Автор цикла Татьяна Бородина
Фотографии Татьяны Бородиной, http://tbphotoart.com

Эту прогулку можно совершить в сопровождении нашего гида.

Предыдущая прогулка см.: Прогулки по Нью-Йорку 7. Lower East Side

«Плавильный котел» Америки.

На протяжении нескольких столетий большинство иммигрантов начинали свою жизнь в Америке в районе, часть которого теперь принадлежит Чайна-тауну (Chaina Town).  Долгое время эти кварталы считались гетто Нью-Йорка, где преступность соседствовала с нищетой.  Нижний Ист-Сайд, Чайна-таун и Литтл Итали – невозможно визуально разделить эти районы города – улицы, застроенные невзрачными домами, монотонно перетекают одна в другую. Их можно назвать безликими, если бы не жители, придающие этим кварталам  пестроту и индивидуальность. О смене района красноречиво говорят лица прохожих, языковой фон, одежда  и вывески магазинов. Но в Нью-Йорке даже этнический характер  кварталов недолговечен и Чайна-таун, пожалуй,  самый наглядный тому пример.

Более 100 лет здесь в беспрерывном людском водовороте формировались, приходя на смену друг другу, различные национальные общины. Одна этническая группа сменяла другую, на смену немцам, евреям приходили ирландцы, затем итальянцы, но уже ко второй четверти XX века здесь стали преобладать выходцы из Китая. В настоящее время можно с уверенностью сказать, что «восток» полностью вытеснил «запад». 

 

Однако кто бы ни селился в районе современного Чайна-тауна, жизнь этих людей в Америке проходила по очень схожему сценарию.  Национальные общины, оседавшие здесь, формировала идентичность происхождения иммигрантов – чаще всего  это  были выходцы из бедного религиозного крестьянского сословия, или жители крощечных провинциальных городков Европы. Малограмотные, не знавшие ни слова по-английски, привыкшие много работать и бедно жить, попав в новый мир, они селились тесными национальными группами, инстинктивно перенося в свою американскую жизнь обычаи и особенности родных городов и деревень. Так  возникла в свое время Маленькая Италия, еврейский Нижний Ист-Сайд, ирландские «Пять углов» (Five Points),  Чайна-таун. 

 

С течением времени немцы, евреи, итальянцы и ирландцы, заняв свою нишу в жизни Нью-Йорка, полностью растворились в американском обществе, а вот выходцы из Китая только сейчас начинают активную интеграцию, выходя за пределы Китайского города.

 

Чайна-таун

Чтобы понять атмосферу старых эмигрантских кварталов и отдать должное исторической хронологии, прогулку по Чайна-тауну нужно начать с того места, где когда-то был легендарный ирландский район «Пять Углов», потому что, как ни странно, именно он и стал прародителем современного китайского города.

 

«Пять углов» появились на карте Манхэттена в конце XVIII века. Свое название район получил благодаря тому, что к этому месту сходилось пять улиц – Энтони, Оранж, Малберри, Кросс и Литтл Уотер, образовывая необычный 5-угольный перекресток.[/quote]

Из-за подземных вод почва в районе постоянно проседала и заболачивалась. Любой построенный здесь дом разваливался буквально через пару лет, и какие-либо попытки поправить положение к успеху не приводили. Жители покидали полуразрушенные дома, которые сразу же оккупировала нью-йоркская беднота. В 1802 году мэр Нью-Йорка Эдвард Ливингстон назвал «Пять углов» «язвой на теле Манхэттена». Несколько десятилетий власти не могли решить, что делать с этим неблагополучным местом. И только в 1820 году было принято решение селить здесь «нищих иммигрантов, чудом оказавшихся на американской земле». Как следствие, тысячи ирландцев, англичан, итальянцев и немцев вынуждены были осесть в трущобах у «Пяти углов».  Так, более чем на 100 лет, эти кварталы превратились в самое страшное в Нью-Йорке место.

