Русская революция и авангард

В Нью-Йорке в MoMA

Виталий Орлов

 

Не думаю, чтобы 100-летие Октябрьской революции в России – дата, которая будет иметь место в 2017 году – такая уж праздничная для Америки. Но это событие оказалось удачным поводом для нью-йоркского Музея современного искусства (МоМА), чтобы показать принадлежащие ему подлинные сокровища – уникальные произведения русского художественного авангарда, появлению которых мир объективно обязан этому событию, даже если помнить, какие ужасающие последствия принесла миру восторжествовавшая в России в 1917 году коммунистическая идеология.

09jpmoma6-facebookjumbo-v2

1

Natalia Goncharova, Christian Host from Mystical Images of War (1914). Courtesy of the Museum of Modern Art, New York, gift of the Judith Rothschild Foundation. © 2016 Artists Rights Society (ARS), New YorkADAGP, Paris

Выставка в МоМА называется «Революционный импульс: Взлет русского авангарда». На выставке  экспонируются  260 работ из беспрецедентной коллекции Музея, созданных в исторический период, сопровождавшийся бурным потоком художественных инноваций невероятно талантливых мастеров между 1912 и 1935 годами. Выставки на эту тему уже бывали и в МоМА, и в Музее Гугенхайма, но список участников  новой МоМА-вской экспозиции, ее жанровое разнообразие, и все в таком полном, завершенном объеме, пожалуй, представляются впервые.

Выставка  освещает события в культурной жизни новой России, которые связаны с художественным прорывом, нашедшим отражение в концепциях супрематизма и конструктивизма в живописи, скульптуре, книжной графике, плакате,  а также в авангардной поэзии, театре, фотографии и художественном и документальном кино. Этот прорыв  осуществили такие мастера, как Александра Экстер, Наталья Гончарова, Эль Лисицкий, Казимир Малевич, Владимир Маяковский, Любовь Попова, Александр Родченко, Ольга Розанова, Владимир и Георгий Штейнберги, Дзига Вертов, Эсфирь Шуб  и другие. Среди последователей супрематизма Малевича, одним из первых называют и Василия Ермилова (1894-1968), чья композиция также представлена на выставке.

Автор этого репортажа считает для себя большой честью личное знакомство с Василием Дмитриевичем – выдающимся модернистом, лидером харьковского авангарда

2

Solomon Telingater. Slovo predostavliaetsia Kirsanovu (Kirsanov Has the ‘Right of Word’) by Semen Kirsanov. Moscow Gos. izd-vo (State Publishing House), 1930. Edition 3,000. Letterpress. Page 7 1316 × 3 716″ (19.9 × 8.8 cm).

 

 

 

 

 

 

Творчество этих мастеров было ответом на невиданное, но вселявшее надежды изменение социальных и политических условий; своеобразное зондирование возможости тех новаций, которые, как им казалось, обусловила революция.Выставка открывается серией работ Натальи Гончаровой и ее мужа и коллеги Михаила Ларионова. Гончарова и Ларионов стремились объединить такие новации Западной Европы,  как кубизм и футуризм, с отчетливо русским колоритом, опираясь на историю, фольклор и религиозные мотивы. Одно из их таких усилий получило название «лучизм» – абстрактный стиль, взявший свое название от изображнения  динамических лучей контрастного цвета.

Отличительной чертой этого периода было плодотворное сотрудничество между художниками и поэтами, в результате которого появились иллюстрированные книги небольшого формата с красочной обложкой, зачастую сделанной вручную.

Интересный пример такой книги – поэтический сборник «Tэ Ли Лэ» поэтов Алексея Крученых и Велимира Хлебникова с иллюстрациями Ольги Розановой. Книга задумана как  образец поэзии, которая освобождает буквы и слова от конкретных значений, чтобы подчеркнуть их звуковые и визуальные качества. Художники аналогичным образом стремились расширить сферы их творчества до предела  возможностей жанра, отклоняя структуры реализма и рациональности в пользу продвижения новых абстрактных форм. Две новые модели абстракции предложили: Владимир Татлин – брошюра под названием «Рельефы»,  и серия  программных супрематических композиций Казимира Малевича – «Самолет пролетел», «Белое на белом» и нескольких других, которые вошли в число самых иконоборческих картин своего времени.

Нельзя не отметить, что в то время творческие контакты между мастерами исусств были на редкость взаимообогощающими.

3lissitzky-vasily-ermilo

Installation view of the fifth-floor Alfred H. Barr Painting and Sculpture Galleries, The Museum of Modern Art, summer 2013. Pictured are works by from left to right Kazimir Malevich, [at far left], El Lissitzky, Vasily Ermilo

В то время как жанровые рамки супрематизма в чистом виде были до некоторой степени ограниченными, приверженцы конструктивизма были привилегированными мастерами в вопросах создания утилитарных объектов с упорядоченными, геометрическими элементами.

evening-tour-revolution-the-russian-avant-garde

 

В 1918 году А. Родченко еще не отказался от беспредметной живописи. Он  создал серию из восьми черных картин «Черное на черном», которую он задумал как ответ на группу «белых» картин Малевича. Устраняя цвет почти полностью, Родченко подчеркивает фактуру материала поверхности картины.

Примерно в это же время он также создал ряд «пространственных конструкций» в стиле  кинетизма, перенося собственные  приемы сочетания цвета в картинах на трехмерные объекты: « 5 х 5 = 25: Выставка живописи». Каталог для этой выставки, составленный ее участницей  Варварой Степановой, показывает вклад Александра Родченко, Любови Поповой, Александры Экстер и Александра Веснина. Выставка проводилась в Москве на Всероссийском Союзе Поэтов в сентябре 1921 года.  На ней были представлены пять работ по каждому из пяти участников. Потом оказалось, что это был в то время последний раз, когда  презентовалась работа  конструктивистской группы живописи.

