Главы из книги Светланы Вайс “Арт Квартал”.

ПРОДАТЬ – ЭТО ВАМ НЕ КУПИТЬ

[quote style=”boxed”] Пару раз в месяц, никак не реже, я получаю звонки от граждан, владеющих, по их мнению, сокровищами, а именно – ценнейшими живописными работами. Цель звонков одна – помогите продать! Дальше следует правдивая история о наследстве, о получении в дар от погибающего сельского музея за неоценимые услуги, о счастливой находке, о несчастном случае и т.д. и т.д. Этих историй мне хватит на увесистый том воспоминаний, если перечислять, а по сути версий всего три-четыре, да и те не отличаются многообразием подробностей.[/quote]

Простое человеческое любопытство заставляет меня выслушивать все истории до конца, вставляя лишь междометия, и только минут через 40–45 я задаю первый направляющий вопрос: «Как произведение искусства попало на территорию США?». В ответ, как правило, заминка, а затем до боли мне знакомое: «Ну ладно, вам скажу! В трюме парохода!». Или: в двойном дне чемодана, между стенками шкафа, в подкладке шубы, под слоем краски, через знакомого дипломата… наиболее достоверным мне видится: да пронес через таможню и все!

Иными словами, произведение искусства попало в США нелегальным путем. Дальнейший разговор о реализации произведения искусства с претензией на миллионы беспредметен. Мой совет – повесьте на стену, любуйтесь, рассказывайте внукам семейную легенду, в данном случае время будет работать на вас: через 30–40 лет многое переменится, в том числе и законы, в памяти сотрутся несостыковки во времени и пространстве – в общем, дайте внукам шанс разбогатеть. Если все же хотите попытать счастья в этой игре, начните с легализации своего сокровища, но замечу: на это обычно уходит половина от ожидаемой продажной стоимости, а нелегальный рынок принесет вам и того меньше.

Четвертая часть звонящих имеет стопроцентный «провенанс» вывезенных произведений искусства. Исходим из простой логики: если что-то представляет историческую ценность – вывезти не дадут, к тому же оценят в такую стоимость, что налог с этого заплатить не под силу, а если под силу, тогда вывезти уж точно не дадут – из вредности. С чем же вы остались? Как правило, с недорогими, но греющими душу произведениями малоизвестных художников. Может такое случиться, что вывезли вы настоящего Серова или Коровина под личиной подделки – тогда вам повезло. С одной стороны. Напоминаю во второй раз: на установление истины уйдет половина ожидаемой выручки.

 Для владельцев данной категории произведений искусства – действительно настоящих, но не имеющих документального подтверждения – могу порекомендовать наиболее верный способ реализации: берете ваше живописное произведение, заворачиваете его в неброскую упаковку и летите на родину. Там вступаете в соответствующие контакты – и скорее всего после непродолжительных переговоров имеете возможность продать вашу картину (или какое-нибудь другое произведение) за максимальную цену. Этот способ абсолютно реален и тем сегодня популярен среди русских эмигрантов на всех континентах.

Процесс возвращения исторических и культурных реликвий в Россию видится мне исключительно позитивным действием. При всей нынешней неблаговидности «новых русских» именно они создали эту ситуацию: модным стало коллекционирование предметов русской культуры. Хочется верить, что патриотизм не пустой звук, а потребность, иногда выходящая наружу. Одним словом, в России как-то складывается рынок произведений искусства и закладываются первые коллекции. Не сомневаюсь, что мы скоро услышим о новых Третьяковых (пока имеем только Вексельберга).

Если боитесь лететь на родину (в этом я вас понимаю), то подождите немного – деловые люди «оттуда» уже делают вояжи по ближнему и дальнему зарубежью с целью скупки ваших сокровищ. Русские торги аукционов, в которых сегодня участвуют в большей степени российские граждане, – это только начало. Я думаю, дальше все упростится благодаря Интернету и откроется прямой канал оттока русской живописи из зарубежья в Россию. Сразу поднимутся цены, они уже поднялись, а так как хороших, по-настоящему ценных русских живописных работ в общем-то мало, начнется ажиотаж. Вот тут-то и запрыгают налоговые инспекции с обеих сторон!

