Часть 7

Продолжение. Начало см.: В тройном измерении (часть первая);  В тройном измерении (часть вторая);
В тройном измерении (3 часть)В тройном измерении (4 часть)В тройном измерении (5 часть)http://elegantnewyork.com/vishnev-6/

Вальс жизни.

Автор Александр Вишневецкий

 

Кто не пытался заглянуть в прошлое. По мере углубления в череду прожитых лет и накопления багажа памяти, воспоминания начинают преследовать, даже если противиться им. Они невольно приходят во снах, заполняя расслабленное, неконтролируемое пространство времени.

Когда он обращал свой взор в затуманенное прошлое, оно моделировалось в виде разноцветных фрагментов, нанизанных на уходящую в даль спираль. Некоторые из них были освещены ярким светом нюансов и деталей, в отличии от большинства других, всплывающих в пунктирном тумане памяти. Кусочки иногда сливались и вырисовывались абстракстной картиной отрывков прошлого или рядом картин, требующих напряжения для их соединения в единное целое.

Ему иногда казалось, что абстрактная картина прошлого накладывается на странную модель, состоящую из ряда спиралей, неожиданной формы и размеров, расчленённых и наложенных друг на друга, заполнивших пространста детства, юности и зрелости. Спирали, большие и маленькие, охватывали временные и информационные глубины воспоминаний.

Отдельные фрагменты, наполниющие спирали, вдруг неожиданно выскакивали из видимого упорядоченного порядка модели, освещенные светом мгновенной памяти, а после прятались под дымкой её вуали.

Часто спирали приходили в движение, начинали кружиться в загадочном танце обратного пространства времени и мелодия этого танца звучала очень тихо, так что её никак не удавалось уловить. Он всё пытался понять её, воспроизвести, но она продолжала ускользать, оставляя намёки и подсказки. Это наминало навяжчивую игру, продолжающуюся довольно долго.

Мелодия иногда так гармонично сливалась с движущимися фрагментами воспоминаний, что ему казалось, вот-вот и он её уловит, сможет распознать. Эти круговые движения повторялись, становились всё более отчётливыми и закономерными. Но мелодия всё ускользала и ускользала.

 

Как будто нежная вуаль

Затмила все воспоминания

И вьющаяся в даль спираль

Ушла в седые осязания.

 

 

Так словно не дано следить

За ходом дней уж отдаленных

И никогда не возродить

Течения чувств тех окрыленных.

 

 

Смириться нам не суждено

С возвратом прошлого обмана,

Казалось в нем все так светло,

Заманчиво, особо пряно.

 

 

 

 

Загадкой стелется та ткань

По жизненным ступеням с грустью,

Трепещется вуаль, как лань,

Покрыв все затаенной сутью.

 

 

Не умолкает вдали крик

Потока дней всех задымленных,

С оттенком молодости лик

ушедших лет непокоренных.

 

 

Услышать вечности совет

Не стариться душою тленной,

Такой уж жизненный билет

Купили мы на поезд бренный.

 

 

Лишь случайная параллель помогла разгадать загадку. Они танцевали на свадьбе друзей. В этот раз, как никогда, много и долго танцевали. Всё благоприятствовало этому – хороший оркестр, музыка, настроение. Мелодии чередовались, перетекали плавно одна в другую, а они все не прекращали, пока не зазвучал знакомый вальс. Они остановились, замерли и он обратился к подруге …

 

 

Давай погрузимся в наш танец

И ветер будет нам вторить,

Пола блестящего тот глянец,

Не может лица отразить.

 

И только мы закружим в танце,

Уж мутит головы спираль,

Вертеться так приятно в вальсе,

Запрятались все лица в даль.

 

Будем кружась смотреть друг в друга,

Любим так вальс мы танцевать,

Прижмись ко мне, моя подруга,

Мне хочется тебя ласкать.

 

Сверкают люстры, как в тех сказках,

И омывает свет дождем,

Купаемся мы в этих красках,

Мы вместе в танце том, вдвоем.

 

 

 

 

Кружимся вместе мы с тобою,

Сплетая ноги в сложный ряд,

Склонившись низко головою,

На ухо будешь мне шептать.

 

Шептать всё тише и всё слаще

О том, что любишь ты меня,

О том, что всё непроходяще,

Чтоб крепче я прижал тебя.

 

Ноги скользят по полу млечно,

Танец не хочется кончать,

Пусть будем рядом мы так вечно

С тобой по жизни танцевать.

 

 

Он приблизился к подруге в то время, как многие пары уже покинули площадку. После нескольких мгновений нерешительности, они закружились в вихре танца. Всё была как прежде, круги вальса, лёгкие прикосновения и невидимая пелена, отделяющая, замыкающая их в собственном пространстве. Это особое состояние слияния с музыкой и танцем не могло обмануть. Оно было отражением  давнего вечера молодости, в свете слияния той же ауры чувств, мелодии и танца. Казалось это не закончится никогда, состояние выйдет за пределы вальса и будет продолжаться вечно. Но мелодия исчерпала свои резервы и они вернулись к столу, а музыка всё продолжала звучать в его голове, не давая покоя.

Нахлынувшее смешение чувств стало вибрировать, напомнив музыкальную загадку. Всё тут же прояснилось, она была разгадана. Мелодией спиральной модели был вальс, скорее букет различных мелодий вальса, как всегда, грациозных и лёгких, как воздух. Спирали танцевали, вращались под эти мелодии в хаотических направлениях и плоскостях, создавая необыкновенную картину круговоротов вальса жизни.

 

Александр Вишневецкий

Александр Вишневецкий родился в Киеве, Украина.
С 1992 года проживает в Нью-Джерси. Работает в области разработки программного обеспечения для ряда финансовых компаний.
Вниманию читателей предлагается первая авторская серия поэтических рассказов, стихотворения и картин объедененых в единое целое.
В 2012 году на www.createspace.com (self-publishing on Amazon) и на www.stihi.ru были опубликованы циклы живописных и поэтических фантазий автора.

Продолжение следует.