Материал подготовили и интервью провели
Татьяна Бородина и 
Катерина Мукминова

Как известно, герцоги тоже могут быть революционерами. Так в первой половине ХХ столетия герцог Фулько ди Вердура  совершил революционный переворот в ювелирном деле 

Истоки вкуса

В самом конце XIX века в аристократической семье в Палермо родился мальчик Фалько. Элегантное поместье семьи ди Вердура было построено в XVIII веке и называлось Villa Niscemi. Вилла утопала в ярких цветах бугенвиллии, вокруг простирались роскошные английские сады с тропическими растениями. Фулько рос в окружении красоты природы и изысканности интерьеров, каждая деталь которых впоследствии не раз вдохновляла его при создании ювелирных украшений.

Маленького герцога окружала атмосфера любви и благополучия, блеска и роскоши, свойственных неизменному образу жизни итальянских аристократов XIX века. В семье детей баловали, у Фулько и его сестры Марии Феличе даже был целый зверинец: собаки, кошки, скотный двор, парочка противных бабуинов и верблюд по имени Момо. В поместьи часто устраивали торжества, балы и маскарады, которые особенно любил маленький Фулько, с малых лет отличавшийся бурным воображением и необузданным чувством юмора.
С возрастом мальчик увлёкся чтением. В доме была отличная библиотека, и однажды, роясь в ней, десятилетий Вердура нашел книгу, посвящённую творчеству Рафаэля. Картины великого живописца потрясли Фулько! С того момента и на всю жизнь осталась в нем любовь к искусству Возрождения.
В своих мемуарах “Счастливые летние дни” он писал: “Я и сейчас вижу, как несу драгоценный том в Белую комнату, как сижу на кровати и медленно перелистываю страницы с картинками, чтобы встретиться взглядом с благородными и безмятежными лицами… Тогда там начался мой роман с искусством во всём его разнообразии, зародилась моя жажда знаний. Изобразительное искусство разбудило во мне желание подражать и с карандашом в руках я начал рисовать каракули на любом клочке бумаги.”

Дом герцогов ди Вердура в Палермо, сейчас в нем находится отель.Повзрослев, Фулько продолжает вести безмятежный образ жизни, вращаясь в высшем обществе Италии и давая волю своему жизнерадостному нраву. Но тяга к творчеству уже проснулась в нем, и он начинает серьёзно заниматься рисованием и пытается найти выход своей креативной энергии, создавая рисунки для тканей и необычные композиции.

После Первой мировой войны итальянские города приобретают популярность в американском и европейском высшем свете. Сюда съезжаются богатые и знаменитые люди, среди которых Линда и Коул Портер. Знакомство и дружба с ними становятся поворотными в судьбе Вердуры – их добрые отношения прошли через всю жизнь и были определяющими в становлении его карьеры.

 

Парижский период

На одном из приёмов в 1925 году, который Портеры проводили в своём венецианском палаццо, Линда познакомила молодого Вердуру с Коко Шанель, которая в те годы уже была на пике своей славы. Знакомство с ней изменило жизнь молодого герцога навсегда!

Фулько Вердура и Коко Шанель.

 

“Шанель была самой элегантной женщиной из всех, кого я знал, – говорил Фулько,- и первым человеком, который воспринимал меня всерьёз”.

Фулько принимает предложение Коко переехать в Париж и помогать ей в создании новых тканей. Но достаточно быстро для него становится очевидным, что его призвание в другом.

В 1930 году Коко предлагает Вердуре создать новый дизайн ювелирных украшений, подаренных ей когда-то поклонниками. Коко наскучили устаревшие, на ее взгляд, украшения, и Фулько делает невероятное: он дарит им не просто вторую жизнь, а бессмертие, превратив в культовые ювелирные шедевры. Именно тогда появляются на свет ставшие знаковыми, как для дома Шанель, так и для фирмы Вендура, массивные браслеты с мальтийскими крестами из цветных драгоценных камней.

