Интервью с Николаем Журавлем
вела Татьяна Бородина
Киев-Нью-Йорк, декабрь 2019г.

Часть 1.

Беседа в Киевской мастерской художника Николая Журавля происходит в канун католического Рождества, в преддверии Нового года, так что никуда не деться от искушения поговорить о годе уходящем, загадать желания и обдумать планы на будущий. К разговору располагает уютная мастерская-мансарда с видом на Крещатик, мистический серый кот с янтарными глазами и златокудрая муза и творческий соратник, талантливый фотограф – жена художника. 

Я узнала этих людей чуть больше года назад, но кажется, что знакомы мы вечно. Это волшебство Киева, и необъяснимое духовное родство киевлян и, безусловно, удивительные художественные работы Мастера дарят магию взаимопонимания и узнавания. 

Николай Журавель за работой

– Коля, у тебя был очень насыщенный и плодотворный год, я и представить себе не могу, как ты успел так много за какие-то 365 дней! Что было наиболее значимым для тебя в 2019? 

– Действительно, этот год был достаточно насыщен важными для меня выставками и работами. Первую половину года шла интенсивная подготовка, я экспериментировал с идеями,  делал новые работы и доводил те, что начал раньше. Было много физической и творческой работы (смеется).

Потом пошел выставочный период. Осенью состоялась выставка  Contemporary Art в Техасе, в Хьюстоне, которая прошла очень успешно – были проданы все привезенные мной работы.

Выставка Texas Contemporary Art 2019

Сразу же после Техаса мы отправились на выставку во Флоренцию. Заехали в Киев буквально на один день. На флорентийский некоммерческий Биеннале группа украинских художников попала, выиграв конкурс, и это было здорово. Заявку на конкурс подала львовская галерея “ST•H Gallery”.

Нас было пятеро – четыре художника из Львова: Сергей Гай, Володя Богуславский, Денис Струк, Ольга Кузюра и я из Киева. Причем, Сережа Гай и Володя Богуславский за живопись получили медали – бронзовую и золотую.

На выставке во Флоренции, 2019. На фото слево направо: Зиновий Стащищин, Екатерина Гай, Людмила Лысак, Юлия Петляк, Сергей Гай, Николай Журавель, Денис Струк, Оксана Полатайчук, Ирина Проценко, Владимир Богуславский

А я, вернувшись из Флоренции, занялся подготовкой к моей большой персональной выставке в Киеве. Она открылась в декабре в Музее истории  Киева и продлится до начала января. Она называется “Живопись и Левкас Николая Журавля”, ну и скульптура на ней тоже представлена.

Николай Журавель с женой Дашей и сыном Мишей и иколай Евтушенко, на открытии персональной выставки в Киеве, 2019

-Это можно назвать арт-марафон, но насколько я знаю, ты назвал не все свои большие выставочные проекты 2019, а только последние. Ты же в этом году получил первый приз на Украинском Биеннале левкаса.

– Да,…действительно, было. В этом году состоялось  Украинский Биеннале, и в нем принимали участие художники всей Украины и я получил первую премию.
В 1998 году я участвовал в Первом Триенале живописного искусства  Украины и получил первую премию и золотую медаль за работу, а спустя 18 лет, снова участвовал и снова выиграл первое место. Мне было даже как-то неудобно, что я выиграл второй раз… Но мне сказали, что лучше работы, к сожалению, не было, чем твоя. Мне приятно это, честно говоря (смеется).

На Всеукраинский Биеннале, 2019

-Насколько я знаю, тебя считают художником, который возродил технику левкас в современном виде. Это древнее искусство, но ты дал ему новую жизнь, современное осмысление.

-Действительно, этой техникой я занимаюсь давно, разрабатываю, трансформирую, пробую новые технологии, и каждые несколько лет у меня появляются уникальные наработки в этой области.

Если сравнивать мои работы  1991-95 годов  или мои первые пробы, то конечно, они очень сильно отличаются от нынешних. В первую очередь тем, что они модернизированы, технически отшлифованы в плане дизайна, эстетики. Они, скорей, близки к современной архитектуре, их можно ассоциировать со стилем hi-tech архитектурных сооружений, в которых преобладают формы из бетона, металла, стекла, керамики. Иногда я использую интересный камень или другие необычные материалы.

Для моих современных левкасов очень важно освещение – боковой направленный свет, который подчеркивает фактуру, объемы, при которых даже тени начинают работать. Благодаря этому работа получается живой, а не застывшей. Мои левкасы балансируют на грани скульптуры, рожденной из живописи и графики. В них соединено несколько техник, несколько видов искусства.

Информационная справка: Техника Левкас – древняя египетская 6-ти тысячелетняя техника, которая изначально использовалась в оформлении саркофагов, в которых мумифицировались фараоны и т.д.

