Нина Аловерт

[box][quote]За последние два месяца перед началом сезона АБТ в Метрополитен Опера наиболее интересными были гастроли театра Марты Грэм. Латиноамериканские вечера открывались выступлением Кубинского ансамбля Ballet Rakatan. Кубинские театры и ансамбли постепенно стали все чаще гастролировать в Америке в связи с улучшением отношений между странами. Кубинский театр показал программу кубинской музыкально-танцевальной культуры, впитавшей в себя начиная с 16 века, африканскую этнику, джаз, мамбо, румбу, ча-ча-ча и другие. Танцы шли под аккомпанемент группы Turquino, расположившейся прямо на сцене, с участием прекрасных певцов, исполнявших народные песни. Танцы (особенно во втором отделении) определенно напоминали постановки Алвина Эйли, основателя знаменитого театра черных танцовщиков в Америке.[/quote][/box]

Havana Rakatan

Havana Rakatan. Photo by Johannes Granseth

 

Американская танцовщица и хореограф Марта Грэм (1894-1991)  является величайшей личностью в мировом театре танца. А как создательница направления танца модерн в Америке, Грэм навсегда останется гордостью и славой американской культуры.

Созданный ею театр продолжает существовать и, как показали последние гастроли, находится сейчас на подъеме. Марта Грэм сочинила около 180 балетов (в основном – одноактных). Для своих произведений Грэм постоянно использовала мифы Древней Греции, библейские сюжеты, легенды американских индейцев, Японии, Европы, а также поэзию и литературные сюжеты. Хореография Грэм основана не на классическом танце, хореограф стремилась дать телу танцовщика наибольшую свободу в воспроизведении эмоционального состояния. Грэм никогда не использовала элементы классического танца в своих постановках, как это постоянно делают современные модернисты. Набор ее движений несколько ограничен, но при этом ее спектакли до сих пор оказывают более мощное впечатление на зрителя, чем многие балеты ее последователей. Джанет Эйльбер, в прошлом – одна из главных танцовщиц театра, руководит труппой, по-видимому, с большим пониманием как творчества Грэм, так и положения театра в современном мире.

141010_MarthaGrahamCo_Lamentation_PeiJuChienPott_QueensTheatre_Christopher.Jones_006

“Lamentation” танцует Педжи Чен-Потт Фото: Кристофер Джонс

 

Программа была составлена замечательно. Естественно, были выбраны несколько шедевров Грэм: ”Lamentation” на музыку Золтана Кодали, номер, который Грэм когда-то сама танцевала. “Errand into the Maze”на музыку Минотти (иногда  в России его называют «Лабиринт»). Грэм использовала миф об Ариадне и Минотавре. Но поводом для создания балета был страх, который пережила сама хореограф, когда самолет, в котором она летела, потерпел крушение. Тогда она и создала балет о девушке, которая плутая по лабиринту, встречает Минотавра и, преодолевая страх, побеждает чудовище. Этот балет с успехом танцует на своих вечерах Диана Вишнева, осваивавшая технику и стиль Грэм с танцовщиками ее театра.
Впервые за последние 4 года труппа станцевала один из шедевров Грэм – «Закрытый сад» (иногда переводят как  «Сад Эдема») 1958 года. На самом деле – это сад страстей, где форма, как будто предугаданная изначально, все время «взрывается» неожиданными поворотами фантазии Грэм.  Грэм поставила (и сама создала костюмы) эту фантазию на библейскую тему об Адаме и Еве на музыку Карлоса Суринаха. Декорации создал знаменитый скульптор Ногучи, друг Марты Грэм.

EN Errand in the Maze

“Errand in the Maze” (“Лабиринт”) Педжи Чен-Потт,, Бен Шульц Фото Бриджид Пиерс

Когда открывается занавес, зритель видит две пары действующих лиц в разных углах сцены. В правом дальнем углу, в экзотическом «саду», созданном фантазией Ногучи (похожим также на камеру, огороженную тюремной решеткой), Адам взирает на Еву которая беспечно расчесывает гребнем волосы.  В левом переднем углу двое злорадно наблюдают за этой идиллией: под одиноким деревом без листьев расположилась эффектная танцовщица в желтом платье, которая держит в руках красное яблоко. На ветке дерева – полуобнаженный красавец-мужчина. Это Лилит и Сатана. Лилит, по еврейскому мифу,  – первая жена Адама, которая была у него до Евы и бросила его. У Лилит огромная и не очень симпатичная биография, которой наделили ее в разные времена люди разных верований. Она и убийца детей, и мать демонов…