“Пришло время, когда на меня начали работать князья и графы… Итальянский герцог Фулько ди Вердура имел роскошную родословную и прекрасный вкус, который помогал создавать изумительные украшения. “Мальтийские кресты с бриллиантами – его идея, над которой не властно время”, – говорила Коко Шанель.

Эти браслеты вошли в историю, и, спустя 70 лет, в 2009 году 70 таких же браслетов были воспроизведены снова фирмой Вердура для дома Шанель.

Ведомые своими бунтарскими творческими идеями, Коко и Фулько делают переворот в моде ювелирных украшений. Они много путешествуют, посещают выставки. В Равенне Фулько вдохновила византийская церковь: он переносит драгоценные камни Шанель в новые броские золотые оправы.

Браслеты в византийской стилистике с Мальтийским крестом, сделанные для Коко, очень долго были обязательным дополнением к её туалетам. Она носила их и в дневное время, и с вечерними нарядами.

Именно с этого момента Фулько входит в историю ювелирного искусства — он первым стал использовать цветные драгоценные камни в сочетании с золотом в украшениях, которые предлагал дамам носить не только вечером, но и днем. Он был первым, кто трансформировал и использовал классические мотивы, такие как монеты, канаты, раковины, превратив их в повседневные элегантные украшения

“Любоваться драгоценностями нужно невинно, простодушно, как мы радуемся цветущим яблоням по краю дороги, проносясь мимо них в машине”, – Коко Шанель.

Фулько живет в Париже и его друзья Коул и Линда Портеры вводят молодого герцога в модное общество, знакомя с парижским бомондом – от Пикассо, Хемингуэя и Дягилева до Ротшильдов, Дэйзи Феллоуз, Джозефин Бэйкер и многих других.
Пышные костюмированные балы, столь любимые в Париже 20-х, покоряют Фулко. Шарм и лёгкость его характера делают его желанным гостем на всех приёмах. Он неизменный и любимый спутник Шанель во всех поездках и выходах в свет. Он прекрасно вписывался в бомонд того времени, оживляя его своим остроумием и непринуждённостью.

 

Равеннская брошь Вердуры, вдохновением для которой стала мозаика с изображением императрицы Феодоры в Церкви Сан Витале в Равенне

Парижская жизнь с ее “fetes de la nuit”, ночными празднествами – плодами буйной фантазии их устроителей, послужили вдохновением для многих выдающихся художников того времени, включая Кристиана Берара, Сержа Лифара, Стравинского и, конечно, Вердуры.

Для Фулько выходы в свет были не просто поводом повеселиться, они дарили ему бесценные вспышки творческого вдохновения. Смелые цветовые решения и пропорции, необычные сочетания, новаторские идеи в его ювелирных работах берут начало именно в тех самых “fetes de la nuit”.

Шанель в браслетах с Мальтийским крестом на фотографии Мана Рэя.

Новый Свет

Проходит несколько лет, и Вердура оставляет прошлую жизнь за бортом корабля, на котором осенью 1934 года вместе со своим другом бароном Николасом (Ники) де Гунзбергом отправляется в Америку. Разительная перемена жизни становится новым источником вдохновения. Дни, полные жёстких правил и формальностей, принятых в Европе, уступают место новым начинаниям и бесконечным возможностям. И опять Портеры играют в этих переменах решающую роль. Коул Портер считает, что Фулько нужно путешествовать по Америке. Он зовет его к себе в гости в Голливуд. Ди Вердура и барон де Гунзберг за несколько месяцев пересекают всю страну в новеньком паккардовском кабриолете. И вот перед ними Беверли-Хиллз.

“Здесь у меня не было прошлого, – такова была первая, эйфорическая реакция Фулко по прибытии в Америку. – Мне не пришлось восклицать: “О, Боже, Венеция уже не та, что прежде!”.

 

В Голливуде его ждет настоящий успех. На фоне большого интереса к эксклюзивным драгоценностям изделия Фулько с его итальянской классической тематикой привлекают внимание таких кинозвёзд, как Марлен Дитрих, Джоан Фонтейн, Тайрона Пауэра, Гэри Купера, Джоан Кроуфорд и Греты Гарбо.

