Оксана Караванская, Наталья Ивашина, Наталья Холодило

[quote style=”boxed”]Совсем недавно в Нью-Йорке состоялись показы коллекций двух известных украинских дизайнеров: Натальи Холодило  и Оксаны Караванской. Эти показы были организованы Художественным Комитетом Национального Арт-клуба Нью Йорка и прошли под патронажем Натальи Ивашины (Сергеевой), супруги   посла Украины при ООН, в National Art Club и  в Ukrainian Institute of America в Нью-Йорке. Обе коллекции имели большой успех, были  хорошо приняты публикой и получили позитивные отклики ведущих американских экспертов в области современной моды. Мне очень понравилась коллекция Натальей Холодило и после показа мы договорились встретиться с ней для интервью в гостях у Натальи Ивашины, чтобы поговорить не только о ее новой коллекции, но также и о вечных вопросах Моды и Стиля. Не секрет, что обе Натальи отлично разбираются в этой теме, а Elegant New York традиционно уделяет особое внимание ей и с удовольствием публикует ответы тех экспертов, кто своими советами может помочь нашим читателям создать собственный, неповторимый индивидуальный стиль.[/quote]

Т.Б. – Наталья, поздравляю вас с успешными показами вашей коллекции и с прекрасным дебютом в Нью-Йорке, городе, который непросто удивить, и еще сложнее –  покорить его взыскательную публику. Но вам явно удалось и то и другое. Я часто бываю на показах мод, и по первой реакции публики уже могу судить, каков будет вердикт взыскательных экспертов. Я видела, как публика затаив дыхание смотрела весь ваш показ, слышала вздохи восхищения, сопровождавшие выход моделей, одетых в платья с бабочками, и искрение восторженные аплодисменты в завершении показа. Успех был очевиден, с чем я вас от души поздравляю. Надеюсь, что это только начало вашей деятельности в Нью-Йорке. Сегодня, я думаю, прекрасный повод рассказать о том, как же все у вас начиналось. 

Н.Х. — А началось все с самого детства…  У меня мама — по специальности конструктор одежды, она работала в училище, преподавала. Я постоянно с мамой шила, вязала, помогала ей в интересной работе.

Потом я начала понемногу шить сама. Первая клиентка у меня была я сама (смеется) . Когда мы с мамой вместе шили, то постоянно спорили, ну а потом я стала самостоятельной, и начала шить для друзей, подруг, их детей….

Т.Б. – Когда вы показали публике вашу первую коллекцию?

Н.Х.  – Моя первая настоящая коллекция – это, наверное, была моя дипломная работа,  когда я заканчивала Львовскую Академию искусств. Это была коллекция, созданная по мотивам гуцульских украшений. Называлась она “Чепраги”. По мотивам народных украшений я сделала коллекцию трикотажных платьев в сочетании с металлом, с металлическими украшениями. Я училась по специальности “дизайнер трикотажных изделий”

Т.Б. – Задам Вам традиционный для дизайнера вопрос: в чем  черпаете вдохновение?

Н.Х. – Вдохновляет очень многое, иногда это могут быть посещения музеев, городов, могут быть какие-то картины, какие-то предметы декоративного искусства, иногда даже посуда, в общем, что угодно, разное. Я думаю об этом всегда, я с этим встаю и ложусь. Иногда идея приходит сама, иногда требует времени, вдохновения

Иногда нужен последний толчок. Вот к примеру летняя коллекция этого года называется Рыбы.

Т.Б.- Почему Рыбы, Львов же не  город у моря?(смеется)

Н.Х. – Потому что мне хотелось чего-то очень яркого, летнего. Я когда-то увидела  чудесных экзотических  рыб в Египте, и они запали мне в душу. И хотя прошло уже два года, рыбы будоражили мое воображение и в конечном итоге вдохновили на эту коллекцию.

