Первым делом – самолеты, а виолончель – потом?

 

Ольга Смагаринская

 

В марте во многих городах России пройдут гастроли Яна Максина, американского виолончелиста, музыканта и исполнителя российского происхождения. Первая часть большого музыкального турне охватит Москву, Петербург, Академгородок, Екатеринбург, Читу. Зрители познакомятся с уникальным стилем Яна Максина, вобравшего в себя элементы классической музыки, джаза, блюза, французского шансона, народной музыки. Гастроли начнутся в родном городе Яна, Санкт Петербурге, в легендарной Петербургской Джазовой Филармонии под управлением Давида Голощекина. В Чите Ян выступит на городском фестивале Цветущий Багульник, а закончится тур в Москве, в Джем-Клубе Андрея Макаревича. Во всех перечисленных городах Ян Максин будет играть в сопровождении лидирующих российских музыкантов.

22 Марта: Санкт-Петербург, Джазовая Филармония
24 Марта: Екатеринбург, EVERJAZZ
27 Марта: Чита, Забайкальская Филармония
29 Марта: Академгородок, Арт П.А.Б
30 Марта: Новосибирск, Джаз-клуб Труба
1 Апреля: Москва, Джем Клуб Андрея Макаревича

 

В мае 2017 года выйдет новый, четвертый сольный диск Яна Максина, который он посвящает всем своим поклонникам во всех концах земного шара. Диск включает в себя новые оригинальные композиции и обработки песен со всего мира. Ян играет на виолончели и поет на шести разных языках. Необычна инструментовка альбома в духе минимализма – виолончель, бас и перкуссия, – ничего лишнего. Звучание теплое, свежее, согревающее душу. Этот альбом станет продолжением своеобразного стиля музыканта – смешением жанров и колоритов народной музыки многих стран под общим знаком виолончели.

На свете немало прекрасных музыкантов, но гораздо меньше таких, кому удается создать свой собственный неповторимый стиль. Виолончели Яна подвластны все жанры, его смычок может выводить и утонченные мелодии Баха, и народные песни разных стран, и джаз, и рок, и блюз. Это уникальный музыкальный фьюжн, в основе которого заложена строгая классическая школа.

Ян вырос в Петербурге в музыкальной и многонациональной семье, где на инструментах играли родители, а пели все, причем на разных языках – русском, идише, украинском, итальянском, грузинском, английском. От деда мальчик научился многим фронтовым, казацким и грузинским песням, от бабушки – украинским. Самой первой песней Яна, исполненной им в четыре года под собственный аккомпанемент на гитаре, стала песня “Там вдали, за рекой”. Влюбившись в концерт Арама Хачатуряна для виолончели в исполнении Святослава Кнушевицкого, он в раннем возрасте выбрал в музыкальной школе этот инструмент и остался верен виолончели до сих пор. “Казалось, что звук шел прямо из человеческой груди, а не из деревянной коробочки,”- вспоминает Ян свое первое впечатление от виолончели. Закончив специальную музыкальную школу при Ленинградской Консерватории, Ян получил грант на обучение в Манхэттенской Школе Музыки и в 17 лет оказался один в Нью-Йорке.

Проучившись там, он уезжает в Питтсбург, чтобы поступить в летную школу. Страсть к авиации всегда шла у него параллельно с любовью к музыке – в детстве он мечтал стать летчиком, а не музыкантом, и много времени проводил на аэродромах, слушая рев самолетов и находя в этом, как ни странно, успокоение.

В двадцать один год он создает собственную компанию воздушного такси и показывает туристам Питтсбург с захватывающей дух высоты.

Однако, музыка взяла свое – возможность пройти стажировку в Иллинойсе, в аспирантуре у Сурена Багратуни, московского виолончелиста, медалиста конкурса Чайковского, вернула Яна с небес на землю.

Именно Сурену Ян обязан тем, что тогда в его душе окончательно поселилась музыка, и он решил заниматься ею профессионально. Три года он работал концертмейстером группы виолончелей в молодежном оркестре New World Symphony под руководством дирижера Майкла Тилсона Томаса в Майами, где играл со многими известными исполнителями. Ему была оказана честь выступать на юбилее Мстислава Ростроповича, открывать концерт Стинга, работать с Глорией Эстефан, Андреа Бочелли, Барри Гиббом из группы Bee Gees и многими другими.

Представить Яна, играющим всю жизнь в оркестре  даже самого высого уровня, трудно – настолько он самобытен и ярок, что не вписывается в общие каноны.