Главный редактор Vogue Диана Вриланд

Встреча с легендарным редактором Vogue Дианой Вриланд оказывается знаковой. Она знакомит Фулько с Полом Флато, “звёздным ювелиром” Нью-Йорка. И когда Флато открывает свой бутик в Голливуде, он приглашает Вердуру работать у него дизайнером. Линия “Вердура для Флато” скоро стала узнаваемой и популярной как среди модников Восточного побережья, так и среди голливудской элиты.

“Аллюзии к природе, культуре и религии в работах Фулько делают их классикой. Но, без сомнения, он является и революционером, тем, кто изменил всё. Фулько сделал ювелирное искусство современным”, – Бэбс Симпсон, бывший редактор “Vogue”.

 

 

Ювелир Нью-Йорка

Годы работы в Голливуде сделали свое дело – Фалько стал знаменитым. Он отправляется в Нью-Йорк, который на долгие годы становится не только местом его триумфа, но и любимым домом.
Перебравшись в Нью-Йорк, Вердура с помощью Винсента Астора, потомка легендарной американской династии Асторов и Коула Портера, своего старинного друга, открывает салон-мастерскую по адресу: 712 5-я Авеню в Манхэттене. Открытие состоялось 1-го сентября 1939-го года – в день начала в Европе Второй мировой войны.

“Герцог совершенно освоился в Америке, в подтверждение чего он сообщил нам, что этой зимой на приёме Талула Бэнкхед назвала его грязным янки. Его хобби – история, любимый ресторан – The Vesuvio на 48-й Улице, где он обычно заказывает осьминога. Он верит в сглаз и весьма экспансивен. Однажды, когда на вечеринке его укусил шпиц, герцог в ответ укусил его. (из светской хроники журнала The New Yorker, рубрика “Притча во языцех” , 1941-й год.)

 Живя в Нью-йорке, Фулько близко дружит со многими из своих известных и уважаемых клиентов, включая Миллисент Роджерс, Слим Кит и трёх сестёр Кушинг, все из которых в замужестве стали членами выдающихся нью-йоркских семей. Одна из сестёр, икона стиля Бейб Пэйли, была музой Вердуры и задавала тон его коллекциям на протяжении многих лет.


Работа Фалько с Сальвадором Дали над коллекцией ювелирных изделий, впервые представленной в одной из нью-йоркских галерей в 1941-м году, оказала значительное влияние на его поздние коллекции, в которых очевидно пристрастие к любимым сюрреалистическим мотивам.
Вердура обожал бурную светскую жизнь нью-йоркских кафе 40-50-х годов, он часто посещал такие популярные заведения, как The Stork Club и El Morocco.

Он безоговорочно вошел в высший свет Нью-Йорка и гордился славой “ювелира высшего общества”, начиная с 50-х и вплоть до его ухода от дел в 1973-м году в возрасте 75 лет.

 

“Фулько был потрясающей личностью, таким невероятным персонажем, мы обожали его. Он был единственным в своём роде, таким же, как его работы.” Диана Вриланд

В салоне фирмы Вендура на 5 авеню, Нью-Йорк

Наследие Вердуры

В 1973-м году Вердура продал компанию Джозефу Альфано, помощнику, проработавшему с ним много лет, и уехал в Лондон. Там он продолжал заниматься живописью и рисовать до своей смерти в 1978-м году.

В 1985-м году компанию приобрел Уорд Ландриган, бывший глава отделения ювелирных изделий американского представительства Сотбис и давний поклонник работ Фулько ди Вердуры. Тогда же открылся на нынешнем месте нью-йоркский салон компании, неподалёку от Центрального парка, в нескольких шагах от того места, где всё начиналось в 1939-м году.
Сын Уорда Ландригана Нико начал работать в компании в 2003-м году и стал её президентом 1-го сентября 2009-го года, в день её семидесятилетней годовщины. Сегодня компания продолжает создавать драгоценности от Вердуры на основе более чем 10 тысяч эскизов, сделанных Фулко на протяжении жизни. Высочайшая степень мастерства и сервиса остаётся краеугольным камнем компании Вердуры.

