Часть Первая. Каретный ряд.

Квартал западной 44-й улицы, между 5 и 6 авеню, всего лишь один из тысяч в городе. Большинство пешеходов, идущих по своим делам, спешащих на поезд, уходящий с Гранд Централа, отправляющихся на вечернее шоу, делающих покупки в магазинах на Пятой авеню, или проносящихся мимо в автомобилях, не имеют ни малейшего представления о том, что находится за углом многолюдной Пятой Авеню. А там скрывается легендарное прошлое Нью-Йорка, наполненное драматизмом и юмором, тщеславием и надеждами, страстью славы и повседневным трудом, взлетами и падениями – или, проще сказать, жизнью и историей города, начиная с Гражданской войны и заканчивая сегодняшним днем.

Казалось бы, один квартал, но рассказ о нем оказался достаточно длинным. И мы решили разбить его на 3 части, а не сокращать до бессмысленного перечня названий и адресов, в надежде, что читатели смогут не только прочитать текст, но и прогуляться по кварталу, медленно и вдумчиво разглядывая фасады,  заходя во внутрь домов и получая удовольствие от своеобразного путешествия во времени.

В качестве пит-стопа мы настоятельно рекомендуем бар “M” в отеле Мэнсфилд. Почему, узнаете из текста и фотографий.

Фасад Яхт Клуба на 44 стрит.

***

Блок West 44th между 6 и 5 авеню, называют Club Row – здесь в одном квартале расположился целый ряд престижных клубов: Harvard Club, Нью-йоркский яхт-клуб, City Club, Nicholas Society и Penn Club, Йельский клуб, Coltonia Club, Columbia University Club, Cornell Club и многие другие. Некоторые из домов являются памятниками архитектуры и истории Нью-Йорка, часть остаются клубами, а часть превратилась в элегантные отели и рестораны.

До того, как квартал стал называться «Club Row», в 19 веке он был известен, как  Конюшенный ряд, потому что большая часть его северной стороны состояла из двухэтажных и трехэтажных каретных домиков, обслуживающих состоятельных жителей Нью-Йорка. В те времена зажиточные горожане предпочитали держать конюшни подальше от жилых домов, чтобы характерный запах и шум их не беспокоил.

Так выглядели каретные дома Нью-Йорке в 1930-х годах.

В первой половине 19 века Пятая авеню в районе 40-х улиц представляла собой разбитую грунтовую дорогу в окружении каменистых полей. Пересечение ее с 42 стрит, которая служила трактом для перегона скота через остров Манхэттен к бойням вдоль Ист-Ривер, где сегодня стоит комплекс Организации Объединенных Наций, был оживленным, но мало напоминало городской перекресток.

Пятая Авеню в раоне 44 стрит, в далеке видны стены водохранилища.

Здесь находилось огромное каменное надземное водохранилище Кротон (1843-1911), которое содержало 20 миллионов галлонов питьевой воды в искусственном озере площадью 4 акра. По стенам водохранилища, высотой 50 футов и толщиной 25 футов, проходила прогулочная дорожка – излюбленное место для романтических встреч горожан. Мало кто отдает себе отчет, что Центральная Публичная библиотека Нью-Йорка построена на фундаменте этого водохранилища.

Этот район города был скорее предместьем с сельскими пейзажами, но именно здесь началась история фешенебельного квартала, о котором пойдет речь в сегодняшней прогулке по Нью-Йорку.

***

Шла Гражданская война (1861—1865), и далеко не все мужское население Нью-Йорка хотело принимать в ней участие. Состоятельные жители города имели возможность откупиться от участия в военных действиях, заплатив 300 долларов. А вот бедные ирландские эмигранты позволить себе этого не могли. Работа в городе была, но освобожденные на юге страны чернокожие рабы переселялись на север и готовы были наниматься за мизерную плату. Конкурировать с ними было сложно, да и работать вместе с бывшими рабами белые рабочие совсем не хотели – они теряли работу, а с ней и  последний шанс откупиться от армии.

Недовольство росло, атмосфера накалялась, и в конце концов вылилась в серьезный межрасовый конфликт. Случилось это как раз на углу Пятой авеню и 44 стрит, где стоял Приют для чернокожих детей-сирот.