Отбор жителей для «Пяти углов» был прост: чем меньше денег имел человек, сошедший с корабля на землю Америки, тем больше шансов у него было оказаться в этом гиблом месте. Вот что писал в 1823 году один из вновь прибывших: «Жандармы обращались с иммигрантами как с домашним скотом. Одиночек бросали в сырые подвалы, где стояли деревянные койки с прогнившими матрасами. Семьи селили в маленькие комнаты без окон. В домах отсутствовали камины, поэтому нам приходилось разводить костры на бетонном полу, чтобы согреться. В первую же ночь от холода умерли 12 человек из 160…»

В первой половине XIX века «Пять углов» лидировал среди районов Нью-Йорка по четырем самым печальным статистическим показателям: детская смертность, плотность населения, безработица и проституция. А убийства, по сводкам полиции, происходили здесь каждые 12 часов.

В «Пяти углах» проживали члены сорока городских банд. Высокий уровень преступности привел к тому, что в 1862 году полиция Нью-Йорка решила провести самую масштабную в своей истории спецоперацию. Менее чем за 12 часов были арестованы 82 тысячи человек (около 11% общего числа жителей Манхэттена). После трех суток допросов и проверок в тюрьмы отправились две тысячи членов городских банд.

В 1884 году мэр Нью-Йорка Франклин Эдсон предложил расселить жителей «Пяти углов» по разным районам Манхэттена, тем самым уменьшив концентрацию криминального населения злополучного района. Но уже через несколько часов после обнародования предложения он получил письмо с угрозой: «в случае переезда жителей «Пити Углов» в другие районы, Эдсон переедет на небеса».

Чтобы понять и прочувствовать атмосферу, царившую в этом районе, стоит посмотреть  фильм Мартина Скорсезе «Банды Нью-Йорка» с Леонардо Ди Каприо в главной роли. Декораторы картины в мельчайших деталях воспроизвели каждое здание и улочку района с гравюр середины XIX века.

Но время шло, и криминальная слава «Пяти углов» постепенно меркла. Историки считают, что одной из причин была крупная партия опиума, выброшенная на чёрный рынок Нью-Йорка китайскими наркоторговцами. Многие члены ирландских банд просто напросто превратились в наркоманов, полностью утратив свой авторитет и влияние. Китайцы отвоевывали кварталы Нью-Йорка по-своему – без кровавых расправ и гангстерских войн.

В 20-е годы XX века о районе вновь заговорили, как о столице бандитского мира Нью-Йорка, на этот раз под итальянским патронажем. В период сухого закона сюда регулярно наведывались знаменитые итальянские гангстеры, такие как Чарльз Лучиано и Аль Капоне. В подвалах жилых домов «Пяти углов» разместились большие подпольные цеха по производству самогона, который отправлялся в 11 штатов Америки.

Но, как и ирландским бандам, итальянской мафии тоже пришел конец, и в наши дни уже ничего не напоминает о кровавых драмах, происходивших у «Пяти углов».  Почти все улицы, составляющие этот перекресток, не дожили до наших времен; «в живых» остался всего один из пяти углов, образованный Ворз-стрит (Worth str) и Бакстер-стрит (Baxter str). Ни одна из улиц уже не носит своего оригинального названия. Их переименовали, вероятно, для того, чтобы забыть дурную славу и печальную судьбу этого места. Подземные воды осушили, район перекроили и благоустроили. Теперь здесь стоят высотные дома, разбит небольшой сквер под названием Коламбус-парк (Columbus Park) и вокруг него кипит обычная нью-йоркская жизнь.

Doyers str – «Кровавый угол» или, как его еще называют, «Кровавый крюк».