Третья категория звонящих, и скажу я вам немалочисленная, – это обладатели серьезных произведений искусства, как правило, приобретенных не столь давно с целью вложения капитала. После первой фразы становится ясно, на какой стадии продажи находится звонящий. Если сразу заявляется: «У меня есть Пикассо (или Ренуар, Мане и др.), то понятно, что настрой еще боевой, есть желание потрясти арт мир и заработать деньги. Ежели разговор начинается с фразы «Все кругом жулики и не переубеждайте меня в этом!», то понятно, что человек уже вкусил неписаных законов арт-бизнеса. Хочу отметить, что все, звонящие по данному вопросу, до определенного момента все делали правильно. А именно: логическим путем вычислили, что достойное произведение искусства держит капитал лучше золота и надежней недвижимости, требуя при этом меньших затрат на содержание; нашли такое произведение искусства, что крайне трудно; купили, заплатив еще и адвокату; и спрятали, естественно, в швейцарском банке (все все традиционно прячут в Швейцарии, не подозревая, что есть и другие неплохие места с пониженным налогообложением).

Теперь встает самый главный вопрос: как продать? Мой первый совет: вычисляйте правильно момент – кто из художников сегодня в цене. Если «ваш» в цене, то последуйте второму совету: оставляйте основную работу и погружайтесь на период продажи в это дело целиком. Иначе всю прибыль растащат адвокаты и арт-дилеры (это я вам как арт-дилер говорю). И вот когда вы окунетесь с головой в продажу вашего Пикассо, то обнаружите, что в ней заинтересованы только вы, а все остальные не просто не заинтересованы – они категорически против и будут чинить вам козни. Больше всего вы настрадаетесь от других владельцев Пикассо, которые уже объединились в «благотворительные бесприбыльные фонды», работающие по принципу мафиозных структур. Смысл в том, что «ваш» Пикассо, неосторожно выброшенный на рынок, понизит цену на каждого из «их» Пикассо. И забудьте об исторической и художественной справедливости, здесь вступают в действие хищные законы, хоть и арт, но все же рынка и бизнеса. И чудес здесь тоже не бывает – заработать миллионы, не вложив труда, времени и особого рода таланта невозможно. Готовьтесь к серьезной борьбе, а чтобы вам стало страшно, расскажу историю, у которой есть начало, но еще не видно конца.

 В середине XX века на территории Датского королевства жил некто Желли ди Боер (Jelle de Boer). Специальность его была арт-дилер и очевидцы утверждают, что имел он, помимо разностороннего образования, особенный острый взгляд и чутье на предметы искусства. От себя замечу, что иногда это встречается – есть такие люди, их единицы, и их способности навевают мысли о потустороннем. Ди Боер был, как сейчас бы сказали, фанатом импрессионистов, его называли дилером-донкихотом. С 1930 по 1960 год он пешим способом прочесал Бельгию, Францию и все Датское королевство, обшаривая сараи, фермы, гостиницы и т.п. в поисках затерявшихся работ импрессионистов. Что-то он находил, что-то покупал, что-то ему отдавали люди, видя героическое подвижничество. В итоге собралась коллекция из четырехсот работ, в основном рисунков. Среди них Ди Боер относил 100 – к руке Ван Гога, 15 – к Сезанну, 5 – к Мондриану. Из оставшихся просматривались, по его мнению, работы Дега, Ренуара, Мане и Веласкеса. С лучшими чувствами ди Боер выставил коллекцию в своей галерее в Амстердаме в 1966 году. Пресса просто взорвалась. Это и понятно – от внезапного появления такого количества подлинников на устоявшемся арт-рынке должен был случиться передел ценностей и, соответственно, цен.

Что же произошло, пока публика ликовала и осаждала галерею? Арт-мир как по команде проигнорировал всю коллекцию разом. Не было обвинений в подделках, не обсуждалась история возникновения, не рассматривался художественный аспект, не задавались вопросы – не происходило ничего! Более того – никто из профессионалов не брал работы на экспертизу, все отказывались давать заключения. Ни один европейский музей не стал даже обсуждать возможность выставки. При этом европейская пресса бушевала. Похоже на сговор, но вслух эту версию озвучить никто не осмелился.