В эпоху Возрождения Лилит превратилась в прекрасную, но коварную соблазнительницу. По некоторым мифам, оставив Адама, Лилит стала женой Сатаны. По-видимому, эту версию и использовала Грэм. И как всегда, Грэм  создала  поразительные и точные хореографические образы. В балете мужчина, сидящий на дереве, назван Незнакомцем. Но когда внезапно, скользнув всем телом вниз по стволу, зацепившись ногами за ветку, он «шепчется» с Лилит, следя сияющими глазами за безмятежной парой в фантастическом саду, вы видите Змея, дьявола-искусителя. Затем  Лилит и Сатана буквально «взрывают» безмятежную жизнь Адама и Евы. Сатана без труда совращает наивную, но сексуальную Еву, «терроризирует» Адама. Танцует Лилит, дразня Адама и Еву яблоком, меняются пары, страшный незнакомец нависает над Адамом…  Адам пытается оттащить Еву от Незнакомца и Лилит… потерявшая голову Ева бьет по щекам Адама… бедный, ничего не понимающий Адам падает в отчаянии плашмя на пол… взвивается вверх змей… мешаются розовое и желтое платья танцовщиц… В вихре неожиданных ситуаций и эмоций Адам и Ева осознают свою любовь. Евой овладевают почти материнские чувства к бедному, запуганному Адаму, который ее прощает.  Адам и Ева возвращаются в свой райский сад, но уже никогда не будут теми наивными детьми, которых мы видели в начале балета.  А в левом углу сцены за ними по-прежнему наблюдают Сатана и Лилит. Мизансцены почти повторяют начальные. Любовь вечна, но вечно и зло. А райский сад – арена любовных сражений.

EN Garden   Photo Alovert (1)

Адам – Оливер Тобин, Ева – Мария Дашкина-Маддакас, Сатана – Маурицио Нарди. Фото Нины Аловерт

 

Эти застывшие в выразительных позах герои, это остановленное время – не менее яркий  театральный прием в постановках Грэм, чем сам танец. Точнее: все в произведении Грэм –танец, скульптурные позы, жест, костюмы, движение костюмов и сочетание цветов – не менее важно, чем музыка, свет и оформление. Все вместе создает спектакль потрясающей эмоциональной силы.  Оказывается, «молчание», пауза могут так же говорить зрителю о глубинах  трагических страстей в человеческом сердце, как и сам танец.

Из ее театра в свое время вышли создатели знаменитых теперь танцевальных модернистских трупп, такие, как Мерс Каннингем, Пол Тайлор (оба танцевали в ее труппе), ее творчество оказало влияние и на более молодых хореографов танца модерн, в том числе на Твайлу Тарп. Но меня всегда поражает, что все они восприняли от Грэм только созданную ею школу танца модерн и отказались от одной из основных идей Грэм – от создания спектакля, когда музыка, сюжет, свет, цвет, сценография, костюмы (умение танцевать в этих костюмах), режиссура – все служило одной цели – созданию театрального зрелища, собственно театра. Не восприняли ее последователи и интереса к человеческой личности и ее страстям (конечно, ни у кого из них и не было такого грандиозного творческого дарования, как у Грэм).

EN Graham Garden

Лилит-Кэри Эльмор Талитч, Адам – Абдиел Джакобсен. Фото: Бриджид Пиерс

Труппа производит прекрасное впечатление. Я видела разные составы исполнителей и не могла бы ни одному отдать предпочтение. Поражает, до какой степени естественно каждый артист в любой роли осмысленно существует на сцене.

Я рада, что, несмотря на все перемены в балетном мире, которые несет нам ХХI век, театр Марты Грэм остается хранителем вечных ценностей в искусстве.

Я использовала фотографии «Закрытого сада» с артистами прежних составов, которые я делала раньше.

Автор материала Ни́на Никола́евна Алове́рт  — мастер балетной фотографии и театральный критик, автор и оформитель многочисленных книг и альбомов, посвящённых балетному искусству и деятелям балета.

Любая перепечатка текста или использование фотографий возможны только с письменного разрешения автора проекта.