Народный артист Украины Иван Бернатский

 

 

[quote style=”boxed”]Народный артист Украины, Иван Бернатский – автор идеи и хозяин небольшого музея народного украинского костюма при церкви святого Юра в Нью-Йорке. Причем, двери своего музея Иван Иосифович с радостью открывает для одного – двух-трех посетителей и всегда готов рассказать о его экспонатах. Адрес музея (30 East 7th Street, New York). Этот район Нью-Йорка называется ” Украинской деревней”. Здесь проходят ежегодные фестивали украинской культуры, рядом – известный магазин “Сурма” (Горн), неподалеку – украинский музей, Народный дом, Украинский банк и другие организации.
Иван Бернацкий, известный общественно-культурный деятель, в прошлом, актер Львовского театра им. М. Заньковецкой. В Нью-Йорке он организовал Драматический театр-студию, является ее художественным руководителем, режиссером, театральным педагогом и актером. Не менее важна, его миссией распространеня знаний об украинской народной культуре и коллекционирование предметов украинского национального костюма.
[/quote]

 

 

Наш специальный корреспондент Михаил Маслобойщиков побывал на премьере ” Гайдамаки”, поставленной в Нью-Йорке в честь юбилея Т.Г. Шевченко, посетил Музей украинского костюма и поговорил с Иваном Бернатским как о его уникальной коллекции, новом спектакле, так и о жизни украинской диаспоры в Нью-Йорке.

– Иван Иосифович, какова история вашего переезда в Нью-Йорк?

– Я приехал в Нью-Йорк по приглашению украинской диаспоры. Это были гастроли львовского театра им. Заньковецкой. Мы приехали с театром на гастроли с вертепом, я играл колядныка. Случилось так, что когда мы проходили эмиграционный пункт, мне поставили визу на год, в то время, когда всем дали только на 22 дня. Вот я и подумал, а вдруг это не просто так, может быть, это знак мне свыше. Я и остался, честно говоря, сам не знаю почему. В то время во Львове, нам уже 9 месяцев не платили зарплату, но, причина была не в этом… Меня материальная сторона совсем не волновала.

– Что стало главным для вас в Америке?

-Я нашел Бога. Я не просто его нашел, открыл его глубже, познал его. Здесь я нахожу время на молитву, я никогда не делал этого раньше. Я ни на йоту не жалею, что покинул театр. Приезд в Америку спас мою душу, он шлифует ее и сегодня. У меня есть семья, дети, внуки, я не был не счастливым человеком, но счастье не в этом. Я думаю, что счастье – это разговор с Богом. Тут меня приняла церковь Святого Юра, разрешила мне организовать театральную студию с протоиегуменом Филиппом Сандрыком. Бернард Панчук – этот удивительный человек, сейчас поддерживает театр, музей и лично меня.

– Как сложилось, что вы открыли музей костюма? Вы давнишний коллекционер старинной украинской одежды?

– Я профессиональный актер, народный артист Украины, театр имени Заньковецкой во Львове, я там сыграл больше 100 ролей. Но с 7 лет я влюблен в старинные рубашки и мамины коралловые ожерелья. У нас была большая богатая семья – 8 детей. Коралловые ожерелья и иконы были настоящим богатство во Львове,  чтобы купить их, нужно было пол морга поля продать. (Примечание. Могр – единица измерения земли). Папа мог себе это позволить и, слава Богу, я вырос таким, что ценю и храню их.

 

[quote style=”boxed”]Сейчас в церкви Святого Юра выставлена коллекция “Маруся Чурай”, которая состоит из 18 манекенов, я хочу посвятить ее 80-ти летию Лины Костенко. Всем этим рубахам около 100 лет, тут есть экземпляры и 1902, и 1910 и 1920-х годов. Тут масса всего: костюмы, плахты, каретники, фартуки, пояса, кораллы. Обратите внимание на головы: каждому из манекенов я придал свой характер из цветов, платков, поясов и лент. Я просто влюблен в свою коллекцию и свою фантазию.[/quote]

 

 

Станиславский говорил: “Любите искусство в себе, а не себя в искусстве”. Я считаю наоборот. Поэтому, я не разрешаю людям, которые не разбираются в искусстве, лезть своими грязными руками в мою душу. Бог указывает путь человеку к коллекционированию, это очень тяжелая робота.