Блеск и жизнерадостность Вердуры не тускнеют со временем, живя в его работах. Женщины новых поколений приходят в салон, гуляют по галереям и приобретают для себя часть мировой ювелирной истории.

 

Elegant New York посетил салон Вердуры (Verdura) и задал несколько вопросов Вайс Президенту компании Джиму Хаагу (Jim Haag).

Ниже приводится интервью на английском языке.


– Мистер Хааг, расскажите, пожалуйста, почему на протяжении почти полувека фирма
Вердура остаётся верна единственному и неизменному стилю, созданному ее основателем Фулько Вердурой.

– Когда в 1978 году Вердура умер, он оставил после себя невероятное количество эскизов ювелирных украшений, созданных им за 50 лет творческой карьеры. Около десяти тысяч рисунков хранились в его архиве, две третьи из которых никогда не были реализованы при его жизни. Сейчас мы выпускаем изделия на основе его эскизов: ничего ультра модного, все очень классическое с небольшими экстрентичными деталями – «изюминками». Эти изделия можно назвать символом утончённого гламура, прекрасно подходящие как к дневному, так и к вечернему туалету.

Дизайн этих украшений невероятно разнообразен, начиная от созданных для Коко Шанель под воздействием Византийских впечатлений, заканчивая тем, что Вердура творил в Калифорнии для звёзд “золотого века” Голливуда, и, конечно, его неподражаемые изделия нью-йоркского периода, когда он стал называться “Ювелиром высшего света Манхеттена”.

 

В чем отличительная особенность стиля Вердура?

– Неподражаемая особенность Вердуры в его врождённой эксцентричности и непосредственности, в его любви к естественному изяществу природы, которые он воплощает в своих изделиях. Именно эти особенности позволяют ему невероятным образом виртуозно сочетать, казалось бы несочетаемые элементы и цвета. Его изделия одновременно дерзкие, лаконичные и обязательно обладают чем-то особенным – «изюминкой». Причина успеха дизайна украшений, созданных Вердурой, кроется в их изобретательном разнообразии. Вердура аристократичен, но его изделия не претенциозны.

– Каким камням и драгоценным металлам отдаёт предпочтение фирма Вердура?

– В наших изделиях традиционно используется только 18-каратное золото, различных цветов: белое, жёлтое, розовое, а также платина. Эстетика Вердуры базируется на комбинировании драгоценных и полу-драгоценных камней самым неожиданным образом. Это значит, что сапфиры могут быть соединены с бирюзой, бриллианты контрастировать с топазами. В своём известном радиоинтервью, где Вердура обсуждал свою работу с Шанель, он говорил о своей любви к варварским цветам и огромным размерам украшений.

Вот две наиболее излюбленные цветовые комбинации камней в ювелирных украшениях от Вердуры: рубины с аметистами и перидоты с аквамаринами.

 

– Вносите ли вы какие-то изменения в оригинальные эскизы Фулько Вердуры?

– Весь нынешний дизайн ювелирных украшений базируется на архивных эскизах, лично созданных Фулько Вердурой. Сегодня, когда мы представляем новые изделия, мы обязательно поднимаем наши архивы, чтобы убедиться, что все соответствует эскизам мастера. Иногда мы используем некоторые знаковые элементы дизайна для переноса их в другие изделия.

– Но в таком случае Вашей компании все эти годы не были нужны ни художник, ни креативный директор для создания новых коллекций?

– Мы изначально имеем огромное количество эскизов в нашем архиве. Нашей важнейшей задачей является выпуск изделий, созданных Вердурой, но до сих под не воплощённых в жизнь. Это большая ответственность создать изделие, задуманное Мастером без него самого.