Причем я не просто помнила о своих отпускных впечатлениях, я начала изучать тропических рыб, читать о них, смотреть материалы на интернете. Меня интересовало в них все, но конечно, в первую очередь их сказочный колорит.

Не поверите, но они на какое-то время поглотили меня целиком (смеется), и я сделала для себя еще одно открытие: а ведь – тропические рыбы очень похожи на бабочек и по расцветке, и по колориту, и по узорам!

Т.Б. – И поэтому следующая коллекция стала – бабочки, да?

Н.Х. – Нет, бабочки были раньше. Бабочки появились потому, что это красота известная нам с детства, и это совершенно неисчерпаемый источник вдохновения и творчества. Можно использовать их колорит, можно использовать форму, можно фантазировать и стилизовать до бесконечности.

Это такое маленькое чудо природы,  дающее мне вдохновение — я могу много работать над новыми идеями благодаря маленькой прекрасной бабочке.

Т.Б.- Значит, вас вдохновляет природа?

Н.Х.- Часто природа, но иногда коллекция рождается из совсем других источников. Как, к примеру, до бабочек была коллекция очень абстрактная, основанная на геометрических фигурах, цветных квадратах. Тогда моим источником вдохновения стала просто ткань, которую я увидела, и она меня покорила. Графика этой ткани диктовала мне идеи для моделей. Я повторяла рисунок в формах и обыграла в фактурах.

 

 

Т.Б. – Ваш Львов такой красивый город, просто сам по себе  источник вдохновения. Неужели он еще не был вашей музой?

Н.Х. — Пока не был, но думаю – обязательно будет.

Т.Б.-  Меня поразила технология, которую вы используете в ваших коллекциях. Наряды выглядят совершенно необыкновенно, эксклюзивно и шикарно. Расскажите о том, как вы создаете эти уникальные вещи.

Н.Х. — Это технология валяние по шелку. Почти как валенки (смеется). Валяние сейчас очень модно. Сейчас этим увлекаются не только профессионалы, но и люди, для которых это хобби, это такой вид самобытного искусства.
Я давно думала о возможности шить одежду из особенной ткани, созданной специально для моих моделей. Пыталась найти такую технологию, которая бы мне позволяла создавать ткань особого, мной придуманного узора.

Конечно, это возможно, но для этого должны быть большие промышленные возможности, тогда можно заказывать специальную роспись по ткани, шелкографию. Поскольку у меня нет таких возможностей, а создавать такую ткань хотелось, то вот я и подумала, что это можно попробовать методом валяния. Я нашла во Львове молодую девушку, Александру Лозинскую, которая этим занимается профессионально. Она делает это как художник, создает декоративные панно, делает цветы, разные украшения, игрушки, красивые шарфы.  Я пробовала до нее работать с разными мастерами этого дела, но было очень трудно им объяснить, потому что тут нужно определенное видение, нужно представить, как из одного куска сделать целое платье. Нужно уметь не только валять, но и понимать конструкцию платья. Александра оказалась конструктором по образованию, она может представить, как изделие будет выглядеть на фигуре. Вот мы с ней и нашли друг друга. Мы работаем вместе над эскизом, договариваемся, в каких это будет цветах, потом она это увеличивает, потому что это надо сделать  в масштабе. Она учитывает все нюансы, вплоть до того, что ткань при валянии дает усадку 30-40 %.

Т.Б.- То есть ваше соавторство – это не только творчество, но и сложная инженерно-технологическая работа, так?

Н.Х. – Да. Она учитывает все: и качество материала, и то, как мы его ставим, вдоль или поперек, от этого меняется даже сама конструкция платья. Это все очень непросто, но поразительно интересно.

Т.Б. — И получается очень-очень красиво!  Как же создается эта красота?

Н.Х. — Берутся волокна разноцветной шерсти, в зависимости от рисунка и от того, что мы хотим получить, раскладываются на шифоновую ткань, и потом ручным методом, мыльным раствором вваливается (втираются) в эту шифоновую ткань, для того, чтобы проникнуть внутрь, и тонкие волокна шерсти сцепились с тканью шифона и между собой тоже.