Приют Colored Orphan Asylum

Его построили в благотворительных целях белые американцы как символ толерантности и взаимопомощи чернокожему населению. Именно это здание стало жертвой волнений в июле 1863 года. Приют сожгли, в беспорядках погибло 120 чернокожих, одиннадцать из которых были линчеваны, а более 2000 получили ранения; дома и лавки, принадлежавшие им, разрушены. В результате тысячи чернокожих покинули Манхэттен, чтобы переселиться в Бруклин, Нью-Джерси и более отдаленные районы. Это событие считается одним из самых массовых в Нью-Йорке межрасовых столкновений.

Пажар в Colored Orphan Asylum

Но прошло всего несколько лет после окончания войны, и облик района изменился до неузнаваемости.  К 1870 году улицы были вымощены камнем, на 6 авеню появилась железнодорожная станция, вагонный парк. Конюшни оставались, но начали появляться и добротные жилые дома.

В 1868 году на углу 43 стрит и Пятой авеню, была построена Temple Emanu-El – большая синагога, которая обращала на себя внимание двумя мавританскими башнями и богатым убранством фасада. Район развивается и постепенно становился престижным. Уже в 1880 году на 44 стрит появляются  апартмент-отели и вскоре открываются первые частные клубы. Чугунная революция в градостроительстве, появление лифтов и других технических новшеств, позволяют новым зданиям достигать неведомой доселе высоты в шестнадцать этажей.

Наступает эра процветания.

В 1897 году, на 44 стрит открылся легендарный ресторан Delmonico. Со дня открытия и до введения Сухого закона, приведшего к его упадку в 1923 году, богатые и модные Нью-Йоркцы обедали и проводили время на нижних этажах отеля, где располагался столовый зал для женщин, пальмовый сад, голубая комната, обшитая атласом, и многие другие изысканные и шикарные помещения для отдыха. Выше располагались элитные квартиры холостяков. Сад на крыше, популярное нововведение лет, предшествующих эре кондиционеров, венчал шикарное  здание. Отель ввел в моду послеобеденные чаи и ужины после театральных представлений, фоновую оркестровую музыку, а также курение в столовых, чтобы джентльмены имели возможность не оставлять после обеда дам одних.

Delmonico

Год, спустя, 1898, на другом углу перекрестка появился конкурент – ресторан Sherry’s. Он располагался в 12 этажном доме, строительство которого обошлось в  2 000 000 долларов. На первом этаже было 2 ресторана, на втором находились великолепные бальные залы, частные залы, а над ними жилые помещения состоятельных нью-йоркцев. Городская элита любила устраивать там роскошные частные обеды (фото выше, около 1901 года) и балы.

На одном из проведенных в 1903 г. балов C.K.G. Billings, посвященных открытию конюшен, гости клуба верховой езды сидели верхом на лошадях, пока их обслуживали официанты, одетые, как жокеи.

Не менее впечатляющий бал, вошедший в нью-йоркскую хронику, однажды устроил Джеймс Хейзен Хайд, вице-президент Equitable Life Insurance, потратив 200 000 долларов своей компании для воссоздания всего на один вечер интерьеров Версаля в бальном зале отеля. Но публика не восприняла такого расточительства, и общественное негодование заставило Джеймса бежать из страны и вызвало реформу страховой отрасли.

Открытие спортивного клуба Беркли

В 1887 году был открыт первый частный клуб на 44 стрит: Спортивный клуб Беркли ( 23, W. 44th St.) Выпускник Гарварда Джон С. Уайт, стал президентом клуба. В холле были оборудованы три дорожки для боулинга, был бассейн, душевые, ванны, раздевалки, бильярдная, комнаты для занятий теннисом и бейсболом, беговая дорожка,  тренажеры для гребли и крытый теннисный корт. Кроме того в здании был театр на 500 мест, залы для приемов, танцевальный зал и библиотека, что сделало Атлетический клуб Беркли настоящим социальным клубом. Ежегодные взносы составляли 30 долларов, а количество членов ограничивалось – 350, что делало его довольно эксклюзивным. У его конкурента,  Нью-Йоркского спортивного клуба, было 2500 членов.

В 1905 году, на юго-восточном углу 44 стрит и 5 авеню открылся Hippodrome (1905-1939), самый большой в то время театр в городе.  Он охватывал весь квартал между 44-й и 43-й улицами. Интересно, что со стороны 6 авеню театр заменил собой железнодорожное депо. На фотографии видна железная дорога, которая протянулась вдоль Шестой авеню, и существовала с 1870-х годов до 1939 года.

Именно в этом огромном театре, построенном в мавританском стиле, в 1918 году Гудини  заставил исчезнуть 5-тонного слона на глазах 5300 зрителей.

Hippodrome

Продолжение следует.