Cквозь эхо эмиграции

 

 

[quote style=”boxed”]Казалось бы, М.Ю. Лермонтов никак не связан с проблемой эмиграции. Но это только на первый взгляд. Пушкинское общество Америки соединило его с историей диаспоры, да еще так удачно, что об этом стали говорить как о интересном явлении.[/quote]

 

 

 

19 апреля 2014 года  в  публичной билиотеке Mid-Manhattan Library на Пятой  авеню был открыт юбилейный калейдоскоп, посвященный  200-летию  Михаила  Лермонтова.

Третий год подряд  сенат штата Нью-Йорк официально  считает Апрель месяцем русско- американской истории. Более пятидесяти организаций объединились для участия в нем.  Инициатором этой акции выступил Русско-американский культурный центр “Наследие”, который возглавляет Ольга Зацепина.  Именно апрель показался организаторам наиболее подходящим временем для проведения этого месячника, поскольку позволяет связать  русско-американские собрания и вечера с возможностью углубленно изучать традиции России, ее историю и культуру на фоне учебных планов университетов. Преподаватели поощряют посещение студентами подобных мероприятий: это шанс для них погрузиться в мир литературы и языка, в мир истории эмиграции и сохранения своих корней.

Этот год был особенный, устроители постарались показать, нашим англоязычным согражданам неоднородность ” Русского мира”, -объяснить, что далеко не все этнические россияне поддерживают новую доктрину России, а развивают свою уникальную русскую субкультуру в США, имеющую богатую историю. 

Со стороны представителей библиотеки прозвучали лестные слова о добром сотрудничестве  в адрес президента общества Виктории Курченко, профессионального историка, в прошлом доцента педагогического университета. Также прозвучали слова благодарности  в адрес Ильи Вейцмана (Elie Weitsman), на плечах которого огромная работа по устройству и организации подобных инициатив в полюбившемся нью-йоркцам зале на шестом этаже этой библиотеки. Уже много лет, благодаря усилиям Ильи,  систематически проходят мероприятия на русском языке, по самым интересным поводам, на которые он приглашает известных людей, гостей из других стран и проводит рабочую рутину и переговоры максимально толерантно, демократично и интеллигентно. Мы искренне выражаем ему признательность за это.

Яна Ушакова и Виктория Курченко

Виктория Курченко   пригласила двух лекторов: библиографа Анну Калию с рассказом о Лермонтове на русском языке и американку Жаннет Артвей, поведавшей публике о своем отце, Александре Артемьеве, на английском.

Слайд-шоу подготовил и обеспечил директор Поэтфеста Эдуард Щоголев, который упомянул об открытии первого памятника Лермонтову в Нью-Джерси в прошлом году и рассказал о ближайших планах объединения поэтов.

 

Герб рода Лермонтовых

 

Анна Калия, говоря о биографии юбиляра, затронула вопрос известных сведений о шотландских предках, она представила версию о возможных испано-еврейских генах рода Лермонтовых. Сам Мишель проявлял значительный интерес к семейному преданию, ему нравилось свою родословную начинать от барда Томаса-Рифмача. В юности он также ассоциировал свою фамилию с титулом герцога Лермы и написал его портрет.

[quote style=”boxed”]Лермонтов обожал Байрона, напомнила лектор , и он даже не подозревал, что состоит с ним в кровном родстве.[/quote]

 

Конечно, Лермонтов был романтиком, и в основе его миросозерцания лежало одиночество человека в непостижимом макрокосме. Гордая душа поэта тяготела к “Демону”, презрению мелких страстей, условностей, раболепия, хотя в жизни часто было наоборот.  Его Мцыри гибнет в цветущей молодости, в первом порыве к воле и счастью; этот могучий порыв успевает поднять своего героя до идеальной нравственной высоты. Лермонтов создал идеал для самого себя и для всех последующих поколений, готовых рисковать собственной жизнью ради выстраданных идеалов.

Подробно были освещены вопросы, связанные со стихотворением  “Смерть поэта” и его роковой роли в судьбе молодого гусара. Именно строки этого произведения повлекли ненависть Николая Первого, в результате чего он  был сослан  на Кавказ и там участвовал в боевых действиях. Поэт безуспешно попытался получить отставку, эти обстоятельства жизни добавили немало отрицательных эмоций в его переживания и отразились на его манере поведения. Загадочная смертельная дуэль, на этом фоне, продлжает будоражить исследователей и заставляет их обращаться к  новымс версиям гибели Михаила Юрьевича.

