возможность посмотреть на себя глазами представителей иных цивилизаций. Тезис необходимости развития больших и малых культур, их диалога не подвергается сомнению. При всем разбросе мнений, преодаление “столкновений цивилизаций” видится в формировании глобальной этики, наполнение идей глобализма гуманистическим содержанием. В противовес данному вектору -закрытость, шовинистические тенденции в отдельно взятой стране создают иллюзию самодостаточности, ведут к изоляции культуры, сводятся к запрету любых изменений в ней, консервируется и становится нежизнеспособной через нетерпимость к любой инаковости.

В процессе взаимодействия культуры и политики нередко осуществляются претензии одной культуры на завоевание и овладение другой с целью последующего уничтожения ее отличительных ценностей. Подобное действие –  игра на опережение с целью защиты. Иной культурный код может читаться как опасный, распространение которого может привести к потере власти нападающей стороны.

 

[quote style=”boxed”]Активную агрессию сегодня весь мир наблюдает со стороны России по отношению к Украине. Бизнес- структуры под маскарадом старой советской системы, ожившей в виде фарса, пытаются распространить свои щупальца на пограничную территорию, не считая аннексии Крымского полуострова. Драма усиливается созданной новейшей доктриной Путина, которая стара как мир : Россия имеет особый путь развития, у нее другие, не западные ценности.[/quote]

 

Выплескивание в культуру такого яркого мессиджа далеко от утверждений  общечеловеческих демократических ценностей. Политика РФ подкинула планете новое осложнение и не сулит безоблачного будущего, путь нового договора будет трудным. Уже казалась  были найдены раз и навсегда точки взаимодействий : обменов в науке, культуре, информации, взаимного обогащения передовыми нанотехнологическими новациями, сотрудничества в мировой финансовой системе –  теперь все это бутет сказываться на недоверии к России. А ведь ценности НАТО и ЕС маркируют сегодня  прогресс, как когда-то христианизция Европы, сумевшая вывести народы  на качественно более высокий уровень развития.

Миру прийдется осмыслить “особость” российского политического  взгляда, а всем людям русскоязычного пространства как внутри России, так и в различных странах пережить шок противостояния собственной идентичности с антидемократическими действиями властей их нынешней или  бывшей родины.

 

[quote style=”boxed”]На повестке дня мощный, трагический водораздел среди людей на два враждебных лагеря – тех, кто поддерживает политику президента Путина и оправдывает ее и на тех, кто осуждает. В дополнение к реальной войне с помощью интернета создан прецедент – посеяна психологическая гражданская война уже приведшая  к ненависти, изменению кругов друзей, распадам семей, разрушениям  прочных любовных союзов как среди тех, кто находится внутри конфликта, так и за его пределами, изучающими ситуацию по новостям и социальным сетям.[/quote]

Так остро на бытовом уровне переживается результат взаимодействия культуры и политики. Линия разлома в международном масштабе лишь обрамляет раскол этой ткани в противостоянии различных ценностных ориентиров.

Для каждой нации использование культурного наследия безусловно имеет свои важные особенности.  Выявляя общие закономерности в нем, всегда следует учитывать огромное разнообразие путей развития культуры. В вопросе об отношении к культурному наследию прошлого в теории выявились два подхода. С одной стороны, неприемлемость некритического использования элементов старой культуры (советской), попыток под флагом восприятия культурного наследия прошлого возрождать, реставрировать реакционные идеи, националистические традиции и обычаи, пережитки в быту, психологии людей.

С другой стороны, должна вестись борьба против отказа всех культурных ценностей прошлого лишь на том основании, что они создавались в устаревших моделях. В странах бывшего СССР типология советского человека никуда не делась. Изменения произошли слишком быстро, единицы устаревшей модели – это живые люди, они вполне работоспособны и не хотят для себя стресса новизны, стресса осознания рабской психологии, состояние комфорта  для них -жизнь в привычных условиях.

[quote style=”boxed”]Для существования и развития любой культуре, как любому человеку, необходимы  возможности общения, диалог и средства. Можно проследить различные варианты взаимодействия культуры с политическими институтами власти. Конечно, государственная власть тоже выбирает свою стратегию отношений с культурой в зависимости от исторических, национальных, религиозных и других факторов.[/quote]

Государство – диктатура может полностью сосредоточить в своих руках средства на развитие культуры. Оно поддерживает те виды, жанры и направления творчества, которые так или иначе обслуживают интересы его политической системы. Культурная политика всецело зависит от официальной линии правящей элиты. При диктатуре неизбежно возникает альтернативная культура противостояния.

Демократическое государство модели “А” определяет только общую сумму ассигнований на культуру и не вмешивается в ее распределение – эту функцию осуществляет специальный совет. Такой  принцип реализуется через попечителей, назначаемых в совет с ведома руководства страны, но исполняющих свои обязанности независимо от интересов правящей партии. Совет отвечает за то, чтобы политики и функционеры находились держались на расстоянии от текущего, непосредственного распределения денежных средств.

Родоначальник и своего рода эталон подобной демократии –  Великобритания, которая приняла эту модель в канун Второй мировой воины, Совет по искусству Великобритании и аналогичные агентства в Шотландии, Уэльсе и Северной Ирландии были учреждены в 1945 году. Основная функция Совета и его филиалов – распределение материальных средств между отдельными художниками, коллективами и учреждениями культуры.