Позже эта техника нашла широкое применение в области изобразительного искусства на территории Европы (Византийская культура и средневековая живопись). Основа левкасной техники – это деревянный щит, прокрытый клеем (желатином или осетровым клеем) и пастой на основе клея – желатина и мела с последующим нанесением темперной или масляной краски.  Эта техника используется также в деревянной скульптуре и рельефах и очень органично сочетается с различными видами металла.

-Ты создаешь свои работы на деревянной основе, как раньше создавались иконы на доске?

– Лучше всего на дереве – это классика. Подготовка – это целый процесс:  склеенное дерево, прошитое с обратной стороны специальными клиньями, которые необходимы, чтобы дерево не начало крутить со временем. Затем наносится основа, в ней используется клей, мел, потом все шлифуется, обрабатывается, формируется толщина слоя, на котором затем пишут работу. Чтобы картина была долговечной, должна быть прочная твердая основа. На холсте все потрескается. Для него нужна другая техника – я использую только объемные шлифованные детали из левкаса, которые прикрепляю к холсту различными способами. Но цельный левкас я всегда делаю только на дереве.

Но я люблю работать в обеих техниках: цельные левкас на дереве и объемные детали на холсте. Это мои две параллели, они взаимосвязаны и визуально отлично работают друг с другом на выставках. Вот, к  примеру, как на моей персональной выставке в «Музее истории Киева».

Эта выставка произвела фурор. Было очень много откликов и от художников, и от арт-публики и экспертов, и от просто знакомых и малознакомых людей. Мне очень приятно, что многие считают, что это самая лучшая выставка, чуть ли не за всю историю этого музея. И я испытываю какую-то особую радость и гордость от этого.

ПЕрсональная выставка в Музее Киева, 2019

– Ты давно не делал таких больших выставок в Киеве?

– Да, в Киеве я давно не делал больших выставок. Поэтому Киев был в ожидании, и вот эта выставка произошла. И большие форматы моих работ, и новые решения. И подана она прекрасно в огромных залах с отличным светом.

– Коля, но у тебя была еще одна персональная выставка в 2019! В музее Современного искусства имени Виктора Корсака, в Луцке. Насколько я знаю, сейчас он считается чуть ли не самым хорошим музеем в Украине.

– Да, действительно, была персональная выставка в Луцке. Это была огромная мощная выставка. И очень успешная, кстати.

– На ней были показаны те же работы, что в Киеве?

-Только частично, большую часть новых работ я сделал специально для киевской выставки.

-Расскажи пожалуйста свои впечатления от музея Корсака, ведь это явление в украинской культурной жизни.

– Это очень большой и современный, хорошо оборудованный музей. И это при том, что  в Луцке живет  всего 200 000 человек!  Но публика на выставки приезжает из Львова, из Киева, других больших городов, из-за рубежа. Это самый большой частный музей в Украине, на сегодняшний день.

Музей современного Украинского искусства им. Корсака, Луцк, 2019

Его основатель – Виктор Корсак. Он очень верно  подошел к музейному делу, к организации. Когда он решил основать музей, то сначала, на три месяца закрылся у себя в кабинете и скрупулезно изучил музейное дело.  В результате получился отличный музей, в котором проходят регулярные выставки.  Музей приглашает художников и делает для них выставки, помогает продать работы, иногда, если работа его сильно впечатлила, покупает сам. Он делает все чтобы поддержать художника, дать ему возможность работать, творчески совершенствоваться, и тем самым Корсак поддерживает развития украинского современного искусства в целом. Это благородная миссия и уникальный опыт в Украине.

Сам Виктор Корсак – хирург. Кроме того – бизнесмен, у него своя школа бизнеса, он там лекции читает, и он практикующий врач. То есть, разноплановый и очень интересный человек. Его отец был писателем, после его смерти Виктор основал литературную премию имени Корсака. Именно благодаря таким людям может развиваться искусство, наука, образование, как во всем цивилизованном мире. Он вкладывает в развитие. Когда у нас появляются люди такого порядка, я всегда радуюсь.

– На выставке в Музее Киева меня поразил твой левкас “Тайная Вечеря”.  Как известно, ты создал эту работу для выставки во Флоренции, тема которой была “Творчество Леонардо да Винчи”. Должно быть, она произвела впечатление на итальянскую публику.

– Да, произвела и на итальянцев, и на других.  Китайцы и эксперты бегали возле работы кругами (смеется).

Специально для этой выставки я сделал объемный рельеф «Тайной вечери». Это левкас, состоящий их двух частей, выполненный на досках. Работа большая – около 3 метров длиной и 1.20 м шириной.
«Тайная вечеря» Леонардо да Винчи находится в Милане, я решил продолжить тему этой картины в современной интерпретации, с точки зрения и через призму творчества Николая Журавля.

Николай Журавель на выставке во Флоренции, с леваком “Тайная вечеря”

Я создал образ сферических фигур, со сферическими лицами, совершенно абстрактный, без черт лица. Это моя трансформация, мое обобщение. Цель была достичь максимальной абстракции, но оставить фигуративность образов.