Жаннет Артвей

На лермонтовском вечере Виктория Курченко, в течение нескольких лет исследовавшая архив Пушкинского общества, представила публике документы о праздновании лермонтовских юбилеев в 1930 – 1950 годы, продемонстрировала открытку, изданную Пушкинским комитетом Америки, и рассказала о том, что в Нью-Джерси в 1926 году осели офицеры Белой армии. Они чтили Лермонтова, так как он был для них олицетворением старой России, символом чести, верности отеческому долгу. Местность эта называлась Сосновая пустошь. Ее выкупили и создали ферму РООВА – Русское Объединенное Общество Взаимопощи Америки. Игорь Иванович Сикорский, знаменитый производитель самолетов и изобретатель вертолета, на этой ферме имел свой аэродром. Он же (наряду с другими) возглавлял фонд Пушкинского Общества. “Сегодня, – сказала В. Курченко, – мы хотим вам представить коллекцию фотографий Жаннет Артвей.

Архив Жаннет

Это уникальное собрание ее отца, Александра Артемьева, который оказался в США в 1922 году. Александр проживал на ферме РООВА, впоследствии стал архитектором и снимал квартиру на Манхэттене, был  фотографом, что по тем временам было большой редкостью. У нас есть возможность прикоснуться к этим удивительным снимкам. Это наш Нью-Йорк, быт русской эмиграции и поселок офицеров.” Надо добавить, что  это именно то место, где стоит первый памятник А.С. Пушкину в городке Джексон, Нью-Джерси. Мы неоднократно бывали там и очень удивились, узнав, что РООВцы создали Пушкинский Дом престарелых, для мужчин, причем, он сохранился до сих пор.

На экране вновь появились документы архива, как связующая нить двух тем. Эмигранты в Америке уделяли особое внимание  празднованиям лермонтовских юбилеев на чужбине.

Ведущие предоставили слово Жаннет Артвей. Она была взволнованна, тепло комментировала исторические фотографии, вспоминая свое детсво и юность, биографию отца.  Из далекого Гомеля он попал в русский поселок , сумел получить работу рулевого  на судне, затем учился и сдал экзамены на помощника капитана.

Портрет Александра Артемьева

Таким образом Александр Артемьев (Артвей) имел возможность увидеть мир – его рейсы были международными. Зарплата моряка позволяла неплохо содержать семью, он увлекся фотографией. Постепенно фокус его снимков переместился в сторону архитектуры и он стал заниматься  в университете Нью-Йорка (NYU ), но по-прежнему бороздил  водные просторы земли. Отец Жаннет стал инженером и архитектором, с пиететом снимал растущие на его глазах небоскребы. Коллекция этих фотогорафий и была показана.

Госпожа Артвей выучила стихотворение Лермонтова, готовясь к своей презентации. Она была очень рада сотрудничеству с  историками эмиграции из Пушкинского обществе в Америке.

Еще одна гостья программы – Наташа Черни, американка – два года назад узнала об архиве из Интернета. Внучка композитора Владимира Дроздова, участника юбилейных торжеств 1937 года в Нью-Йорке, она нашла своего дедушку в списках Пушкинского комитета. Наташа подарила диск с записью сонаты, связанной с лермонтовским творчеством. Под сонату В. Дроздова на вечере прозвучали гениальные поэтические миниатюры.

Их представила Наталия Пиллер:

 

“Еврейская мелодия”

Я видал иногда, как ночная звезда

В зеркальном заливе блестит;

Как трепещет в струях, и серебряный прах

От нее рассыпаясь бежит.

Но поймать ты не льстись и ловить не берись:

Обманчивы луч и волна.

Мрак тени твоей только ляжет на ней —

Отойди ж — и заблещет она.

Светлой радости так беспокойный призрак

Нас манит под хладною мглой;

Ты схватить — он шутя убежит от тебя!

Ты обманут — он вновь пред тобой. 

Во второй части были показаны документальные фильмы режиссера Эл Эрсбурн. И хотя они не имели отношения к теме Лермонтова, но напрямую затрагивали жизнь эмигрантов.

[quote style=”boxed”]В целом, программа хоть и получилась несколько эклектичной, она имела своеобразную изюминку. Трогательным был отклик американцев, осознавших в себе русские корни. Мы воочию убедились в том, что такое взаимодействие культур.[/quote]

Анна Немеровская.