Т.Б. – Они лежат какое-то время под прессом?

Н.Х. – Нет, нет. Вручную втирают, и она проникает. Причем, не каждая ткань дает в себя проникнуть, это тоже надо найти, подбирать.

Т.Б. — Обязательно должен быть натуральный шелк?

Н.Х. – Нет, не обязательно. Шерсть должна быть абсолютно 100% натуральная, а шифон – не обязательно. Больше от переплетения зависит.

Т.Б. – А как в дальнейшем, при носке, сохраняется качество?

Н.Х. – Абсолютно. Предпочтительна, конечно, сухая чистка, но если нет возможности, то можно и стирать при температуре 30 градусов. И это обязательно. Шерсть не любит контрастов при стирке.

 

Т.Б. – Этот процесс сродни живописи, вы же создаете рисунок под каждое платье. Все очень индивидуально и  каждое изделии получается уникальным!  Сколько лет вы занимаетесь дизайном одежды?

Н.Х. – Уже 19 лет, но моему личному бренду – всего два года.

Т.Б.-  У вас свое ателье?

Н.Х. — Да, у меня ателье, и в основном мы –  я и моя команда – работаем индивидуально для каждого клиента.

Т.Б. -Вы очень стильный дизайнер. Ваша коллекция в Нью-Йорке произвела огромное впечатление и имела, насколько я знаю, хороший коммерческий успех. Почти все модели были проданы, а те, кому не посчастливилось надеть на себя одежду, сшитую для стройных моделей, заказал у вас наряды под свои мерки. Это были очень интересные вещи, в лучших традициях европейской моды, оригинальные, красивые и вместе с тем практичные.

Поэтому я хотела бы обратиться к вам за советом. Как вы считаете, что важней для современной женщины: строго следовать моде или стремиться создать свой индивидуальный стиль?

Н.Х. – Ну, я, конечно, голосую за стиль! А совет мой простой: для того, чтобы создать свой стиль, нужно жить в гармонии с окружающим миром. Как только ты начинаешь делать что-то, что тебя из этой гармонии выбивает, ты теряешь не только стиль, но и самого себя. Ищите гармонию и найдете стиль!

 

Т.Б. — Звучит очень философски. Что вы имеете в виду?

Н.Х. — Все в жизни связанно, в том числе и одежда связана с твоим образом жизни. Я имею в виду – не нужно носить что-то, что по стилю твоей жизни тебе не подходит, ты просто неловко будешь себя в этом чувствовать.

Но есть и другая философия. Есть такие женщины, которые могут себя чувствовать принцессами всюду и во всем, что бы ни надели. Ну тогда отлично — если ходишь в кринолине и находишься в гармонии с этим, пускаяй это тоже будет твой стиль – стиль, когда ты в гармонии  с собой и с окружающим миром.

 

В разговор включается Наталья Ивашина.

Н.И. – Я абсолютно согласна с Наташей, гармония с собой очень важна. Но для меня стиль человека и его интеллигентность, то есть его внутренний мир – это взаимосвязанные понятия. Даже если рассуждать с  научной точки зрения, то у нас преобразуется в мышлении какая-то идея или выражение, слово. Рисунок  не создается сам по себе. Сначала у человека возникает символ, потом символ преобразуется в образ, потом  этот образ воплощается в какой-то знак, который может быть либо языковым, письменным, либо звуковым, либо визуальным – рисунком. Создавая этот образ, человек стремится достичь гармонии как с самим собой, так и с окружающей действительностью. Другими словами – быть в гармонии со своим внутренним и с внешним миром.