Я хотел подать «Тайную вечерю» в современном контексте 21-го века. Любая  вечная тема, как материнство или «Тайная Вечеря», или Распятие, проходит через века. И каждое поколение художников оставляет на ней свой отпечаток. Каждый художник в своем творчестве хоть раз, но подходит к одной из вечных тем.  И это очень важно. Повторять стилистику, идею того, что уже было, это не интересно современному миру, нужно осмыслить и сделать свое.

Флорентинское Биеннале 2019

В принципе, современные люди, новое поколение, уже живут в новом контексте, им  близка другая эстетика, иная образная мотивация.  Это важно учитывать, ведь и мы сами меняемся, потому что живем рядом с новым поколением.

Я делал свою Тайную вечерю так, чтобы она звучала в современном контексте мировосприятия.  И я рад, что работа произвела очень сильное впечатление. Возле нее постоянно толпились люди, художники, эксперты. И особенно китайцы, они усиленно приглашали показать мои работы у них в стране.  Говорят: вам надо у нас выставляться. Я говорю, ну я уже ездил, в Шанхае у меня была выставка, в музее Лю Хайсу. Они говорят, вот и хорошо, теперь нужно приехать с новой выставкой (смеется).

Ну в общем, потрясла эта работа. И мне приятно, что она была понята и замечена.

Ну и сама Флоренция оставила во мне след, и музеи, Уффици и сама среда Италии. Было очень много отложено в моем сознании…

Стоит ожидать новый цикл работ? 

-Думаю, что да. Мы много посмотрели, поездили по округе, побывали в небольших городках, Сиена и других. Почувствовали музыку Италии, полей, виноградников, людей. Сельский туризм, эко, аграрный туризм. Это здорово, когда ты можешь попробовать вина домашнего, поесть сыра. И каждый фермер…Ну не каждый, но есть точки, где это делается, и ты можешь остановиться, это очень интересно. (улыбается). И везде элементы искусства, культуры присутствуют, и  этот дух Италии, как в фильме Бертолуччи.

В Италии

– Для художника Италия необходима.

– Я считаю, да. атмосфера, да. Но, если говорить об  арт-рынке, то в Италии он минимальный. На мой взгляд он смещен в сторону таких городов, как Берлин, Лондон, Нью-Йорк, Майями, Базель.

Арт-рынок там, где корпорации, где штаб-квартиры больших компаний. Вот как в Нью-Йорке – арт-среда мирового уровня. Не случайны же галерейные кварталы Челси. И музеи великолепные, и всё находит свое место. И Гуггенхайма, и МоМа.  Это ни с чем несравнимо.

Начинать можно в любом месте, но  мечта художника  – это Нью-Йорк. Только там его откроет мир.

Хотя я люблю Киев, я люблю работать в Киеве, лучше чем здесь, мне нигде не работается.

Я как-то работал в Нью-Йорке, месяц жил в мастерской, была такая возможность. Но  было какое-то депрессивное состояние . Может это связано с тем, что я первый раз приехал. Потому что Нью-Йорк в первый раз ошарашивает тебя, и ты не знаешь, что делать. И ты в таком состоянии, что, вроде бы, много людей, и в то же время не с кем поговорить. Какое-то двоякое ощущение.

Потом, когда стал чаще приезжать, я почувствовал Нью-Йорк с другой стороны. И сейчас мне очень нравится Нью-Йорк, и  депрессухи никакой нет. (смеется)

– Может быть, и Нью-Йорк будет темой твоего нового цикла работ? 

– Да, будет. Я иногда думаю, что живу тем, что однажды приеду в Нью-Йорк, и будет представлено мое творчество на большой выставке. Ведь, судя по реакции на мои американские выставки, там всегда есть клиенты, всегда  я понятен людям, которые живут в Нью-Йорке.

 – Кстати, в 2019, мы тоже сделали в Нью-Йорке несколько выставок, в которых Николай Журавель показал свои работы. Две были организованы International Art Alliance и четыре нью-йоркской галереей Saphira and Ventura. И отклики всегда были восторженные. Так что и мы тоже готовим почву для большой выставки Журавля в Нью-Йорке. 

На выставке в музее MORA, Jersey City, New Jersey, 2019

–  Это благодаря тебе Татьяна, потому что ты молодец, ты хороший организатор, ты хороший куратор и очень энергичный и думающий человек, с хорошим вкусом и чувством. От этого многое зависит. И подход у тебя правильный.

– Ну вот выходит, я на комплимент напросилась (смеется).

– Какой тут комплимент, это правда. И выставки были хорошие и результаты хорошие.

– Спасибо тебе на добром слове.
Что и говорить, Коля, год у тебя выдался, действительно, очень насыщенный и успешный. Но судя по всему, он был все же подготовительным к еще более успешному и плодотворному году – 2020. Чего я тебе желаю и верю, что мои пожелания исполнятся.

Продолжение разговора с Николаем Журавлем через неделю. Речь пойдет об образах и персонажах, населяющих картины художника, об их византийских корнях, о символах и их магии.