В 1967 году швейцарский арт-дилер с интересным именем Антон Ахерман уговорил ди Боера сделать коммерческий показ 180 лучших работ в странах Европы. Народ шел валом. Но швейцарские власти закрыли выставку, арестовав Антона Ахермана на 3 месяца и конфисковав 160 работ. Арт-мир продолжал игнорировать все события вокруг коллекции. Кроме этого, по рукам пошла неопубликованная биография ди Боера, в которой вместе с описанием его способностей рассказывается о том, что он очень неплохо жил в оккупированной Голландии во время войны, продавая предметы искусства фашистам, что позволило ему иметь в это непростое время две яхты и автомобиль. И вообще, говорилось в книге, ди Боер психологически унижал свою жену и был плохим человеком.

 Люди говорят, что умер Желли ди Боер с горя в 1970 году, оставив коллекцию своей жене. При этом коллекция несколько рассеялась между Ахерманом, швейцарской полицией и вдовой. Да еще четыре работы ди Боер все-таки продал в 1967 году (жизнь есть жизнь) чикагскому налоговому бухгалтеру Андрю Брайнерду. И эта продажа как-то сдвинула лед вокруг коллекции. У чикагца одну картину взяли на экспертизу, видимо, прозевав, что она из «запретной коллекции». Экспертиза показала, что живописное полотно можно отнести к руке Эдуарда Мане. Основание для этого – идентичный состав красок, очень важный фактор в процессе установления авторства. Эту картину сам ди Боер относил к Веласкесу, так как изображена на ней инфанта Маргарита, но оказалось, что Мане копировал Веласкеса из соображений практики. Как бы то ни было, экспертизу делал McCrone Research Institute в Чикаго в 1983 году. А два известных профессора-искусствоведа – Альберт Бойми из UCLA и Александр Косолапов из Эрмитажа опубликовали статью в “Journal of the American Institute for Art Conservation” о том, что инфанта Маргарита написана, без всяких сомнений Эдуардом Мане. Все эти данные вывели работу на стоимость около 10 миллионов долларов.

В 1992 году Европейский консорциум (что это за организация, я не могу понять) выкупил коллекцию у вдовы ди Боера (за сколько, не разглашается), подсобрал недостающие работы (у Ахермана и в швейцарской полиции) и начал активную деятельность по атрибутации работ и пропаганде коллекции. Публика в восторге – арт-мир как молчал, так и молчит. Кроме того, швейцарские власти пригрозили вторичной конфискацией. От греха подальше половину коллекции перевезли в США, и 29 сентября минувшего года состоялась пресс-конференция в Нью-Йорке с показом нескольких работ. Ни одна газета не пропустила это событие – и ни одного слова не обронил арт-мир.

Для арт-дилеров 100 новых работ Ван Гога – это 100 миллионов долларов, ушедших в чужой карман. А в коллекции ди Боера всего 400 работ, и если все они, не дай бог, окажутся подлинниками – просто катастрофа!

Так с чего мы начали? У вас на руках шедевр, и вы хотите его продать. Все еще хотите?

Светлана Вайс

 

Светлана Вайс – журналист, арт-критик, специализируется в области аналитики форм и тенденций современного искусства. В течение 15-ти лет является арт-директором галереи “ИнтерАрт” (Нью-Йорк), куратор многочисленных международных художественных выставок, член Британского общества сюрреализма “Society for Art for Imagination”, автор книги “АртКвартал”. Ведет курс лекций о формировании арт-рынка современного искусства в Америке. Живет и работает в Нью-Йорке.

«Арт-квартал» был написан в галерее «ИнтерАрт» в Нью-Йорке в первое десятилетие XXI века. Это свидетельства всего происходившего в артмире и в артбизнесе в этот период. К этому времени, художественный Артквартал города переместился из Сохо в Челси и приобрел острую концептуальную направленность, сломавшую все грани современной эстетики. Там родились новые направления в искусстве. Там же они и стали тупиковыми.

В полном объеме книга “Арт Квартал” доступна читателю в двух форматах электронных изданий:

App (application для пользователей iPad):https://itunes.apple.com/us/app/art-kvartal/id690260601?mt=8

 e-Book (для любых платформ и читающих устройств):https://itunes.apple.com/us/book/art-kvartal/id689510165?ls=1