В Демократическое государство модели “В” поддерживает, как правило, не определенные виды и жанры, а искусство и культуру в целом. Функция  такого государства сводится к установлению налоговых льгот для разнообразных децентрализованных источников финансирования: корпораций, частных лиц, благотворительных организаций и фондов, которые сами избирают для себя объекты меценатства. Помимо кассовых сборов экономическое положение художника (и учреждений культуры) зависит от вкусов и возможностей  независимых спонсоровских фондов. Кроме этого, в США  две трети общественного финансирования искусства обеспечивается частными благотворительными взносами. Из чего они состоят?  Большую долю занимают индивидуальные пожертвования малых сумм. В Америке почти каждая семья поддерживает библиотеку своего района, театр, дом престарелых, спортивную команду и т.п.  Люди присылают чеки на пять долларов, десять, двадцать. Из таких взносов складываются серьезные бюджеты.  Но самое главное – налоговая система в США разработата так, что выгодно вкладывать (списывать с ежегодного индивидуального,  семейного или корпоротивного отчета) деньги в культуру, в образование, на поддержку церквей и музеев, любых некоммерческих организаций.

В демократиях модели “С” государство финансирует культуру и искусство через особое ведомство (министерство или департамент культуры), субсидии распределяются чиновниками. Поскольку государство трактует художественное творчество как часть своей социальной программы, оно отдает предпочтения ассигнованиям на массовое, а не «высокое» искусство. Естественно, что динамика культурной политики во многом зависит от общеполитического курса. Модель “С”  восходит к системе, порожденной еще в европейских монархиях 18-19 веков. В настоящее время она реализуется в основных европейских странах[1].

Взаимосвязь культуры и политики происходит и на региональном уровне. Конкретные регионы стран имеют свою специфику в социокультурной и политической жизни, будь то Северный Кавказ России или русское зарубежье Нью-Йорка .

[quote style=”boxed”]Русскоязычная диспора всегда проживала рядом, где пересекалось множество цивилизаций и культур. Она и поныне представляет собой чрезвычайно пеструю геополитическую и этнополитическую картину. Ее спецификой является одновременная принадлежность к двум (иногда и более)  культурам. Чужая культура только в глазах другой раскрывает себя полнее и глубже.[/quote]

Изучения культуры и политики в их вечной взаимосвязи – одна из самых интересных задач гуманитарного развития, нацеленного на  социальную интеграцию целовечества как общности. Эмигранты в ней носители двух -трех “своих” культур, посланники, адвокаты и переводчики смыслов.

 

Сегодняшний выпуск “Реплики” иллюстрируют картины Босха.

Краткая справка о художнике.
Еру́н Анто́нисон ван А́кен (Jeroen Anthoniszoon van Aken), более известный как Иеро́ним Босх, (около 1450—1516) — нидерландский художник, один из крупнейших мастеров Северного Возрождения, считается одним из самых загадочных живописцев в истории западного искусства. 

Искусство Босха всегда обладало громадной притягательной силой. Прежде считалось, что «чертовщина» на картинах Босха призвана всего лишь забавлять зрителей, щекотать им нервы, подобно тем гротескным фигурам, которые мастера итальянского Возрождения вплетали в свои орнаменты. Современные учёные пришли к выводу, что в творчестве Босха заключён куда более глубокий смысл, и предприняли множество попыток объяснить его значение, найти его истоки, дать ему толкование. Одни считают Босха кем-то вроде сюрреалиста XV века, извлекавшего свои невиданные образы из глубин подсознания, и, называя его имя, неизменно вспоминают Сальвадора Дали́. Другие полагают, что искусство Босха отражает средневековые «эзотерические дисциплины» — алхимию, астрологию, чёрную магию. Третьи стараются связать художника с различными религиозными ересями, существовавшими в ту эпоху.[3] По мнению Френгера, Босх был членом Братства Свободного Духа, называемых также адамитами, — еретической секты, возникшей в XIII веке, но бурно развившейся по всей Европе несколькими столетиями позже, однако большинством учёных эта гипотеза отвергается, так как нет никаких данных, подтверждающих существование секты в Нидерландах при жизни Босха. Его техника называется алла прима. Это метод масляной живописи, при котором первые мазки создают окончательную фактуру. На основании результатов современных исследований творчества Босха искусствоведы относят к сохранившемуся наследию Иеронима Босха 25 картин и 8 рисунков.[5] Картины — это триптихи, фрагменты триптихов и отдельные, самостоятельные картины. Лишь 7 творений Босха подписаны. История не сохранила оригинальных названий картин, которые дал своим творениям Босх. Известные нам названия закрепились за картинами по каталогам. Исследователи до сих пор не могут уверенно говорить о творческой эволюции и хронологии произведений Босха, так как ни на одном из них нет даты, а формальное развитие творческого метода не представляет собой поступательного движения и подчинено собственной логике, предполагающей приливы и отливы. (Википедия)

 


[1] Описание моделей демократии основано на разработке терминов “государство-инженер, помощник, патрон,архитектор” В. Чурбанова, д.ф.н., профессора русско-американского университета.