[quote style=”boxed”]Но, что еще очень важно, я считаю это обязательным условием, он должен быть в гармонии с реальностью, с тем миром, в котором он живет, а не только с тем, который существует в его воображении. Трудно поспорить с тем, что  то, что естественно и нормально в одних условиях, кажется смешным и абсолютно ненормальным в других.[/quote]

Вот пример. Рядом с нами, в соседнем доме,  живет человек, он уже в возрасте, который очень экстравагантно одевается. У него сапоги – на огромной платформе, как правило, золотого или серебряного цвета, обязательно – котелок, трость, камзол. Обязательно – цветок в петлице. И все это разных цветов. И это все, даже не могу посчитать, наверное,  10 или 20 нарядов. Летом он – в одних цветах, осенью – в других, зимой – в третьих. Я думаю, он абсолютно гармоничен с самим собой, но со стороны он кажется нелепым в наших кварталах.  Наверняка он нормален в своем мире, но это абсолютно не гармонично с тем, что его окружает. И он очень стильно выглядит, с точки зрения стиля как такового, но в то же время это полный абсурд с точки зрения реального окружающего мира.

Т.Б. — Вот это подход настоящих современных женщин, – говоря о моде и стиле, искать основы в философии, социологии, наукИ! Замечательно! Имея этот философский базис в определении стиля, давайте немного конкретизируем. Чем все же можно выделиться из толпы, какой штрих, деталь для этого необходимы? Как, не имея  возможности одеваться  от кутюр, или даже от портного, который тебе шьет индивидуально, учитывая особенности фигуры, а покупая вещи в магазине, все-таки выбиться из скучного стандарта и добиться  индивидуальности? Потому что  индивидуальность – это и есть стиль, по большому счету.

Н.И.- К примеру, вот у меня плохое зрение и я ношу очки, которые меня персонализирует, причем, мне предлагали 20 раз линзы надеть, но я отказываюсь. Очки помогают мне в создании моего личного стиля.

Т.Б. – Очки – это то что надо, но, что еще, ведь не  всем везет иметь проблемы со зрением? (смеется)

Н.Х. — Я бы порекомендовала не бояться ярких цветов, цветовых акцентов. Не бойтесь  выделиться. Это непросто для многих, но это важно. Подумайте о своем характере. Если вы активный человек, пусть об этом говорит ваша одежда. Пусть она станет смелей, но остаётся удобной. Добавьте яркий шарф, стильную  сумку, перчатки контрастного цвета, необычное крупное украшение, как сейчас модно.

Т.Б. — Какой стиль вы бы посоветовали Наталье? Очки – это конечно очень характерный для нее элемент, но что еще?

Н.Х. — Мне нравится ее стиль, и мне не хотелось бы его менять, он выработан годами. Он похож на стиль Одри Хепберн, та же направленность. Я бы сказала, это «элегант- романтик».

Т.Б. – А что определяет «элегант-романтик»?

Н.Б. – Ну, «элегант» – это всегда хорошая подборка цвета, хорошая подборка тканей, не всегда это гонка за трендами моды, этот стиль моден всегда.  Элегантность может быть более строгая или более мягкая. Я бы сказала, что «элегант-романтик» – это как раз более мягкий вариант. Больше плавных линий, мягких складок, кружева, вышивка, возможно этнические мотивы. Но все в меру. В «романтик», я думаю, человек вкладывает больше своего отношения, не пользуется какими-то клише, как, например, английская королева – она 50 лет в костюмах, классических шляпах .  Но вот как раз принцесса Диана, она смогла сделать этот классический «элегант» слегка «романтик», выразив в этом свое отношение к жизни.

[quote style=”boxed”]Мне кажется, такой стиль рождается, когда классический стиль ты пропускаешь через себя и выражаешь свое личное отношение. Тогда в нем появляется индивидуальная изюминка.   Точно так же, как и в любых других стилях.[/quote]

Классика – это то, что проверено временем. Точно так же как в литературе или искусстве. Наверное, если задаться целью, можно провести параллели между стилями в искусстве и моде.

Т.Б. — Вы считаете, что элегантность не связана с размером? И крупная, полная женщина может быть элегантной и стильной?