Если пройти по Ворз-стрит до пересечения с Бауэри, попадаешь на большую и довольно хаотичную площадь – Чэтем-сквер (Chatham Square), представляющую собой разнобой архитектурных стилей и эпох. На ней установлен памятник Линь Цзэ-сюю, китайскому государственному деятелю 19 века, который запретил в Китае опий, развязав тем самым Опиумные войны. На постаменте выбито: «Say no to drugs». ( «Скажи нет наркотикам»). Тут же находится мемориальная арка – памятник американцам китайского происхождения, погибшим в войнах США. К северу возвышается огромный жилой комплекс, у его входа стоит статуя Конфуция, благодаря которой этот угол Чэтем-сквер считается отдельной площадью Конфуция (Confucius Plaza).

От Китайского города XIX – начала XX века почти ничего не осталось, но несколько улиц берущих свое начало  практически напротив площади Конфуция напоминают о прежних временах.  Доерс-стрит (Doyers str), Пилл-стрит (Pell str) и Мотт-стрит (Mott str) можно назвать сердцем старого Чайна-тауна.  Они сохранили атмосферу и уклад провинциального городка и не слишком запружены туристами. Побродив здесь, легко представить,  как выглядел китайский город в позапрошлом столетии, весь состоящий из узких, извилистых улочек и небольших домов с семейными овощными лавками и парикмахерскими  на 1-2 кресла, «только для  своих».  Но, несмотря на внешний  мирный уклад жизни в этих кварталах, в начале XX века это место носило название «Кровавый угол»или «Кровавый крюк». Именно здесь происходили гангстерские войны между различными китайскими кланами, ничем не уступавшие по своей жестокости ирландским или итальянским. До 20-х годов эти улицы оставались одними из самых опасных в городе, придя на смену поостывшим страстям у «Пяти углов». При этом здесь  жили, работали и развлекались десятки тысяч мирных местных жителей, никогда не выходивших за пределы замкнутого мира Чайна-тауна. Практически в каждом доме был маленький бар и ресторан, опиумный дом или небольшой театр. От них сейчас почти ничего не осталось. Но кое-что необычное здесь еще можно отыскать.

Бар  под названием Аптека (Apotheke, 9 Doyers st.) хоть и инспирирован европейскими аптеками XIIX века и артистической атмосферой абсентовых баров Парижа, но по духу все же принадлежит Чайна-тауну. Возможно, потому, что до сих пор сильна память об опиумном доме и китайской опере, которые были в этом здании на протяжении долгого времени. История бара уходит во времена сухого закона, здесь подпольно торговали спиртным, изготовление которого контролировала итальянская мафия.  Сейчас он стилизован под старую аптеку и славится лучшими в Нью-Йорке коктейлями. Барная стойка выглядит как старинный лабораторный стол,  а ингредиенты коктейля – как снадобья алхимика, из которых он  виртуозно творит свои уникальные напитки.

В наши дни Чайна-таун, кроме баров и ресторанов, славен своими маленькими магазинчиками. Без них прогулка по этому району была бы менее красочна. Здесь можно купить много оригинальных и красивых вещей. Если что-то приглянулось, не забывайте торговаться – тут это принято и доставляет продавцам истинное удовольствие, а вам добавит «острых ощущений» и местного колорита.

Немаловажно, что гулять по китайскому городу можно в любое время суток, потому что, несмотря на свое криминальное прошлое, современный  Чайна-таун считается одним из самых безопасных районов Нью-Йорка. Возможно, неприятности здесь случаются, но имеют они отношение исключительно к «делам домашним» и приезжих не касаются – таков закон восточного гостеприимства.

Первым официально зарегистрированным китайцем в Америке стал некто Уильям Браун, чье настоящее имя история не сохранила. Он приехал в Нью-Йорк в 1825 году и женился на ирландке. К 1859 году, по данным «Нью-Йорк Таймс», в Нижнем Манхэттене жили уже 150 китайцев, которые работали поварами, моряками, продавцами конфет и сигар, а также содержали ночлежки для своих соотечественников – как правило, матросов с торговых кораблей. Когда была достроена Тихоокеанская железная дорога (Central Pacific Railroad), которая соединила побережья двух океанов, в Нью-Йорке осели тысячи азиатов, трудившихся на ее строительстве.