Эти рубахи и плахты требуют любви, их нужно стирать руками в особом мыле. Хранить их –  большая ответственность, потому что они неповторимы, уже не вышьешь борщаговской сорочки, залищенской или буковинской, не сделаешь гуцульской згарды так, как это было когда-то. Это все, к сожалению, уже отмирает, отходит и, увы, очень много экземпляров уже вывезено за границу. Люди, которые когда-то покупали эти одежды и хранили их в сундуках, зная им цену, умирают, а их потомки, не представляя ценности таких вещей, просто выбрасывают эту бесценную одежду. Я по крупицам собирал коллекцию, покупал одежду у женщин, которые получили ее от своих матерей и бабушек. Те элементы, которые были пошиты уже сейчас тоже уникальны, каждый из них, действительно коллекционный, авторский, эксклюзивный.

Костюмы: Черновцы, Ивано-Франковск, Буковина. Фото Т. Бородиной

[quote style=”boxed”]По традиции, когда шились эти народные костюмы, использовались те материалы, что были под руками, то, что было доступно в тот момент, поэтому вся одежда очень красивая и очень разная. Не бывает двух одинаковых рубах, они никогда не повторяются, женщины, что их шили, вкладывали в них свою индивидуальность и душу. Плахты, в основном, ткались в Миргороде и дошивались уже вручную, девушками, мамами. У меня в коллекции больше 1000 рубах. Самые красивые, пожалуй, из Косовского районна, село Вэрбивець.Все, что я нашел и купил, не всегда было в отличном состоянии, но я все восстановил. Я, к сожалению, вышивать не умею, но одежду реставрирую хорошо.[/quote]

Костюмы Гуцальщины и Буковины. Фото Т. Бородиной.

– Да, есть конечно, но мудрые современные модельеры все-таки за основу берут классические образцы. Олена Стахурська вот, например, недавно выпустила отличную книжку об украинских костюмах. В скором времени, хочу устроить еще одно fashion-show, в этот раз у меня будут 35 моделей в красивой старинной одежде, под хорошую музыку, будет интересно.

 

От Редактции: Год назад, в рамках мероприятий Женского Клуба при Организации Объединённых Наций,  прошел показ старинного украинского костюма (Antique Ukrainian Women’s Attire Fashion Show) из коллекции Ивана Бернатского. Репортаж об этом событии смотрите и читайте здесь.

 

 

 

В начале марта в Украинском доме, прошла премьера спектакля “Гайдамаки”, в котором Иван Бернатский выступил и режиссером и актером. После спектакля нам удалось задать режиссеру несколько вопросов.

– Был ли выбор пьесы для сегодняшней постановки созвучен событиям происходящим сейчас в Украине?

– Абсолютно. Многие считают и я с н ими согласен, что Шевченко сегодня невероятно актуален и современен. Хотя, для меня он всегда был актуальным.

Вы видели спектакль и обратили внимание на лестницу, что стоит по центру сцены на мешках, – это же и есть барикады Майдана. Шевченко осуждает кровопролитие, в спектакле я добавил роль автора, он бьет и обнимает Гонту за дурную присягу и жалеет его.

– Кто ваша труппа?

– Я – единственный профессиональный актер в студии, остальные не профессионалы: люди которые работают на тяжелых роботах, смолят крышу, режут мрамор, кто-то ухаживает за детьми, кто-то учится, а после работы, переодеваются и приезжают ко мне на репетицию. Мы тут делаем большое дело и речь не в деньгах.

– Что или кто вдохновил вас на эту постановку?

– Лесь Курбас, мне понравился его ход, – ввести в историю думы поэта. По большому счету я не реалистичный режиссер. Батальные сцены у меня, скажем,
без слов. Я музыкой, светом, актерской пластикой добивался эффекта страха, который происходит во время кровопролития, зачем там текст?

– Чем отличаются украинцы в Америке от украинцев на родной земле?

– Тут люди острее воспринимают расстояние. Я тоже через это прошел – депрессии, сны. Но вместе с тем, кто тебя тут держит? Бери билет на самолет и лети в Украину. Но, на самом деле, все это не просто….

– А есть ли какая-то разница в ментальности?

– Дети, которые сюда приезжают, адаптируясь быстро становятся американцами. И это понятно, они живут в среде сверстников – американцев, в школах бщаются на английском, в субботнюю украинскую школу,  не очень хотят ходить. И их нельзя в этом винить. Есть семьи, которые очень свято относятся к традициям и к языку, но раз их приняла Америка, то они и этому государству должны быть благодарны. Я люблю все свое: традиции, песни, колядки, Водохреще, Ивана Купала. Но лично мне Америка дала возможность отшлифовать себя, понять для чего должен жить человек, ни хлебом един. И в этом осознании я очень
счастлив.

 

 

Благодарим Ивана Бернатского за интересное интервью.

Интервью вел Михаил Маслобойщиков.

Фотографии Михаила Маслобойщикова.