Чтобы сделать это, необходимо полностью погрузиться в его жизнь, его историю, его психологию, чтобы понять и осмыслить его идею, его намерения. У нас есть много его личных записей и его интервью. Все это очень помогает нам найти понимание его гения, даёт путеводную нить к верной реализации его замысла. Непосредственно сам Председатель и Президент нашей компании руководят этими проектами.

– Используете ли вы новые технологии в изготовлении ювелирных изделий?

– В своё время Фулько никогда не фокусировался на технологических процессах реализации своих замыслов. Он нанимал лучших мастеров ювелирного дела ХХ столетия, и они выполняли его заказ на высочайшем уровне. Многие ювелирные мастерские, сохраняющие свои технологии и передающие их от отца к сыну из поколения в поколение, работают с нами и сейчас. Даже используя новые технологии, к примеру, лазер, мы знаем что они в руках мастеров старой классической школы.

– Какие планы на будущее у компании Вердура?

– 2014 год юбилейный для фирмы Вердура, ей исполняется 75 лет. 1 сентября 1939 года Фулько Вердура открыл двери своего салона на Пятой авеню. Его компаньонами были Коле Портер и Винсент Астор. Более семи десятилетий фирма Вердура создает свои изделия для самых известных людей мира, и работы Фулько Вердуры можно назвать торжеством дерзкого элегантного шика.

Чтобы отпраздновать этот юбилей, мы планируем провести ретроспективную выставку музейного уровня. На ней будут представлены самые выдающиеся и знаковые изделия Мастера, которые находятся в частных руках или музеях, но будут предоставлены для нашей экспозиции. Мы надеемся, что это событие не только покажет гений выдающегося художника, но и воскресит в памяти историю жизни общества ХХ столетия, которая неизменно вдохновляла Вендуру в его работе.

– Изделия от Вердуры всегда любили знаменитости. Кто из современных звёзд продолжил длинный список поклонников таланта Фулько Вердуры?

Brooke Shields, Met Opening Gala, 2013

– Необычные и элегантные изделия Вердуры всегда пользовались популярностью и любовью среди знаменитостей. Его украшения носили Coco Chanel, Greta Garbo, Joan Crawford, Marlene Dietrich, Princess Diana, Sarah Jessica Parker, Ann Hathaway и многие другие известные и неизменные участники мероприятий с Красной дорожки. Только для примера скажу, что в июне прошлого года мы предоставили украшения от Вердуры двенадцати актёрам и продюсерам для церемонии Tony Awards (Broadway)

Eva Mendes, Met Gala, 2010

– Расскажите, пожалуйста, что сейчас демонстрируется в витринах вашего салона?

– У нас совсем недавно закончилась выставка-продажа винтажных изделий и осенней коллекции Вердуры. Наша весенняя коллекция «Сущность стиля» фокусируется на классических традициях, которые наиболее востребованы и желанны самыми стильными знатоками моды.

Позднее в этом году вместе с нашей ретроспективной выставкой мы представим нашу юбилейную коллекцию, посвящённую 75-летию фирмы Вердура. Эта коллекция будет состоять как из винтажных вещей, так и из вновь выпущенных изделий с дизайном Мастера, никогда ранее не демонстрируемых публике и изготовленных исключительно в честь юбилея.

 

Благодарим фирму Verdura за предоставленые материалы и фотографии.

Материал подготовили и интервью провели
Татьяна Бородина и 
Катерина Мукминова

Vice President of Verdura Jim Haag was so kind to provide answers to the questions of Elegant New York Magazine.

-Mr. Haag, the general style and feel of Verdura jewelry hasn’t drastically changed in a few decades. If so, what is the reason for it?
– When Verdura passed away in 1978, he left an incredible legacy from his 50 year career—an undiscovered  archive of nearly ten thousand designs, two-thirds of which had never been made. We only make these designs today—nothing trendy, very classic with a whimsical twist. They  are now recognized as a signifier of sophisticated, wearable glamour.
These designs  are incredibly varied, beginning with his Byzantine-inspired work for Chanel, progressing to California and his image-making jewels for actresses defining Hollywood’s golden era and onward to New York where he became the go-to jeweler for Manhattan and international society.