“Мне не хватало самовыражения, кроме того, игра в оркестре вызывала у меня стресс. Я всегда боялся, что в неудачный момент где-то ошибусь, сыграю в паузе. Такого волнения у меня нет, когда я играю сольные концерты, или даже когда играю с оркестром как солист. Я уверен, что, если и сделаю ошибку, это будет воспринято как креатив и не врежется в уши, как что-то неладное”, – говорит Ян.

Он рискнул и занялся сольной карьерой. Сначала играл на вечеринках для друзей, а  вскоре стал выступать в клубах и на концертных площадках Чикаго, куда переехал после Майами. Риск и азарт у него в крови, поэтому он любит браться за сложные проекты и почти все продюсирует и продвигает сам – независимым он был с ранней юности.

Первый сольный диск Яна “Solo Flight” вышел в 2010 году. В то время в Америке еще существовала сеть книжных магазинов Borders, и он сам, без посредников, договорился продавать свои диски у них в национальной сети. Он предложил руководству магазина устроить презентацию своего диска по стране и сам все организовал.

“Можно сказать, что это и был мой первый музыкальный тур по Америке. Я играл сюиты Баха на виoлончели прямо в книжных магазинах, в том числе и в Нью-Йорке”.

С тех пор у Яна было большое количество гастролей по Обеим Америкам, Европе и Азии, а на его фан-страницах в интернете есть немало слушателей и в других частях мира, куда он тоже собирается поехать на гастроли. Он популяризирует музыку для виолончели и стремится сделать ее доступной для всех.

Выросший в многонациональной семье и с детства впитавший разные культуры, прожив уже 25 лет в Америке, Ян словно пытается соединить под общим знаменателем виолончели все те жанры, что любит он сам, все то разнообразие в музыке, которое окружает его по жизни, все то, чем полна его душа. Он часто выступает с различными исполнителями из многих стран. Эти музыканты играют на своих национальных инструментах, а Ян учится у них, вбирая самое интересное и самобытное, чтобы потом из этого калейдоскопа элементов создавать свой собственный стиль. Только за прошедший год он выступил с такими исполнителями, как великолепная сефардская певица кубинского происхождения Сусана Бехар, иранский перкуссионист Реза Филсуфи, сербский гитарист Горан Иванович, кубинский перкуссионист Йоель Гонзалес, вокалист из Индии Шивпрет Сикх, итальянский вокалист и перкуссионист Фабио Пиродзолло, иранский вокалист Сиамак Сепаса, исполнительница на турецком народном инструменте канун Дидем Курт и многие другие .

Он часто поет на концертах на разных языках: испанском, русском, французском, английском, португальском, Ладино (средневековом языке сефардских евреев на основе испанского), македонском, аккомпанируя себе на виолончели.
Ян любит выступать в тандеме с гитарой. Его главный партнер – Габриэль Датко, феноменальный румынский гитарист, в руках которого гитара может звучать как целый рок-бэнд. Одним из своих музыкальных и жизненных гуру Ян  считает Бориса Гребенщикова, на концерты которого он бегал еще мальчишкой в Петербурге. Через музыку Б.Г он приобщился к поэзии А.Вертинского, чьи песни сейчас исполняет на концертах. Тогда же, в юности, он полюбил и Стинга, который тоже оказал большое влияние на его музыкальный вкус, так же, как и Эрик Клэптон, Пинк Флойд и Боб Дилан. Импровизации на виолончели на произведения этих музыкантов часто бывают в концертных программах Яна.

Он мечтает быть народным артистом. “Для меня окончательный успех — стать народным артистом. И дело не в звании, а в определении того, что это означает на самом деле. Для меня народный артист — это человек, который прошел путь от красного уголка до стадиона и тронул души миллионов людей вне зависимости от их национальности, религии, политических взглядов и возраста… Ростропович был народным артистом.”

Яна часто приглашают играть в дома для престарелых и в школы. “В Чикаго я регулярно сотрудничаю с образовательной программой фестиваля Равиния. Они организуют большое количество концертов для детей . В прошлом году я выступил перед, как минимум, пятью тысячами школьников в разных регионах США. Время от времени меня также приглашают выступить в домах для пожилых, реабилитационных центрах, больницах, детских домах. Я всегда радуюсь таким возможностям, поскольку понимаю, что если сам туда не попаду, у этих людей никогда не будет возможности где-либо услышать живую музыку, а ведь она им, может быть, нужна более, чем кому-либо”…

Своей музыкой Ян хочет попытаться сделать мир лучше и вдохновить молодых людей на то, чтобы они следовали своей мечте. Музыка для него – универсальное средство сплочения людей разных культур, религий, рас и наций.