Н.Х. – Конечно. Стиль – это не то, что снаружи, это то, что внутри. Можно взять обычные готовые вещи, но подать их по-своему и что-то свое в это привнести – платочек или какую-то сумочку, и как-то обыграть или скомбинировать со вкусом и смыслом. И готово! Так стиль и создается. А можно взять с манекена, надеть все из коллекции, и это тоже может получиться хорошо, но это уже будет не стиль, а мода.

Т.Б. – Элегантность и минимализм – это близкие понятия или нет?

Н.Х. – Необязательно. Минимализм – элегантен, но элегантность  не обязательно – минимализм. Да, наверное, в минимализме проще,  меньше шансов  запутаться, «переборщить», сделать ошибку.

Т.Б. –На вашем показе в  Украинском Институте была одна дама, представитель украинской диаспоры, достаточно крупная, она была одета в, казалось бы, неподходящую для больших размеров блузу в «рясных» оборках и в пиджак,  но выглядел ее наряд просто шикарно и достаточно элегантно. Это был  элегантно-экстравагантный стиль?

Н.Х. – Она была очень стильной. Не скажу какой у нее был стиль, но уж точно ее индивидуальный и органичный для нее, выражающий ее отношение к миру.

Т.Б. – То есть, ваша точка зрения в том, что стиль обязательно должен быть  самовыражением человека?

Н.Х. – Да, совершенно верно. Другой вопрос, насколько ты себя развиваешь, чтобы сделать этот стиль. Это понятно, что нужно читать хорошую литературу, а не только модные журналы и какого цвета помада должна быть в этом году. Нужно ходить на выставки, смотреть предметы искусства, нужно слушать музыку, надо развивать себя, тогда ты разовьешь свой стиль. Если ты всего этого делать не будешь, то будет у тебя соответствующий стиль – простой и примитивный, как ты.

Т.Б. – Если из этого исходить, то таким авангардом, позволяющим развивать стиль как таковой всегда была Высокая мода. Не так ли?

Н.Х. -Многое из того, что создает высокая мода, люди в массе своей надеть на себя не могут. Но высокая мода не для этого и существует. Она является предтечей, она должна немножко эпатировала, немножко тебя выбивать из привычной колеи и давать направление  развития.

Т.Б. – Это одна из точек зрения на высокую моду. Другая – в том, что это всего лишь игрушка для богатых людей, что это стоит таких заоблачных денег и настолько непрактично, что в этом нет смысла. Как вы думаете?

Н.Х. – Я считаю, что в высокой моде есть огромный смысл. Это как в любом направлении декоративно-прикладного искусства. Есть прекрасные образцы мебели, дорогие, где отрабатываются какие-то технологии, какие-то новые видения, и потом это тиражируется в более дешевых вещах. Есть дорогие прекрасные машины, где тоже можно отработать какие-то новые формы, новые возможности, и потом это тиражируется в более дешевых каких-то брендах. То же самое кутюр и для моды. Это не то, что все обязательно должны носить. Высокая мода не для этого, она создает единичные вещи. Их создание требует больших творческих затрат, и дает всем остальным дизайнерам возможность подсмотреть, переработать это как-то в себе, пропустить через себя, оно тоже тебя наталкивает на какие-то новые идеи, новые мысли, и ты тогда уже используешь это в своих коллекциях

Т.Б. – То есть это –  как чистое искусство?

Н.Х. – Конечно,  это искусство и есть. И не только для моды, а для гармоничного развития общества в целом.

Т.Б.- Спасибо, Наташа, за ваше интервью и за вашу замечательную коллекцию.

Большое спасибо обеим Наташам за интереснейший разговор о стиле, надеюсь, мы будем продолжать обсуждать эту важную тему, помогая нашим читателям оттачивать свой персональный стиль в  русле самых последних трендов моды.  Так что продолжение следует.

Фотографии Татьяны Бородиной

Интервью вела Татьяна Бородина