– What is the most important quality that makes Verdura jewelry stand out?
Verdura stands out because of his whimsy, his love of natural elements, his unflinching and unexpected use of color. Verdura jewels are at the same time bold and understated.
A compelling reason for the success of Verdura’s designs was that they were ingeniously designed to flatter the wearer. Verdura had an aristocrat’s attitude, but his jewelry was totally unpretentious.

– Which metals and gemstones specifically are preferred for Verdura jewelry?

-Verdura only uses precious metals: 18 carat yellow gold, white gold, rose gold and platinum.  The Verdura aesthetic is based upon arranging gemstones in totally unexpected ways and in splendid contradiction to one another. This means that sapphires are set alongside of turquoise; diamonds are set in contrast with topaz.  There is a famous radio interview where Verdura discusses his work with Chanel and their love of barbaric color and enormous scale. Two of their favourite color combinations were ruby set against amethyst and peridot set against aquamarine.

-Do you always use original designs by Fulco di Verdura without changing them at all?

– All of our designs are based on archival designs from Fulco himself.  Today, when we are introducing a new item, we circle back to our archives and make sure it was true to his spirit and design sensibility. There are signature elements that might be taken from one design and transferred to another.
-If so, does this mean that in the past years the company never looked for a leading designer and/or a creative director?

-We are fortunate to have the wealth of our designs in our archives. Our biggest challenge lies in making designs that have never been produced. This undertaking is an immense responsibility as we are taking the work of a Master and translating it without him being present.
To do this, one must be totally immersed in his life, his history, his psyche—and aware of his original intentions.  We own many of his writings and a few of his rare interviews.  These offer a glimpse of his genius and provide some guidance in pursuing new production today. Our Chairman and President lead these projects.


-Do the manufacturing technologies change at all?

– While Verdura himself never focused on the technical challenges of a piece, his workshops employed some of the best craftsmen of the 20th century. Many of those workshops have remained in their families, passing on techniques from father to son, continuing to work with us today. While we take advantage of modern inventions, like lasers, the hands that guide them are trained in the classical tradition.

– What are your plans for the future?

-2014 marks a special 75th Anniversary year for Verdura. It was on September 1, 1939 that Fulco first opened his doors on Fifth Avenue with the financial backing of composer Cole Porter and philanthropist Vincent Astor. Over those seven decades Verdura designed for the who’s who of international society, his work celebrated as bold, understated “chic.”
This year, to celebrate our anniversary,  we are planning  a major museum-quality retrospective of 75 years of Verdura. This will showcase many of our most famous designs,  usually in private hands, but being loaned for this milestone event. We hope that this exhibit not only reflects Verdura’s design genius, but also brings to life the social history of the twentieth century that was the inspiration for much of his work.

– Verdura jewelry has always been a big hit among celebrities. Who are currently wearing your designs?

Distinctive and elegant, Verdura  jewelry has graced many legendary figures, from Coco Chanel, Greta Garbo, Joan Crawford and Marlene Dietrich, to Princess Diana, Sarah Jessica Parker, Ann Hathaway, and other luminaries of the red carpet. Just to give you an example, we accessorized twenty actors and producers for last June’s Tony Awards (Broadway).

 

-A few words about the current exhibit.

We had a vintage Verdura sale and exhibition last fall which recently ended. Our spring collection, “Essentials of Style”, returns the focus to our classics, our most popular offerings that are coveted by stylemakers to this day.
Later this year, coincident with our Anniversary retrospective, we will be introducing our 75th Anniversary collection, a combination of vintage and new production, with many never-before-seen designs being produced for this important occasion.

Elegantnewyork.com (Elegant New York on-line magazine)  is fully protected by copyright and nothing that appears in it may be reprinted wholly or in part without permission. For inquiries on reprints, you can contact us: editorial@elegantnewyork.com