“Я счастлив, что как артист могу влиять на судьбы людей именно этим. Свою миссию я вижу не только в том, чтобы просто делиться музыкой, но и помогать обьединять людей. В наши трудные времена, когда мир разрывается от межнациональных и политических распрей, музыка, мне думается, это одно из немногих явлений, сближающее людей. Перемирие наступает хотя бы на тот момент, пока играет музыка, а люди ее слушают.
Я счастлив, что как артист могу влиять на судьбы людей именно этим. Свою миссию я вижу не только в том, чтобы просто делиться музыкой, но и помогать обьединять людей. В наши трудные времена, когда мир разрывается от межнациональных и политических распрей, музыка, мне думается, это одно из немногих явлений, сближающее людей. Перемирие наступает хотя бы на тот момент, пока играет музыка, а люди ее слушают ”.

Сам он сочетает в себе черты романтика и прагматика, любителя прекрасного и аскета. Он очень дисциплинирован и придерживается жестких рамок во всем:

Работа в творческой сфере уже сама по себе подразумевает так называемый «богемный» образ жизни, но в реальности такой образ жизни долго продлиться не сможет, потому что человек, рано или поздно, ломается либо физически, либо психически, у кого какая генетика, но чаще психически. Возможно, из-за того, что по отцовской линии у меня все медики, в том числе и психиатры, я уже в молодом возрасте понимал, что если хочешь жить долго и счастливо, надо об этом активно заботиться. И потому я постепенно выбросил весь балласт, который мог отягощать: дурные привычки, плохую диету, токсичные зависимости, и в тоже время заполнил это пространство полезными вещами, такими как спорт, йога, медитация, авиация, путешествия, горный туризм, позитивное мышление, и конечно же, времяпрепровождение с родными и близкими людьми.”

Лет пять-шесть назад Ян начал сочинять музыку, сначала классическую, а сейчас работает над композициями, соединяющими разные стили: джаз, блюз, фламенко, балканскую и ближневосточную музыку. В его голове, рассказывает он, как-будто постоянно играет радио или пластинка и с чужими, и его собственными мелодиями.

По-петербургски сдержанный, воспитанный, аристократичный, он в то же время похож и на красавца-цыгана, и на лермонтовского Мцыри или Демона Врубеля.

 

 

Послушай, – сказала я ему, – получается просто какое-то житие святого Яна. Узнав тебя даже немного, создается впечатление, что ты просто герой из девичьих грез: лётчик, музыкант, умный, образованный, красивый, хороший, романтичный, вежливый, отличный папа и т. д. Такого не бывает, неужто у тебя нет недостатков?

“Недостатки ведь крайне субъективны. Вот, например, друзья моих родителей считают, что я по-нездоровому худой, и что, мол, «в твоем-то возрасте пора уже и набрать немного…» Для кого-то другого — я слишком одержим моей работой, мол, нет у человека баланса в жизни. Копаться можно до бесконечности. Быть может, недостаток есть в том, что я строг к себе и, поставив планку очень высоко, ожидаю, что и другие люди должны ей соответствовать… Возможно, другой недостаток заключается в том, что я не могу сидеть на одном месте и постоянно ищу новых приключений, переживаний и, конечно же, достижения новых творческих высот. В определенной мере это несовместимо с понятием «нормального человека» или, например, хорошего потенциального «супружеского кандидата», но у каждого своя судьба, и я ни на что не претендую и не притворяюсь”, – ответил мне Ян.

В последние годы летает он только во сне или на коммерческих авиалиниях, но надеется, что когда-нибудь снова сядет за штурвал. Однажды, когда он  возвращался на самолете с гастролей, стюардессы, увидев его виолончель, попросили его что-нибудь сыграть – так что, в буквальном смысле слова, музыка Яна звучала на небесах. Если когда-нибудь вам доведется услышать виолончель высоко в воздухе, знайте, что это, наверное, необычный музыкант Ян Максин соединил воедино две свои самые большие страсти в жизни…

Информацию о Яне Максине можно получить по нижеперечисленным ссылкам:

Официальный Сайт

Фан-страница Фейсбук

YouTube

Twitter

Google+ 

VK

Видео:

лучшее от Яна Максина     

официальный канал YouTube

Архив прессы на английском и других языках: Press

Ольга Смагаринская

Author:Ольга Смагаринская

No comments yet.

Leave a Reply

You must be logged in to post a comment.

Social Widgets powered by AB-WebLog.com.