Значительное место на выставке «Взлет русского авангарда» принадлежит Элю (Лазарю) Лисицкому, редчайшими работами которого богат МоМА. Эль Лисицкий был одним из главных приверженцев отказа от реализма, полагая, что «раскрашенные картинки уходят в прошлое вместе со старым миром».

4

“Head of a Woman,” a sculpture by Naum Gabo from around 1917-20 at the exhibition “A Revolutionary Impulse The Rise of the Russian Avant-Garde” at the Museum of Modern Art.

Между 1919 и 1927 годами Эль Лисицкий создал  большое число картин, гравюр и рисунков, которые он назвал «Проун» (акроним от «Проект Утверждения Нового»). Эти произведения  созданы художником в течение короткого, но плодотворного периода, когда он работал  в художественной школе в Витебске, одновременно с Малевичем. Лисицкий утверждал, что «Проун» – это станция на пути к построению новой формы». «Проун»  представляет собой серию литографий, в которых геометрические формы, накладываясь друг на друга, создают воображаемые пространства в динамике. Эту редкую серию, приобретенную Музеем в 2013 году, зрители видят впервые.

Интересны также эксперименты Лисицкого в создании в стиле кубофутуризма театральных декораций к спектаклю  «Победа над Солнцем» – футуристической оперы композитора Михаила Матюшина на либретто Алексея Крученых, построенной на литературной, музыкальной и живописной алогичности. Это еще один пример совместной работы поэтов и художников, синтеза искусств — слова, музыки и формы.

Новые разработки в области театра представлены также эскизами театральных декораций Александры Экстер.  Художница вдумчиво и глубоко занимается их дизайном. Успех А.Экстер в этом жанре был поводом пригласить ее для создания инновационных декораций и костюмов для известного научно-фантастического фильма «Аэлита» (1924).

В течение  1920-х годов  авангардные  фотография и кино обогнали развитие живописи и скульптуры. Насыщенные революционным энтузиазмом, эйфорией от разрушения старого мира и создания  нового, они переместились  из студии в общественную жизнь. Выставка, представляя глубокий взгляд на советское авангардное  кино, в отдельном зале демонстрирует фрагменты  родоначальников советсого кинематографа Александра Довженко, Сергея Эйзенштейна, Всеволода Пудовкина, Эсфири Шуб, Дзиги Вертова, акцентируя  внимание на достижения в области монтажа, экстремальных крупных планов, необычных ракурсов изображения. В это же время  снова-таки Лисицкий начал свою работу над коллажами  (живопись с фотографией), названную им неологизмом «фотопись».

aleksandr-rodchenko

 

Отойдя от живописи, Александр Родченко нашел новые средства выражения в фотографиях  и книжном дизайне. Он сотрудничал с Николаем Асеевым, Осипом Бриком, Владимиром Маяковским и Сергеем Третьяковым при  создании обложек и макетов  легендарного журнала «Новый ЛЕФ» (1927-28), полный комплект  которого представлен для обозрения. Фотографии Родченко и сегодня поражают своей новизной, горячей эмоциональностью, неожиданностью ракурсов и световых контрастов.  Динамичные фотографии  Родченко той эпохи, такие как «Мать»(1924), «Сбор на демонстрацию» (1928-30), «Пионерка» (1930) и другие, уже тесно соприкасались с  кинематографом. Они  и сегодня поражают зрителей своей изобретательностью. Кстати сазать, Родченко также попробовал свои силы и в кино, в частности, работая с  Дзигой Вертовым над фильмом «Кино-Правда».

 

Идеология революции затронула все аспекты повседневной жизни, от экономики до образования. Наиболее значимые художники, в соответствии с государственными заказами, вскоре стали применять авангардные приемы в пропагандистских материалах,   которые должны были быть легко поняты советской общественностью в целом. Заключительные залы выставки содержат подобные материалы, и в их числе замечательные детские книги, созданные Владимиром Лебедевым и Самуилом Маршаком, сочетающие сбалансированную изысканность кубизма и супрематизма с доступностью.

OLYMPUS DIGITAL CAMERA

 

 

В этих же залах представлены плакаты и киноафиши, в частности, братьев Владимира и Георгия Штейнбергов, которые, как и работы в других жанрах, являясь подлинными  произведениями искусства, показывают возможность радикального использования в них графики и цвета и подчеркивают взаимосвязь между графикой и расцветающей советской кинематографией.

 

el-lissitzky

El Lissitzky (Russian, 1890-1941).

 

 

 

 

Архитектор – конструктивист  Яков Черников использовал свои идеи, чтобы вообразить будущую авангардную культуру нового Советского Союза. Однако его архитектурные фантазии: «101 композиция в цвете», «101 архитектурная миниатюра»  (1933) –  имели такие элементы, у которых уже не было шанса материализоваться: репрессивный режим Сталина в середине 1930-х годов  необратимо положил конец и конструктивизму, всем остальным направлениям авангарда в культурной сфере, представители которых частично  бежали на Запад, а остальные были подвергнуты репрессиям или убиты.

lyubov-popova-subject-from-a-dyers-shop-circa-1914-courtesy-of-the-museum-of-modern-art-new-york-the-riklis-collection-of-mccrory-corporation

Lyubov-Popova-Subject-from-a-Dyers-Shop-circa-1914.-Courtesy-of-the-Museum-of-Modern-Art-New-York-the-Riklis-Collection-of-McCrory-Corporation

 

Виталий Орлов

Author:Виталий Орлов

No comments yet.

Leave a Reply

You must be logged in to post a comment.

Social Widgets powered by AB-WebLog.com.