Церковь Преображения и здание бывшей Пожарной команды №31, в стиле Фламанского ренисанса

Мотт-стрит – первая улица в Нью-Йорке, на которой начали селиться  китайцы после завершения строительства трансконтинентальной железной дороги в 1869 году. В то время это был ирландский район и, чтобы прижиться в нем, многие эмигранты из Китая посещали церковь, находящуюся неподалеку. Церковь Преображения  (Transfiguration Church) на углу Мотт и Моско-стрит (Mosco str) считалась главной в этом районе. Ее история служит иллюстрацией национальных и религиозных трансформаций, происходивших здесь в течение XIX века. Построенная в 1801 году как лютеранская, в 1853-м она перешла католической епархии потому, что интенсивно растущее ирландское население вытесняло ранее проживающих здесь немцев. В начале XX века ирландцев на близлежащих улицах потеснили выходцы из Китая. Церковь опять преобразилась. Теперь ее посещают китайские католики, а служба в церкви Преображения идет на 3-х языках: английском, мандарин и кантонском.

По адресу Мотт-стрит №65 находится еще одна историческая реликвия города – первый в Нью-Йорке многоквартирный дом. Он был построен в 1824 году. Хозяин явно пожадничал, доведя его высоту до 7 этажей. Дело в том, что в начале XIX века пассажирский лифт еще не вошел в обиход, и даже самые бедные квартиросъемщики отказывались селиться  в квартирах на верхних этажах. Урок недальновидного застройщика не прошел даром, и в  дальнейшем многоквартирные дома строились не выше 4-х этажей.

«В стороне от маршрута»  Уникальное для Нью-Йорка здание, больше напоминающее маленький дворец, находится недалеко от Муниципальной площади на южной границе Чайна-тауна. Здание бывшей Пожарной команды №31 (Engine Company No. 31, 87 Lafayette St) построено в 1895 году архитектурной компанией Наполеон ЛеБрун и сыновья( Napoleon LeBrun & Sons) в стиле Фламанского ренисанса (Flemish Revival).  Сейчас в нем Телевизионный центр Нижнего Манхэттена (Downtown Community Television Center).

Наиболее многолюдные улицы Чайна-тауна – Гранд-стрит и Канал-стрит. Они сплошь состоят из  магазинов с золотыми украшениями, сувенирами и подделками изделий ведущих мировых дизайнеров, выпускающих очки, часы, сумочки и многое другое. Прогулки по этим лавкам – чисто туристическое развлечение, причем вполне оправданное, – здесь можно купить те же сувениры, что продаются по всему городу, но в несколько раз дешевле.

Но если не полениться и отойти на один-два квартала в сторону от основного туристического потока,  окажешься в районе аутентичных  лавок, в которых покупают продукты и специи настоящие ценители китайской кухни.

Вот эти магазины и составляют гордость Чайна-тауна. Тем, кто не боится суеты, толкотни и любит базарный колорит, сюда нужно приходить по воскресеньям после обеда.  Здесь продают самые экзотические продукты: рыбные конфеты, сушеные кальмары и водоросли, бобовую лапшу, зеленый чай и уникальные китайские соусы. Главный же гастрономически-зоологический  аттракцион – рыбные ряды. Рыбу китайские торговцы вываливают прямо на уличные прилавки. Рядом с известными всем форелью, сельдью, скумбрией, окунем и лососем соседствуют экзотические создания с практически непроизносимыми названиями, известные только китайцам.

Присутствуют здесь и совсем невероятные для продуктовых рядов твари: в бочках продаются живые лягушки и черепахи; попадаются длинные белые змеи и гигантские моллюски (giant clams). Всего и не перечислить. Здесь, как нигде более в Нью-Йорке, разнообразие товаров и покупателей поразят самого искушенного путешественника, а фотографии всего, что происходит вокруг, могут стать настоящей изюминкой вашей нью-йоркской коллекции.

И наконец, самым привлекательным в Чайна-тауне, безусловно, является китайская кухня. Ведь меню ресторанов здесь похожи на каталоги произведений кулинарного искусства.  Даже самые дешевые забегаловки подают исключительно вкусную и разнообразную еду. Более дорогие  специализируются на кухнях различных провинций Китая или имеют свои фирменные блюда, часто славятся уникальными поварами, насладиться искусством которых посетители приходят, как на представления знаменитых оперных певцов. Кроме китайских ресторанов очень хороши тайские, вьетнамские и малайзийские, как с аутентичной кухней, так и с адаптированной для европейского вкуса «фужин», в которой собрано все лучшее, понемногу от каждого азиатского меню. Воспользуйтесь случаем и попробуйте в Чайна-тауне утку «по-пекински».

Чтобы не заказывать ее заранее, как это принято в дорогих заведениях, можно сходить в специализированный ресторан, где приготовление этого сложного блюда поставлено на поток. Среди подобных ресторанов заслуживает доверия Peking Duck House (28 Mott St.).

Наиболее подходящее время для экскурсии по Чайна-тауну – конец зимы. Во-первых, на улицах не так сильно пахнет рыбой, а во-вторых, можно понаблюдать за тем, как местные жители отмечают китайский Новый год – с пышными парадами, гуляньями и украшениями.

Обычно празднование китайского Нового года длится около двух недель: начинается он с первой новой луны после 25 января, а заканчивается через 15 дней, в полнолуние – торжественным Фестивалем огней (Lantern Festival).

Но даже на фоне пестроты китайского города главным его украшением остается величественный, золотой с красным Буддийский храм (Mahayana Buddhist Temple), расположенный на углу Канал- и Бауэри-стрит. Это самый большой и посещаемый буддийский храм в городе с огромной статуей Будды, сидящего на лотосе. Вход туда свободный для всех желающих.  Как принято в буддийских храмах, поток людей безостановочно проходит через него в течение всего дня, молясь и загадывая желания. Всего за доллар вы можете узнать о перспективах своей судьбы, взяв в золотой вазе пророческую записку.

Практически напротив храма находится въезд на Манхэттенский мост – еще один подвесной мост через Ист-Ривер, соединяющий Манхэттен и Бруклин. Он построен в 1909 году и имеет двухъярусную конструкцию. На верхнем ярусе находится проезжая часть для легкового транспорта, здесь же расположены пешеходная и велосипедная дорожки, по нижнему уровню проходит метро.

Общая длина Манхэттенского моста -2089,4 м, а въезд на него обрамлен классической триумфальной аркой.

На север от моста уходит Бауэри-стрит, которая в конце XIX века славилась своими театрами и по-существу была предшественницей Бродвея. Но в 20-е годы XX века на уровне вторых-третьих этажей ее накрыла эстакада метро; состоятельная публика перестала здесь бывать, и как следствие, на место театров пришли трущобы.  В 1960-е годы эстакаду разобрали, трущобы исчезли,  и сейчас  Бауэри – заурядная торговая улица, более типичная для Бруклина или Квинса, чем для Манхэттена.

 

В настоящее время, мы проводим Туры по Городу Большого Яблока в стиле Elegant New York в сопровождении профессионального гида. Эту Прогулку, как и многие другие, вы можете совершить, индивидуально или в группе, с нашим гидом. Присылайте заявку и мы организуем тур в удобное для вас время. Возможно, вас заинтересуют другие туры – читайте-выбирайте.

Продолжение следует. Next walk is Little Italy

First Walk you can see at: http://elegantnewyork.com/new-york-walk-1/

Text and photos by Tatyana Borodina

Любая перепечатка текста или использование авторских фотографий возможны только с разрешения автора проекта.

Elegantnewyork.com (Elegant New York on-line magazine)  is fully protected by copyright and nothing that appears in it may be reprinted wholly or in part without permission. For inquiries on republishing, you can contact us: editorial@elegantnewyork.com